Жизнь после инсульта

Глядя на фотографию, ни за что не поверишь, что вот уже на протяжении 18 лет эта миловидная молодая женщина является инвалидом. У нее затруднена речь, частично парализована правая сторона тела. Но ее энтузиазм и доброжелательность словно освещают теплым светом небольшую комнатку на окраине Алматы.

«Праздник» в роддоме

Вообще, многое хорошее в жизни Анны Миронычевой произошло не благодаря, а вопреки. Удары судьбы ее подстерегали с самого момента рождения. — Мама мне  рассказывала, что накануне 1 Мая персонал роддома вовсю праздновал событие, — рассказывает Аня. — У мамы уже отошли воды, нужно было срочно принимать роды. Но ни одного врача в отделении не было, а медсестра, видимо, сама была в праздничном состоянии. В результате роды завершились травмой правого глаза младенца и вывихом тазобедренных суставов. После рождения маленькая Аня полгода провела в специальных растяжках. Правда, потом все вроде бы нормализовалось и ничто не предвещало новых испытаний. Как вдруг…

— В 11 лет я заболела, у меня случилось кровоизлияние в мозг. В школе был субботник, и меня стало тошнить. Вызвали скорую помощь. Отправили в инфекционную больницу. Я пролежала двое суток под капельницей, после меня определили в детскую неврологию, поместили в бокс. Ей запрещали двигаться, боялись, что неудачно повернется и упадет с койки. В отделении неврологии Аня провела несколько дней. Очнулась в состоянии младенца — не могла говорить, ходить, не слушались руки. Ей пришлось заново обучаться этим простым действиям. Сначала училась садиться, потом стоять, потом тихонько ходить, держась за стеночку. Ее ловили, укладывали в постель, а она дожидалась, когда в палате и коридоре не будет никого из персонала, и снова вставала. Бродила по палатам, знакомилась с такими же маленькими пациентами.
— До болезни я была настоящей сорви-головой, мужское общество предпочитала женскому, — вспоминает Аня. — С мальчишками гоняла в футбол, играла в войнушки, мослы. Мы хулиганили, лазали по деревьям, плавали на речке. Теперь обо всем этом пришлось забыть. Мама с бабушкой возили меня к профессорам и доцентам, бабкам и дедкам. Никто так и не назвал точного диагноза и, главное, причину заболевания. После выписки из больницы Аню хотели отправить для дальнейшей учебы в спецшколу, но воспротивились мама и бабушка. После 4-го класса обучение в школе для Ани закончилось. На  всю жизнь остался паралич правой стороны тела, она приволакивает ногу, рука деформирована. Позднее прибавилось внутричерепное давление, судороги. Она посещала лечебные курсы, определенный результат есть, но до полного выздоровления далеко.

Право принимать решения

Последующие 8 лет  ее друзьями были родственники, кошки  и собаки. Мама и бабушка ее практически не выпускали из дому, боялись, что судороги настигнут в самом неподходящем месте: вдруг Аня упадет где-нибудь на обочине или попадет под машину. Но перед своим 21-ым днем рождения Аня сказала родным: «Я теперь совершеннолетняя и буду жить так, как сама хочу».

— Я ведь все 8 лет только завидовала своим сверстникам: они жили полноценной жизнью, ходили в кино, посещали дискотеки, дружили, ссорились. Я же всего этого была лишена и, как изголодавшаяся, бросилась в жизнь. У меня появилось много друзей, я тусовалась по компаниям. Даже успела дважды замужем побывать. Число приступов эпилепсии резко сократилось, как-то их даже не было целых 3 года.

Кстати, несмотря на то, что у нее много подруг, она по-прежнему предпочитает мужские развлечения. С ребятами ездит на рыбалку, часами может сидеть на берегу с удочкой и ловить от этого настоящий кайф. Выезжает на экскурсии по городу, на отдых за город, который часто организовывает для членов общество инвалидов Медеуского района. Как и положено женщине, собираясь на мероприятие, долго вертится перед зеркалом, не стесняется наряжаться, любит яркие модные вещи.
Несколько лет назад врачи сказали Ане, что детей она иметь не сможет. Но она настырная:
— Если у меня нет противопоказаний, я обязательно рожу себе малыша. Ведь моя болезнь — не наследственная. И мой ребенок будет здоровым.

Игра  в полторы руки

Последние два  года Аня работала по дорожной карте разнорабочей, дворником, маляром, уборщицей. Работала с таким усердием и удовольствием, что все смеялись: «Любишь ты приводить планету в порядок».  Она и по дому всю работу делает сама. Научилась вязать, плести разные поделки из бисера. Иногда бисер покупает сама, иногда дарят друзья и родственники, зная ее страсть к бисероплетению. Ошеломительную сумочку для сотового телефона сплела почти одной рукой практически за 3 дня. Первая выставка ее поделок прошла в декабре прошлого года. Людям понравились ее бусы и сумочки из бисера, поделки раскупали влет, Аня заработала 6 тысяч тенге за 3 вещи, чем очень гордится. В то время она работала в одном алматинском Доме моделей и свои поделки отдавала по 500 тенге за каждую. После выставки поняла, что 500 тенге — слишком дешево, и решила работать на себя. Наплести сумочек, бус, сережек, выйти с ними на Арбат.

В начале марта этого года в Алматы приезжали представители общественной организации по работе с инвалидами из Японии. Они проводили трехдневный тренинг, в день закрытия тренинга организовали выставку разных поделок от алматинских инвалидов. Аня принесла свои. Японцам они понравились. Недавно ей подарили швейную машинку, и теперь у Ани цель — научиться шить. Учит ее мама, которая и сама неплохая мастерица. Себе Аня собирается шить пышные яркие «цыганские» юбки, которые ей очень идут и к которым она питает чисто женскую слабость. Наверное, потому что по папе у нее одна треть цыганской крови.

Параллельно выучилась на курсах английского языка, а также делопроизводства. В ее записной книжке масса стихов. Планов у нее много, и один из них — опубликовать собственные рассказ и роман. Вот так, кроме стихов, Анна пишет еще и прозу. О чем может быть роман молодой писательницы? Конечно, о любви, большой и искренней, той, которая на всю жизнь. Кстати, она и читать очень любит, сейчас «приканчивает» 12-ю книгу о прекрасной Анжелике. Может быть, похождения авантюрной француженки и навеяли тему романа? Общество инвалидов Медеуского района выпустило сборник стихов своих членов, в нем 7 Аниных стихов. Один сборник увезли с собой японцы.

— Стихи разные, когда у меня депрессия, стихи получаются несколько грустноватые, когда хорошее настроение — и стихи светлые. Я — неисправимая оптимистка, уверена, что все будет хорошо. Надо жить, не давая себя в обиду, но и других не обижая. Все мы — дети Бога. Никто не имеет право судить, кроме Бога. Мой любимый фильм — «Благословите женщину», фраза из которого стала девизом моей жизни: «Надо жить, не тужить, жить по любви. Никого не осуждать, никому не досаждать. И наше вам почтение».
-Если бы я не заболела, то не прошла бы эту школу жизни, не поняла бы, что нет плохих людей, даже среди преступников. Есть плохие решения и неправильный выбор. Бывает так, что человек выбирает неправильную дорогу и потом уже катится по ней самоходом. Но каждый человек может исправить свои ошибки.

Из  стихов Анны Миронычевой

Пишу стихи не от обиды,
Что горько жить мне на Земле.
Живу, как все, не лучше и
не хуже.
Живу, как все в моей стране.
Мои стихи – мое спасенье,
Без них мне жизнь скучна
вдвойне.
Стихи мои – мое забвенье,
Мой светлый лучик сквозь
бездну дней.
Вновь осень к нам пришла,
и дни все холоднее.
Все чаще по утрам к нам
барабанит дождь.
Но  только знаю я — весна
придет скорее
В тот дом, где мы с тобой так
счастиливо живем.
Так будем жить и верить
в чудо,
Любить, надеяться и ждать,
Что все изменится с рассветом,
И доброта придет опять.
И зло исчезнет навсегда,
Как исчезает днем луна,
И солнце ночью исчезает,
И люди будут добрыми всегда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *