Оксана Владимировна КУЗНЕЦОВА

1 сентября часть школьников пошла не в свой привычный класс, а в новый коллектив. Переход в новую школу может состояться по разным причинам: желание повысить уровень образовательного учреждения, переезд, конфликт на старом месте. Новая обстановка и люди – это всегда стресс для человека, особенно маленького. Как родителям помочь своему ребенку справиться с волнением и показать себя на новом месте, «Эксперту здоровья» рассказала школьный психолог, клинический психолог, заведующая кафедрой психолого-медико-педагогической службы школы-лицея «Туран» Оксана Владимировна КУЗНЕЦОВА. Специалист по работе с детьми, подростками, семейными парами, в своей работе использующая нейропсихологические и арт-терапевтические методики, также расскажет о специфике работы школьного психолога.

Чем занимается школьный психолог?

Школьный психолог всегда находится на передовой, его задача – решить возникшую проблему очень срочно. В конфликтных ситуациях штатный психолог учебного заведения нередко выступает медиатором. Также нередко ему приходится разбираться, почему конкретный ребенок не осваивает программу. Если частный психолог направлен на более глубинный анализ и длительную форму работы, то школьный психолог должен работать быстро. И если вопрос находится за границей его компетенции, то он обязан перенаправить к сведущим специалистам.

У школьного психолога три направления работы: психодиагностика, коррекционная и развивающая работа, консультативно-просветительская деятельность. Работа школьного психолога строится по модели ученик-учитель-родитель. Психолог не обособленно сидит у себя в кабинете и по отдельности разговаривает с родителем, учителем и ребенком. Психолог соединяет все компоненты для того, чтобы ребенку было легче и лучше реализовать свой внутренний потенциал, помочь справляться с возникающими при учебном процессе сложностями.

Надо ли давать разрешение на работу психолога?

В нашей школе работа построена следующим образом. 1 сентября все дети проходят психодиагностику. Мы получаем письменное разрешение родителей на психодиагностику, коррекционные индивидуальные и групповые занятия, как того требует законодательство. И тестируем ребенка при поступлении/переводе, в начале и конце каждого учебного года. Тест выявляет уровень развития познавательных процессов (мышление, память, внимание, мелкая моторика), мотивационную сферу (то есть желание ребенка учиться или не учиться) и состояние эмоционально-волевой сферы (настроение и ощущения ребенка). В конце года после повторной диагностики данные сопоставляются, чтобы отследить динамику развития ребенка.

Бывали случаи, что родители отказывались от работы психолога с их ребенком. Это нормально. Психолог изучает внутренний мир человека, не все родители в силу своих личных взглядов готовы разрешить впускать кого-то во внутренний мир своего ребенка.

Как работает школьный психолог?

Нормотипичный ребенок, у которого нет сложностей, в кабинете школьного психолога почти не бывает. Обычно дети приходят сюда, если возникают сложности в учебе. Например, стало сложно осваивать материал, беспокоят взаимоотношения с учителями или одноклассниками. По результатам диагностики, наблюдения по запросу родителя или педагога проводится индивидуальная либо мини-групповая работа. Психолог может взять ученика сначала в индивидуальную работу, чтобы натренировать коммуникативные навыки, а потом подключить его к группе из 3–4 участников, где ребенок на большем количестве человек начинает опробовать свои вновь приобретенные навыки.

Это довольно распространенная ситуация. Когда в классе частной школы 25 человек, а государственной – до 40, не всегда получается гармонично выстраивать коммуникации со всеми. Многие современные дети не посещали детсад, находясь дома под присмотром бабушек-дедушек. Когда они приходят в школу, встречают здесь очень много разных людей, каждый со своими особенностями. И ребенок порой не готов воспринимать эту разность, не имеет схем, как общаться с людьми: уступать, стоять на своем, конфликтовать…

В силу нашего времени многие дети не играют во дворе, не получают опыта общественных игр, таких как салки, догонялки, «больница», казаки-разбойники. Таким образом, они нередко к школьному возрасту не научились взаимодействовать со сверстниками и взрослыми не из числа родных.

Например, девочки зачастую не понимают, что мальчики сильнее. Девочка ударяет мальчика, он дает сдачу, она плачет и удивляется, почему ей больно, а ему нет. Что говорить, многие взрослые женщины этого не понимают.

Как психолог помогает адаптироваться?

В нашей школе при поступлении/переводе ребенок проходит собеседование: учитель оценивает его актуальный уровень знаний, затем подключаются психолог и логопед. У всех, кто приходит не в 1-й, а переводом, психолог обязательно спросит причину перевода. Быть максимально честными – в интересах родителей и ребенка. Потому что от причины перевода зависит стратегия адаптации.

Ребенку надо объяснить причину смены школы

Ребенку обязательно надо объяснить, почему он идет в новую школу. Представьте, вас сейчас без объяснений переведут в другую сферу деятельности, где вас будут окружать незнакомые люди, при этом ничего не сказав. У здорового человека возникнет вопрос: «А почему так? Я не видел никаких препятствий, сложностей на старом месте. А меня без моего согласия переводят».

Младшие школьники более спокойные к социальным правилам. В 1–4 классах идет упор на учебу. Ребенок в восторге от того, что может учиться, читать, писать. Это нормальная реакция при переходе от игровой деятельности (до 6–7 лет) к учебной.
Но если переводят подростка, то ни в коем случае нельзя его лишать общения с бывшими одноклассниками. Для подростка (11–16 лет) коммуникация со своими ровесниками – один из главных стимулов. У всех подростков один мотив – общение со сверстниками, проверка границ. Они сами себе задают вопросы: «Кто я?», «Что я?», «На что я способен?», «Как я могу предъявлять себя этому миру?», «Что со мной происходит?»

Особенно большая трагедия для школьника будет, если в старой школе останется его первая любовь, отношения с которой в самом разгаре. Стоит задуматься: настолько ли сильны родительские мотивы, чтобы так резко менять жизнь ребенка?

Я придерживаюсь мнения, что если есть возможность, то ребенка в рамках одного города лучше вообще не переводить из школы в школу. Организовать его доставку в школу на автобусе, такси, еще как-то.

Важно дать ребенку право выбора. Это его жизнь, это ему ходить в эту школу, учиться и общаться там. К сожалению, не всегда бывает, что перевод в другую школу решит какие-то мотивы родителей. Поэтому всегда надо учитывать мнение самого ребенка.

Сменить школу из-за качества образования

Основной мотив родителей: не устраивает качество образования в предыдущей школе. Например, в классе много детей и ребенок не получал ответы на свои вопросы. Или учителя не смогли донести, что математика или русский язык – это прекрасно, в результате у ребенка ухудшились отметки и пропали желание и интерес вникать в предметы.

В этом случае мы всегда рекомендуем ознакомиться с нашей программой. Потому что даже просто при переходе из одной госшколы в другую госшколу могут быть различия в изученном материале. Ребенок может знать где-то больше, где-то меньше. И родителям стоит задуматься: «А чем отличается программа той школы, куда мы переходим? Что нам надо подтянуть, подучить?» Ознакомление с программой школы, во-первых, даст понимание, не меняется ли шило на мыло, а во-вторых, родитель будет знать, чем именно следует позаниматься с ребенком летом и в начале учебного года.

Сменить школу из-за неуспеваемости

К сожалению, случаев, когда ребенок не усваивает программу, очень много. Многие родители думают, что цифра 7 (возраст, в котором детей рекомендовано отдавать в школу) взята с потолка. А ведь именно к 7 годам завершается формирование мозговых структур, которые отвечают за регуляцию поведения, усидчивость, импульсивность.
У нас были случаи, когда приводили в 1-й класс детей в возрасте 5 лет. Ребенок «брал» программу. Но у него из-за перегруза часто случались истерики или начиналась психосоматизация. Ребенок может часто болеть из-за того, что ему сложно учиться, общаться. Дети не справляются не потому, что они отстающие, а потому, что родители поторопили события, отдав их в школу до 7 лет. Неокрепший организм принимал ту информацию, которую должен был принимать позже. В 7 лет и старше он бы справился легко и просто.

Приведу в пример девочку, которую родители отдали в 1-й класс в возрасте 5 лет 7 месяцев. Она вместе со всеми участвовала в обучении, а потом засыпала. Учителя ее не будили, понимая, что ей этот сон нужен сейчас: ее организм восстанавливается от переизбытка информации.

Именно поэтому на этапе подготовки к школе школьные психологи и педагоги разговаривают с родителями, объясняя, что всему свое время. Лучше пусть будет спокойный успевающий ребенок, начавший обучение в 7 или даже в 8 лет, чем невротик с различными психосоматическими заболеваниями, который закончит школу в 14–15 лет. Также это чревато проблемами с самооценкой. Ребенок сам себе задает вопрос: «Почему у них так легко получается, а у меня нет?»

Если такой ребенок уже учится, то мы педагогам даем рекомендации по нагрузке конкретно для этого ученика. Сказать, что это непоправимо, не сгладится с годами, нельзя. Детская психика очень пластичная, ребенок может подстроиться, но надо ли? У нас есть ранние дети, у которых познавательные процессы развиты на очень высоком уровне даже по сравнению с 7-летними нормами, а вот в эмоциональной сфере у них появляются сложности: они более обидчивые, ранимые, восприимчивые. Они сильно тянутся к своим старшим одноклассникам. Это плюс, но это и минус. Надо тянуться к самому себе в первую очередь.

Сменить школу из-за переезда

У нас много случаев, когда детей переводят в нашу школу из-за переезда из других городов Казахстана, из России. В этом случае – особая стратегия. Мы советуем родителям пройтись по школе вместе с ребенком, показать, что есть вокруг школы, дать понять, что вы всегда рядом с ним. Без перегибов, но это действительно важно.

Дело в том, что ребенок может почувствовать себя брошенным в новой школе, в новом городе, в новой стране. Переход в новую школу – всегда стресс: надо изучить новые правила, войти в новый коллектив, придумать, как с кем выстраивать взаимоотношения, определить, кто на что реагирует. У ребенка пока уходят силы на это. А если еще и в новом городе, то у всей семьи стресс. Я стараюсь объяснить родителям, что в этот момент семье надо сплотиться, больше времени проводить вместе. Тогда уровень стресса от нового места и у детей, и у взрослых будет значительно меньше.

Сменить школу из-за конфликта

Смена школы из-за конфликта с одноклассниками и/или учителями – нечасто, но и такое бывает. Сотрудники школы особенно настораживаются, когда перевод происходит в середине года.

Я считаю, что переход в другую школу в конфликте – это самый крайний вариант из возможных. Выбирая этот вариант, какой стратегии мы обучаем ребенка? Мы не учим его решать конфликт – мы учим его избегать, переходя в другую школу. Да, есть ситуации, когда переходить надо – чтобы обеспечить безопасность ребенка, но сначала надо испробовать все остальные варианты. Довольно часто это свидетельствует о том, что сами родители не умеют решать конфликтные ситуации и выбирают новую школу как самый простой вариант.

Ребенок, переходивший по этой причине 2–3 раза, будет не способен решать конфликтные ситуации. Он их или избегает, или не находит конструктивных вариантов решения.

Сменить школу из-за отсутствия контакта

Бывает еще и такая ситуация, что ребенок ни с кем особенно не конфликтовал, но не нашел себя в старом классе. Тогда задача психолога – понять, почему не случился контакт. Была достаточно агрессивная среда, в которой ребенок не смог прижиться, или причина в самом ребенке, что он не умеет устанавливать контакт?
Если дело в среде, то мы тесно работаем с ребенком, наблюдаем, как он будет реагировать на коллектив, как одноклассники примут его. При необходимости помогаем.

А бывает и так, что родители сами довольно интровертированы, то есть не нуждаются в обществе. Интроверты – не замкнутые, они ничем не уступают экстравертам. Просто у них нет потребности в общении с большим количеством людей, они достаточно насыщены своим внутренним миром. И дети по модели своих родителей растут, не нуждаясь в большом количестве контактов.

Тогда мы придерживаемся следующей тактики: объясняем ребенку, что в школу мы приходим в первую очередь учиться, брать знания. Конечно, большим плюсом будет налаживание хороших контактов. Но если нет потребности, если отношения с одноклассниками не приносят радость, то можно строить отношения по формальному типу: мы взаимовежливы, здороваемся, не делаем гадостей-пакостей, но при этом не лезем друг другу в душу. Скажем так, общаемся спокойно, нейтрально, не особо близко.

У родителей других детей такая модель поведения вызывает панику. Они живут иллюзией, что ребенок, придя в новый класс, срочно должен со всеми подружиться, родители тоже должны подружиться и дружба должна длиться до конца жизни. Это ошибка! Если взять любого среднестатистического человека и спросить, со сколькими одноклассниками он общается, то выйдет 2–3, максимум 5. Мы оказались в ситуации, когда мы сидим в одном кабинете под одной крышей и учимся одним и тем же предметам. Но не обязательно, что мы должны быть супердружными, душа в душу. Я прошу родителей представить, что их сейчас поместят в компанию из 25 незнакомых человек. Возможно ли быть близким с каждым из них?

Это нормальный социальный процесс, когда в классе появляются группировки: по интересам, мальчики и девочки отдельно (1–5 класс). Мальчики и девочки вновь сблизятся в 5–6 классах, когда появится интерес к общению с противоположным полом, и в 9–11 классах, когда наступит период первых романтических влюбленностей.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz