Именно такая цель стоит перед специалистом эрготерапевтом. Эрготерапия – это область медицины, если быть точнее – реабилитологии, которая занимается восстановлением утраченных навыков у пациентов, потерявших их в результате болезни или травмы. Пациент мог разучиться двигаться, координировать свои движения и просто заниматься повседневными делами: открывать кран, застегивать пуговицы, шнуровать ботинки. Перед врачом-эрготерапевтом в том числе стоит задача психологической поддержки, ведь, чтобы улучшить качество жизни, надо поверить в то, что это возможно. После этих занятий пациенты вновь начинают самостоятельно ухаживать за собой, частично или полностью возвращаются к трудовой деятельности, полноценно общаются и развлекаются. О том, как протекают занятия по эрготерапии, «Эксперту здоровья» рассказала врач-эрготерапевт Национального центра нейрохирургии (Астана) Наталья Владимировна БОРИСЮК.

– Наталья Владимировна, специалистов вашего профиля в Казахстане
можно посчитать по пальцам. Расскажите, пожалуйста, как вы стали
эрготерапевтом?

– После окончания Астанинского мединститута по специальности «Педиатрия» я несколько лет работала в роддоме неонатологом. А последние 9 лет работаю врачом лечебной физкультуры: сначала врачом ЛФК в Детском реабилитационном центре в Астане, с 2010 года – в Национальном центре нейрохирургии. В нашей работе мы постоянно совершенствуемся. С приходом нового заведующего отделением Жаната Толеубаевича ТАКЕНОВА в 2015 году в нашем отделении была введена методика эрготерапии. Раньше мы могли использовать лишь какие-то приемы из этой методики, сейчас же у нас есть специально оборудованный кабинет с тренажерами для занятий. Обучение на эрготерапевтов мы прошли на базе Детского реабилитационного центра.
Эрготерапевт сочетает в себе такие специальности, как врач по лечебной физкультуре, педагог, социальный работник и психолог. Это очень многогранная работа.

– Как вы объясняете пациентам, чему вы будете их учить?

– Говорим на простых примерах. Если вы в повседневной жизни зависите от своих родственников и вам это не по душе, то вам к нам. Мы помогаем улучшить навыки самообслуживания: воткнуть штырь в розетку, завязать шнурки, почистить зубы. Готовность людей зависит от настроя – если человек в депрессии, то сначала надо вывести его из этого состояния, чтобы работать дальше. Фактически это восстановление функций мелкой моторики. Все то,чему учат малышей, мы заново осваиваем со своими пациентами. Методики, конечно, отличаются.

– Вы работаете с детьми или со взрослыми?

– Можем работать со всеми возрастными группами, методики одинаковые, игровые. Но в основном наши пациенты – взрослые, это связано со спецификой работы Национального центра. Дети в нашем кабинете занимаются редко.

– С чего начинается ваша работа с пациентом?

– Когда пациент после операции, перенесенного инсульта или травмы по направлению невропатолога или нейрохирурга приходит в кабинет эрготерапевта, мы сначала проводим сбор информации по течению болезни и изучаем двигательную сферу. На
основании выписки и осмотра (надо понять, какие двигательные возможности есть у человека) мы делаем заключение, есть ли показания для эрготерапии. Если да, то дополнительно к ЛФК назначается еще этот комплекс.

– Пациент посещает занятия по своему желанию?

– Если человек находится на стационарном лечении, то для него посещение обязательно. Если он приходит в центр на повторный курс, то это же в его интересах посещать регулярно, так как результат надо закреплять. Иногда учитывается не
только желание пациента, но и родственников.

– Как проходит первое занятие?

– Мы тестируем пациента на наших тренажерах, фиксируем, что не получается или получается не очень хорошо, а затем оттачиваем эти движения. Наши тренажеры на-поминают оборудование для занятий с детьми по системе Монтессори.

 

– Какие ограничения есть для пациентов?

– Ограничений почти нет. Для работы с лежачими больными, которых только-только прооперировали, у нас предусмотрен переносной стенд с небольшим количеством тренажеров, который мы сами приносим в палату. Но это будет короткое занятие. В основном пациенты к нам в кабинет приходят самостоятельно или их привозят на колясках. Главное требование, чтобы руки хоть немного работали.

– Как быстро проходит восстановление?

– К сожалению, мы не всегда видим результат нашей работы. Дело в том, что мы показываем, как надо делать, обучаем, но дальше все зависит от применения полученных навыков в жизни, в быту. У нас много иногородних пациентов, которые
уезжают через неделю-две после проведенного обучения. В этом деле важна регулярность.
Когда пациент находится в центре, то мы с радостью отмечаем, что с каждым посещением у него все получается быстрее и четче. Кому-то достаточно 1–2 занятий, кто-то продолжает заниматься дольше.

– Вы учите заново писать?

– Да. Процесс письма является высшим навыком в мелкой моторике, поэтому работа идет постепенно. Мы разогреваем мышцы, разрабатываем суставы, учим держать
мелкие предметы, ложку и вилку, а потом только учим держать ручку и координировать письмо. Это очень сложная работа. Научить взрослого человека писать вновь сложнее, чем первоклассника, потому что некоторые участки головного мозга вследствие травмы или заболевания могут быть изменены.
Почерк восстанавливается не у всех. Наша главная задача – разборчивость написанного – это уже результат. Есть пациенты, у которых речь не восстанавливается, для них навык письма чрезвычайно важен. Важно, что, обучая человека писать, мы стимулируем его речевую деятельность – активизируются участки
головного мозга, отвечающие за речь.
Чтобы объяснить смысл наших занятий, мы часто предлагаем сопровождающим родственникам попробовать наши тренажеры: если человек – правша, то просим выполнить действие левой рукой. Или же написать левой рукой. В этот момент
они понимают, какая колоссальная задача стоит перед их близким человеком. Правда, надо учитывать, что больному человеку из-за нарушений в нервной системе сложнее восстанавливаться, чем здоровому учиться.

– Для того чтобы читать, человеку нужна помощь эрготерапевта?

– Нет. Если у человека нет серьезных поражений головного мозга и проблем со зрением, то он может читать про себя. Обучение чтению вслух с проговариванием – это работа психолога и логопеда.

– Что считается отличным результатом в вашей работе?

– Полное восстановление всех функций происходит не так часто. Но если человек может сам одеться, застегнуться, пользоваться элементарными гигиеническими средствами, например зубной щеткой, то это уже результат. Наша задача сделать так,
чтобы человек мог оставаться хотя бы на некоторое время дома один без угрозы для его жизни и здоровья и мог себя обслужить.

– Вы даете какой-то комплекс упражнений домой?

– Нет. Мы всегда отталкиваемся от бытовых условий человека и его интересов. Женщинам рекомендуем вязать спицами или крючком, вышивать. Мужчинам – перебирать, чистить свои инструменты. У меня был один пациент – страстный рыбак,
который в силу своего заболевания не мог заниматься любимым делом. Мы рекомендовали ему взять все его крючки, почистить, разложить по ячейкам и повторять это регулярно. Также мы часто рекомендуем мужчинам разбирать и собирать мелкую технику. Например, неработающий радиоприемник. Это отличная тренировка – и для ума, и для рук. Надо полученные навыки тренировать: самостоятельно заваривать чай, насыпать сахар, солить блюда, помогать резать салат, вытирать со
стола. Важно понимать, что эрготерапия – это не панацея, а звено в системе восстановления.

– Условно здоровому пожилому человеку может быть полезна эрготерапия?

– В принципе, пожилой здоровый человек не нуждается в наших занятиях. Если пожилой человек справляется с бытовыми делами, то просто рекомендуется поддерживать свое здоровье и навыки.

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *