Каково расти, не понимая, почему ты не тот, кем видит тебя общество? Некоторые считают, что это своеобразная мода, некоторые – что психическое отклонение и что трансгендерность может быть приобретенной. Многие воспринимают это как явление, существующее лишь на Западе, но только не у нас. Возможно, в этом виноваты остатки советского мышления, сложившиеся стереотипы, а может быть, малая информированность в этом вопросе. В действительности же все иначе. Трансгендеры  – это люди , чья гендерная идентичность не совпадает с полом, приписанным при рождении, – есть и в Казахстане.

Многие путают понятия трансгендеры с кроссдрессеры (трансвеститы), но последние всего лишь переодеваются в одежду противоположного пола, на самом деле не считая себя таковыми. А жизнь первых по большей части похожа на бесконечную борьбу за выживание. Им приходится проходить все круги ада, чтобы просто иметь возможность жить жизнью обычного человека. Для того чтобы иметь право быть теми, кто они есть, им приходится проходить обследование в стационаре психиатрии или идти на принудительную стерилизацию, после чего они не смогут иметь детей. Ежедневно они сталкиваются с непониманием, отторжением общества, откровенной агрессией, иногда почти не имея возможности почувствовать себя в абсолютной безопасности.

Кто же они такие – трансгендеры?

Сама возможность изменения гендерной принадлежности вызывает достаточно споров, и тем не менее необходимо отметить, что такие люди существовали во все времена. В
разное время к ним было разное отношение. Еще в древних мифах и легендах можно найти множество подтверждений «превращения» женщины в мужчину или наоборот. Во все времена люди пытались разобраться, кто они такие. Ничуть не меньше ответ на этот вопрос интересовал и самих трансгендеров, ведь такие люди с детства ощущают недоумение и дискомфорт от существующего положения вещей. Исторически общество (как и всегда при столкновении с чем-то необъяснимым и непонятным) не приветствовало появление «непохожих» на себя людей. Поэтому трансгендерам приходится тщательно скрывать свою непохожесть, свои страдания и попытки понять,
кто же они на самом деле и что им с этим делать.

Большинство людей в мире – цисгендеры, то есть их психологический пол совпадает с биологическим. Понятие «трансгендеры» же объединяет людей с гендерными идентичностями, отличными от цисгендерной. Не такой уж и редкостью являются
случаи, когда, к примеру, рождается ребенок, которого в роддоме акушеры записывают как девочку, его воспитывают как девочку, относятся соответственно, но сам ребенок себя девочкой совсем не ощущает. Это и есть трансгендерность. Считается, что более корректно говорить «трансгендерный мужчина», «трансгендерная женщина». Впрочем, лучше об этом вовсе не говорить, ведь все, к чему стремятся трансгендеры, – это жить в соответствии со своим психологическим полом, быть обычным мужчиной или обычной женщиной. Некоторые описывают свое состояние как «душа женщины в мужском теле» или «душа мужчины в теле женщины».

Какие они трансгендеры?

Те, кому любопытно узнать, как выглядят трансгендеры (в том случае, если они ожидают увидеть какие-то анатомические странности), будут разочарованы. Возможно, вы уже не раз сталкивались с ними, просто не поняли, что это «они». К этому и стремятся трансгендеры – к возможности называться просто людьми, без каких-либо ярлыков. В результате если после завершения перехода те, кто прибег к изменению пола, не преследуют цели специально сообщить всем о произошедших
изменениях, в толпе они не будут отличаться от обычных прохожих.

Почему так происходит?

Регулярно при встрече с трансгендерными людьми возникает миллион вопросов, и главный из них – почему? Но если общество интересует больше, почему человек решился пройти такой долгий и сложный путь, во имя чего все это, в чем причина решения совершить переход, то сами трансгендеры считают этот вопрос изначально неверным, их больше интересует, почему вообще так получилось при их рождении. Но этот вопрос скорее риторический – просто так случилось, и все. Люди рождаются с определенным разрезом глаз, цветом волос, набором хромосом и особенностями
организма, точно так же они рождаются в соответствии со своим биологическим полом или нет. Некоторые живут спокойно всю жизнь, а некоторые решаются на определенные перемены, например, меняют разрез глаз, вживляют имплантаты, тем самым облегчая себе жизнь.

Трансгендерность – не болезнь, не психическое отклонение, а вопрос человеческого разнообразия.

В жизни трансгендеров часто всплывает тема двойных стандартов. К примеру, существует множество людей, желающих так или иначе соответствовать требованиям общества, определенным стандартам или моде. Например, девушки, увеличивающие грудь, ягодицы, губы; мужчины, увеличивающие пенис. Всем этим людям не требуется комиссия. В то время как если ту же самую грудь требуется удалить, выясняется, что
комиссия нужна. На сегодняшний день известно, что отсутствие чувства удовлетворенности в связи с принадлежностью к определенному полу возникает уже
в детские годы. Выходит, все, что случается с такими людьми, происходит на уровне подсознания, это не личный выбор. Таких людей немного, но они есть. И то, что происходит с ними, вовсе не эксцентричные переодевания или дурачества, как думают
некоторые. Решение прибегнуть к коррекции первичных и вторичных половых признаков продиктовано реальной физиологической и психологической потребностью, а не желанием «пропиариться» и кого-то удивить.

Некоторые трансгендерные люди Казахстана согласились рассказать свои истории о том, каково быть трансгендером в нашей стране, об осознании себя, о том, чем они живут, что создает трудности и препятствия на их пути, какие у них взаимоотношения с их родными и о многом другом.
История Аслана

– Я осознал, что мне не нравится отвечать стандартам для девочек еще в раннем детстве. Дикий восторг у меня вызывали мальчишеские игры, я как сорванец носился по двору вместе с ордой других мальчишек, играл в футбол, баскетбол, строил гаражи в песочнице, лазал по заброшенным заводам и стройкам, влюблялся тайно в соседских девочек. Процесс осознания и принятия того, что я трансгендерный мужчина, длился до 18 лет, так как в те времена практически не было никакой информации о трансгендерности.

Я пытался понять свою идентичность.  В одно время я начал задумываться о том, а не лесбиянка ли я. Однако, встретившись с Л-сообществом, я понял, что девушки ищут себе в пару девушку, а я – мужчина, и мне хотелось бы, чтобы мою гендерную идентичность принимали и уважали мое решение. Мне казалось, что я один такой на свете и мне всю жизнь придется обманывать людей о своей гендерной идентичности. Впоследствии мне помогли появившийся интернет и тематический российский форум, на котором трансгендерные мужчины обсуждали различные темы относительно социализации. И наконец я решился делать переход.

Камин-аут

Я не могу сказать, что делал камин-аут (признание человеком своей принадлежности к сексуальному или гендерному меньшинству – прим. ред.) перед родственниками. Скорее, они начали замечать во мне изменения после того, как я самостоятельно начал заместительную гормональную терапию. Мои близкие родные меня приняли и поддержали, когда уже нельзя было больше молчать. Это был удивительно приятный опыт, так как я чувствовал поддержку, включая поддержку от бабушки и дедушки. Дальние родственники продолжали шептаться у меня за спиной, не задавая никаких вопросов мне при встрече. Как будто ничего и не произошло, только вот говорю я уже с ними басом, а на моем лице растут усы и борода.

Перед своими лучшими друзьями я сделал камин-аут и потерял их практически всех. Они не выказывали агрессии, но было постоянное неловкое чувство. Они не задавали мне вопросов о моей трансгендерности, кроме какой-то хирургической темы. Позднее один друг детства сказал мне по телефону: «Я не понимаю, как с таким, как ты, могут встречаться девушки». Я положил трубку, и больше мы не общались. Итак, после моего перехода мой круг общения значительно почистился, и, вступая в новую жизнь, я был практически без старых социальных связей.

Актуальные проблемы

На сегодняшний день самой актуальной проблемой для меня как для представителя Т*сообщества по большей части является трансфобия в обществе. Также существует
проблема со сменой документов и невозможностью социализации из-за этого. В принципе, я не могу сказать об отсутствии необходимых гормональных препаратов для
тех, кому нужна заместительная гормональная терапия. Однако выходит довольно накладно, особенно если человек не может нормально работать из-за проблем с документами. Иногда можно столкнуться с неэтичным медицинским обслуживанием, когда врачи начинают изрядно любопытствовать и задавать некорректные личные вопросы. Это отталкивает, и я всегда добавляю таких врачей в свой черный список, предпочитая обходить их стороной. Самое счастливое воспоминание, связанное с тем,
кем я являюсь, – это когда удалось наконец поменять свои документы, так как я этого довольно долго ждал и не мог нормально устроиться из-за этого на работу.

Мне приходилось работать или удаленно по документам своего брата, или же я говорил работодателю, что потерял свои документы и сейчас нахожусь на стадии
восстановления. Что говорить, я только недавно получил трудовую книжку, так как все это время приходилось работать на нелегальных работах, чтобы заработать на коммуналку и еду. Сейчас я работаю в маркетинговой компании, и у меня сейчас довольно дружественная обстановка на работе, но думаю, что это только потому,
что никто из сотрудников не знает о моей трансгендерности. Я не готов опять выслушивать глупые вопросы или сталкиваться с трансфобией.

Отношение общественности

Некоторые люди относятся к трансгендерам снисходительно, думая о том, что это какое-то заболевание или отклонение от нормы. На самом деле трансгендерность – это такая же норма, как и цисгендерность. И мир все же шире тех рамок, которые есть в нашем обществе. Я сталкивался с непониманием среди людей, которые видели меня и мои документы, не соответствующие моей внешности. За этим довольно весело наблюдать, если у тебя нет внутренней трансфобии и ты не начинаешь себя после этого ненавидеть. В этот момент на лице человека проявляется весь спектр его мыслительного процесса. Он зависает и некоторое время находится в оцепенении.
Некоторые начинают громко зачитывать личные данные из паспорта и вопрошать, чьи это документы. Такие моменты довольно небезопасны для трансгендерных людей,
так как это произвольный аутинг и в толпе народа может оказаться трансфобный человек, который может агрессивно себя повести.

Мне повезло, что меня поддерживают мои родные и моя жена, с которой мы живем вместе уже 5 лет. Я им очень благодарен, так как без них мне было бы очень сложно и я бы, наверное, очень быстро разочаровался и отчаялся в этом циснормативном мире, где трансгендерных людей только сейчас начинают слушать и понимать.

История Виктории

– Мое детство проходило, в принципе, стандартно, как у всех. Когда ты ребенок, то живешь так, как хотят твои родители. Но когда начинается взросление, начинаются и проблемы, ты начинаешь понимать, что отличаешься от других. Это очень тяжело. Во-первых, это очень жесткий и беспощадный буллинг (психологический, физический террор, травля – прим. ред.) со стороны одноклассников, соседей, даже родственников, людей, которые тебя окружают и не понимают. К счастью, мне в этом повезло больше, чем остальным. Да, были жестокие обзывания в школьном возрасте от всех, кто меня знал. Но дальше оскорблений дело не заходило.

После поступления в колледж оскорблений стало гораздо меньше, отчасти оттого, что я уехала из пригорода в большой город, где меня никто не знал, отчасти потому, что я выглядела феминно. И тогда я впервые в жизни почувствовала себя более-менее в безопасности, я была счастлива оттого, что могла просто пройтись по улице, в парке, просто прогуляться и не бояться, что в меня кинут «камень» и в очередной раз напомнят, что я не такая, как все.

Осознание

Осознание того, что что-то происходит не так, как мне хочется, произошло в глубоком детстве, в возрасте 5–6 лет, это я помню точно. Мне хотелось играть в другие игрушки и носить другие вещи, не те, что были у меня, а те, что были у сестер. По мере взросления происходило и понимание того, кто я и как мне жить. Я не делилась ни с
кем своими мыслями и переживаниями очень долго. Взрослела и по крупицам собирала информацию о том, кто такие транс*люди. Интернета у меня тогда не было, и информации было крайне мало. Я начала становиться феминной в школе, к концу 9-го класса у меня уже были длинные волосы и макияж, конечно, не ярко выраженный – я, в принципе, не крашусь, как «попугай».

После того как я поступила в Академию моды и переехала с пригорода в Алматы, возможности для получения информации о том, кто я, стало больше. Появился интернет, где была информация, кто такие транс*люди. Приняла я себя давно, всегда считала себя девушкой, просто из-за неправильной информации, которой кишит интернет, это было искажено, и я думала, что чтобы быть девушкой на 100%, мне просто жизненно необходимо сделать операцию по смене пола. Это огромная ошибка и заблуждение для всех тех, кто читает информацию в интернете, где все подведено под один стандарт.

Камин-аут

У меня не было особо резкого перехода и явного камин-аута. Так как я росла и медленно становилась феминной, это происходило в течение нескольких лет, родители и друзья все видели и прекрасно понимали, но расставить точки над i было нужно, я это понимала. Разговор с семьей произошел спонтанно, во время того как я собиралась куда-то на мероприятие, в то время я уже уверенно красилась перед зеркалом дома. И вот под ворчание бабушки, что красятся только девочки, у нас и произошел нелегкий разговор. Я не думаю, что это было каким-то шоком для моей семьи, они не слепые и прекрасно видели, как я расту и что со мной происходит, но все же время на принятие меня им было нужно. С друзьями было так же, многие думали, что я просто гей, но потом, по мере изменения моей внешности, понимали, что я девушка, молодежи это понять проще и легче.

Актуальные проблемы

Самой актуальной проблемой остается то, что связано с документами, а значит, это практически все. Это поиск работы, получение медпомощи, все, что связано с госорганами. Когда паспорт не соответствует внешности – это проблема всех т*людей. Посещение обычных клиник достаточно некомфортное, иногда психологически тяжело
из-за людей, которые там работают. Иногда ты просто чувствуешь себя там, как обезьянка в клетке. Ты заходишь как девушка, тебе все вежливо улыбаются, спрашивают, как дела, но после того как начинается осмотр и ты даешь свое удостоверение, происходит магия, из человека ты превращаешься в обезьянку.
Косые, удивленные взгляды с презрением и даже с ненавистью, часто бывают неуместные расспросы. Поэтому приходится находить частные клиники, где дорого, но
отношение к тебе более спокойное.

Самое печальное, наверное, то, что я не всегда чувствую себя в безопасности в своей стране и в своем городе. Ну а самый запоминающийся печальный случай был, когда
меня не взяли на работу, о которой я мечтала. У меня был достаточно большой опыт в той сфере, куда я пробовалась, рекомендации из компаний, я прошла все собеседования, выполнила задания, и когда меня утвердили, принесла документы на трудоустройство, а мне отказали из-за того, что я т*девушка. Это было сказано руководством мне прямо в глаза. И не важно, что буквально вчера мы с этим руководителем строили планы, как будем развивать компанию и как я замечательно вольюсь в коллектив.

Отношение общественности

Сейчас я работаю в салоне красоты пару раз в неделю, занимаюсь фриланс-работой, которая связана с организацией мероприятий, выпуском линии своей одежды, а также активистской деятельностью, работаю с общественной инициативной группой, которая занимается проблемами т*людей в Казахстане. Я считаю огромным везением, что работаю с людьми, которые меня уважают, принимают, считают равной с ними. Везде, где мне приходилось работать, я была счастлива, потому что люди были отличные и понимающие.

О том, кто такие т*люди, мнений очень много, в основном это зависит от уровня образованности человека. Кто-то считает, что все транс*девушки – секс-работницы,
что это люди, которые боятся и не хотят быть как все. Чаще всего у меня спрашивали: «А твои родители тоже транс*люди, если ты такая, или тебя в детстве изнасиловали и
ты стала такой?» Люди, очнитесь, что за бред вы несете, вы себя вообще слышите?! Если ваш друг, муж, сестра, ребенок или вы сами просто пообщаетесь с транс*человеком, геем или лесбиянкой, вы не станете от этого таким же!

Сейчас я в основном сталкиваюсь с дискриминацией, когда приходится показывать свои документы там, где они нужны. Когда люди понимают, что ты т*девушка, начинается пренебрежение, ущемление прав, причем открыто, могут даже отказать в медпомощи. Приходится отстаивать свои права на услуги, которые тебе обязаны предоставить.

Меня очень вдохновляет и поддерживает моя семья, которую я безумно люблю и которым я благодарна просто за то, что они есть. Мои друзья, как огромные крылья,
не дают упасть, своей дружбой они заставляют меня идти вперед, исполнять мечты, жить. Мои коллеги, знакомые, люди, которые просто при встрече со мной желают мне
счастья и добра, должны быть примером для всех, в своей искренности и толерантности. Я хочу, чтобы в нашей стране все были такими и искренне любили друг друга просто по-человечески, и не важно, кто этот человек.

История Султаны и ее мамы

– Мое осознание себя фрагментарно началось года в три, отчетливо помню моменты, когда подбегала к маме и говорила: «Когда я вырасту, я буду выглядеть, как вон та красивая высокая девушка!» Я очень часто фантазировала о том, как буду выглядеть, когда стану старше, и это всегда были именно женские образы, под этим я имею в виду феминность, которая проявлялась абсолютно во всем, как внешне, так и внутренне.

Соседи, друзья, семья любили повторять: «Ты такой красивый, прям как девочка!» Это, разумеется, безумно мне импонировало, так как перекликалось с моими внутренними ощущениями. Детство было счастливым, я любила всех, и все любили меня.

Начало проблем

Проблемы начались в средней школе, когда я решила, что имею право прийти в школу в женской блузке, надев под нее черную сеточку. Директриса тогда сказала: «Ты
какой-то женоподобный, мальчики так не одеваются, и вообще, что за внешний вид. Приведи себя в порядок, и волосы состриги, ты же не девочка!» Разумеется, потом возникло непонимание со стороны учащихся, были драки — сами понимаете, как
человеку вроде меня жилось в провинции. Для половины моей семьи и друзей я просто умерла в тот момент, меня не хотели ни видеть, ни слышать. После долгой, тяжелой и
упорной работы над собой и своими фобиями важные мне люди все-таки остались со мной, и они до сих пор рядом.

Одной из таких людей является моя мама. Если раньше мы часто ссорились и не желали слышать и понимать друг друга, то сейчас все совсем наоборот. Разумеется, нам обеим пришлось работать над нашими отношениями, и прошли годы, прежде чем мы преодолели старые обиды, и все-таки мы справились. Сейчас мы близки как никогда, и я понимаю, насколько удивительный человек моя мама. Несмотря на все тяготы, что ей пришлось пережить, она сохранила свет в своих глазах и любовь в своем сердце. Несмотря ни на что, она всегда с особенной воинственностью защищала меня от нападок недовольных родственников, администрации в учебных заведениях и всех тех, кто был недоволен тем, что я трансгендерная девушка.

Актуальные проблемы

Конечно, не все безоблачно. Лично у меня есть несколько проблем, одна из главных – документы, паспорт и удостоверение, они некорректны, в них стоит мужской
гендерный маркер. Множество моих проблем просто улетучилось бы в одно мгновение, если бы мне удалось сменить документы. Озадаченные лица проверяющих в аэропорту и поездах и любая социальная сфера, где нужно предоставлять удостоверение, чтобы получить ту или иную услугу, перестали бы меня беспокоить.

Второй важной проблемой являются людские фобии. Пока люди не знают, что ты трансгендер, все хорошо, но как только узнают… Ты будто становишься другим человеком для них. Все это время они тебя знали, и все было хорошо, а потом бац! – и как отрезало. Люди зацикливаются на твоем прошлом, задают отвратительные бестактные вопросы. Многие любят говорить: «Быть трансгендером – это ненормальная мода!», «Это болезнь, извращение». Но все люди разные, от цвета кожи до сознания ума, и у всех есть право на жизнь.

Правда в том, что трансгендеры существовали всегда, возможность менять пол есть ведь не только у человека, другие виды животных также имеют такую возможность.
Человечеству известны более 350 видов рыб, которые способны менять пол. Быть трансгендером — значит представлять разнообразие природы во всей ее красоте.

Если говорить о медицинской стороне нашей жизни, то препараты стоят очень дорого, кому-то помимо них нужно пить еще блокаторы и витамины, они тоже очень дорогие, и это не какие-то курсы на пару месяцев, а на всю жизнь. Хирургическое изменение гениталий в Казахстане – это что-то страшное, недостаточная квалификация врачей
дает о себе знать, про цены я вообще молчу. Также практически нет хороших психологов, которые бы могли помогать семьям с трансгендерными людьми и самим трансгендерам.

Мифы

На сегодняшний день мои самые печальные воспоминания остались в прошлом, как страшный сон, они уже не имеют надо мной власти. Сейчас каждый свой день я проживаю в каком-то волшебном мире, где я та, с кем себя идентифицирую, где мое окружение росло, осознавало себя вместе со мной и избавилось от оценочного восприятия людей, от осуждения. Я создала для себя потрясающую среду, где люди очень добры, открыты и понимающе относятся ко многим вещам, в особенности того, что касается Т*темы. Сейчас я не работаю, а подготавливаюсь к учебе в штатах, но когда работала… проблем была куча, о них я уже говорила. Существует достаточно мифов о трансгендерных людях. Например:

Миф №1:

Все трансгендеры хотят изменить свои гениталии. Это в корне неверно, дело в основном не в гениталиях, а в давлении общества и его представлениях о том, как эти гениталии должны выглядеть.

Миф №2:

Это какая-то семейная травма, или родители очень девочку хотели, переодевали и т. д. Начнем с того, что если бы тот факт, что человек трансгендер, зависел от воспитания, то трансгендеров бы не было вообще, учитывая, что наше
общество на самом деле патриархального склада. Все трансгендеры или люди другой сексуальной ориентации – выходцы из таких «стандартных» гетеронормативных, консервативных советских семей, так что вопрос воспитания, по-моему, отпадает сразу.

Миф №3:

Трансгендерность – это мода. Это очень глубокое, внутреннее ощущение себя, и щелкнуть пальцами, сказать: «Хм… а я хочу быть девочкой» – сегодня такого
не бывает. Человек может держать это в себе десятилетиями, иметь 12 детей и супруга и понимать, что это не то, чего бы она или он хотели, но они вынуждены были сидеть в шкафу, поскольку страх перед обществом очень велик.

Отношение общественности

С дискриминацией я сталкивалась в школе, колледже и на рабочих местах, но то была трансфобия. Сейчас я столкнулась с сексизмом, так как люди, с которыми ты взаимодействуешь, могут и не знать, что ты трансгендер, но ты ведь еще и женщина! А значит, по умолчанию кому-то что-то должна – например, быть ухоженной, что бы это ни значило, должна уметь готовить, любить стирать, прислуживать. А если ты не хочешь, то либо у тебя мужика нормального не было, либо ты какая-то «неправильная» женщина. Ты должна быть тихой, нежной, мягкой, не перебивать мужчину, ну и остальной бред, который по сей день транслируют нашим девушкам.

Мужчины почему-то позволяют себе приставания, в отвратительной, тошнотворной форме, могут освистать тебя, коллеги могли в открытую сказать, что с удовольствием бы меня «оттрахали», и думали, что это должно быть приятно, когда на деле это неуважительно, бестактно и просто омерзительно. Женщина в первую очередь человек, со своими желаниями и амбициями, и сама знает, чем хочет заниматься
и что делать.

Тем не менее меня поддерживают моя семья и друзья, ну и, разумеется, я сама. Этого более чем достаточно, по крайней мере для меня. Поддержка может заключаться в
мелочах, таких как употребление желаемого для меня гендера, сопровождение/защита меня в общественных местах, если я чувствую себя некомфортно и небезопасно.
Поддержка – это также понимание того, что гендер – это не две точки, между которыми проведена линия, а целый спектр. Если вы разбираетесь в физике или хотя бы в ее основах, то знаете, что спектр – это бесконечное пространство вариаций всего в этом мире, просто примите это, и это уже будет своего рода поддержкой.

Мама Султаны, Валентина:

– Я не помню в деталях момент, когда моя дочь открылась мне. Кажется, у нас произошла ссора, после которой я и услышала признание. Хорошо помню ощущение шока, непонимания того, что вообще происходит и как такое может быть. Но постепенно я осознала: прежде всего это мой ребенок. Я люблю ее. И благодаря ей мне сейчас намного легче. Многие молчат, тем самым нанося вред себе и своим близким.
Этого делать не нужно, любую ситуацию лучше проговаривать. Я вижу, что к трансгендерам в Казахстане относятся негативно. Сама не раз сталкивалась с подобной реакцией. Она приводит к полной изоляции трансгендерных людей. И мало кто задумывается, как на самом деле им живется. Хотелось бы, чтобы в сознании произошли перемены. Общество говорит о толерантности, но, к сожалению, на
деле все иначе. Кому дано право распоряжаться чужим телом? Что можно изменить в этой ситуации? В первую очередь должны произойти изменения в законе. Хотя бы для
того, чтобы трансгендеры были защищены, потому что у нас высокий уровень трансфобии.

Тим ШЕНКЕР, член инициативной группы по поддержке трансгендерных людей ALMA-TQ

– Права трансгендерных людей, как и права любого гражданина Казахстана, закреплены в конституции РК. Но в статье 14 о недискриминации гендерная идентичность как признак не указана, так что трансгендерные граждане попадают под категорию «другие обстоятельства». Законы, защищающие граждан РК, в равной степени распространяются и на трансгендерных граждан. Другой вопрос, работает ли это на практике. И ответ часто – нет.

Что является на сегодняшний день самой главной проблемой Т*сообщества?

– Проблем на самом деле немало. Неприятие обществом людей с транс-идентичностью, неприятие родных и близких. Для людей, осознавших свою трансгендерность в раннем возрасте, это травля в школе, во дворе, попытки насильно «переделать» со стороны
родных. Для трансгендерного человека крайне важно социализироваться в своем гендере, а это невозможно без удостоверяющих личность документов.

В нашей стране у большинства трансгендеров нет доступа к получению документов, соответствующих их гендерной идентичности. У нас законодательно принуждают трансгендерных людей проходить хирургическую коррекцию. Это ставится условием для смены документов. Некоторые прячут свои несоответствующие документы подальше, а это практически как жить без гражданства: на работу не устроишься, образования не получишь, из города никуда не выехать без документов, имущества не приобрести. Даже в поликлинику без удостоверения не попасть. Так что многие даже базовые нужды трансгендерному человеку приходится удовлетворять с огромными усилиями.

Насколько остро стоит вопрос трансфобии среди населения?

– В большинстве своем трансфобия – это продукт неосведомленности. Люди боятся того, чего не знают. В Казахстане подавляющая часть населения просто никогда не слышала о трансгендерных людях. И если вдруг в окружении появляется трансгендерный человек, первая реакция часто бывает крайне негативной, как следствие страха перед всем неизвестным. У нас в обществе вообще не принято
говорить о гендере, о телесности, о сексуальности, образовательные программы не предусматривают информирования на тему человеческого многообразия. Эти темы
табуированы. А трансгендеры уже одним своим существованием в чьем-то пространстве поднимают данные темы.

Только вот для трансгендерного человека последствия такой неприязни бывают очень трагичными. Мне часто приходится слышать рассказы о том, как трансгендерных людей не принимают семьи, выгоняют из дома. Они часто становятся жертвами насилия, грабежей. Преступники в таких ситуациях чувствуют свою безнаказанность. Уверены, что трансгендер не станет искать правосудия. Иногда так и бывает, люди боятся обращаться в правоохранительные органы. Для большинства вообще обращение за услугами или за помощью в госучреждения – это крайне стрессовая ситуация. У нас считается нормой задавать трансгендерному человеку неприличные, оскорбительные вопросы.

Хочется сказать трансгендерным казахстанцам:

если вы считаете, что ваши права были нарушены, не надо бояться или стесняться просить о помощи. Вы можете обратиться в правозащитную организацию в вашем городе или оставить сообщение на нашем сайте almatq.org и описать вашу проблему, мы постараемся вам помочь. Еще я бы рекомендовал к прочтению пособие, выпущенное в 2016 году организацией Article 19, «Я есть». В данном пособии представлены основные законодательные положения международного и национального законодательства РК, га-рантирующие право выбора любым человеком своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Кроме того, оно предлагает практические советы о том, как поступать в конкретных ситуациях, когда нарушаются их права.

Медицина и трудоустройство

Проблема доступа к медицинской помощи стоит очень остро. И это касается не только какой-то специализированной медицинской помощи, но и доступа к здравоохранению в общем. Дружественных врачей очень мало. У врачей считается нормальной практикой интересоваться у трансгендерных пациентов разными интимными
подробностями, не касающимися той проблемы, с которой к ним обратились. Бывали даже случаи отказа в оказании медицинской помощи. У врачей нет этики общения
с трансгендерными пациентами.

Что касается специализированной медицинской помощи, тут у врачей ощущается еще и явная нехватка знаний. В мире уже давно разработаны стандарты оказания медицинской помощи трансгендерным людям (организации WPATH), и они каждый год совершенствуются. Но у нас в стране о них мало кто слышал. На всю страну пока что один дружественный эндокринолог, этого, разумеется, недостаточно.

У тех, кто смог поменять документы, как правило, проблем с трудоустройством не возникает. Но для большой части трансгендерных людей вопрос с поиском работы
стоит очень остро. Даже при наличии соответствующей квалификации им часто отказывают в приеме на работу, как только наступает момент предъявления документов, из-за личной неприязни и фобии. Тех, кто начинает свой переход будучи трудоустроенным, увольняют под разными предлогами. Еще хуже обстоит дело у людей, которые начинают переход в студенческие годы, часто из-за травли и неприязни они вынуждены прекращать обучение или откладывать его до того момента, когда получится поменять гендерный маркер в документах. А этот процесс может занять много лет.

В заключение хочу сказать, что Казахстану как государству и казахстанскому обществу стоит стремиться идти в ногу со временем в вопросах гендера. Трансгендерные люди никуда не денутся, они всегда были, есть и будут во все времена и в любой культуре. Это вопрос многообразия, которое присуще не просто любому обществу, а человеку как виду в целом.

Нюансы перехода трансгендеров в Казахстане

В Казахстане нет специального лицензирования на проведение операций по
коррекции пола, ими занимаются только в рамках общей пластической хирургии
и урологии. Тем не менее обязательно заключение комиссии, без него ничего
сделать нельзя. Чтобы его получить, необходимо пройти стационарное обследование, оно длится месяц, и зачастую это не лучший опыт.

Хирургическая коррекция гениталий по женскому типу (при рождении пол человека указан как мужской) стоит примерно до 1,5 млн тенге, а по мужскому типу (при рождении пол человека указан как женский) – почти в два раза дороже, это гораздо сложнее осуществимо технически. Помимо коррекции гениталий для полного перехода необходимо провести и ряд других операций, которые в Казахстане не делают – например, операцию на голосовые связки, изменение костной структуры лица. С этой целью казахстанские трансгендеры часто ездят в Таиланд.

В целом существует два этапа коррекции пола – заместительная гормональная терапия и непосредственно хирургическое вмешательство, это необходимое условие для изменения документов. Но не все и не всегда прибегают к хирургии. Некоторым бывает достаточно гормонотерапии, во время которой внешность уже начинает меняться, а значит, человеку становится комфортнее в своем теле. Генитальная хирургическая коррекция – дорогостоящее мероприятие и имеет последствия для здоровья, на это решается не каждый и не каждому она нужна.

Смена документов

Трансгендерные люди в РК имеют право поменять документы только после завершения всех операций по коррекции пола, это формулировка, прописанная в Кодексе о браке и семье. И это одна из главных проблем. После начала гормонотерапии внешность начинает меняться, а документы остаются прежними, и это создает как незначительные, так и достаточно серьезные помехи в повседневной жизни. Чтобы иметь возможность элементарно ходить на работу и зарабатывать на жизнь, многим приходится работать нелегально, без документов, ведь их нынешняя внешность совсем не соответствует прежним фотографиям. В других странах мира процедура смены документов постепенно упрощается, то есть у трансгендерных людей есть возможность менять их без проведения хирургических операций. Но у нас даже если провести операцию не позволяет здоровье пациента, это не основание для упрощенного получения новых документов.

Для трансгендера в Казахстане существует только одна возможность быть адекватно принятым обществом – это пройти весь путь до конца и сменить документы. А после этого лучше забыть о своей прежней жизни, ведь если прошлое станет всеобщим достоянием, снова придется столкнуться с непониманием, дискриминацией и агрессией. Но прошлое – часть нас самих, отказаться от него – значит отречься от части себя. Можно ли просить человека об этом?

Коррекция пола – это не только операции и необходимый пожизненный прием гормональных препаратов, хотя одно лишь это должно заставить сомневаться в своей правоте тех, кто считает, будто трансгендеры – те, кому просто нечем заняться и некуда девать деньги. Даже совершив полный переход и обретя желанное тело и новый социальный статус, человеку нужно идти дальше по выбранному пути, а он вовсе не застелен красными дорожками. Трансгендеры – не диковинные зверюшки, именно это важно понять окружающим. Мир не делится на черное и белое, а обычные люди бывают разными.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz