Инвалидность — не преграда для полноценной жизни

Что ждет мужчину, если в 25 лет он остался без ноги? Как быть, если врачи вынесли смертный приговор? Эта невероятная истории жизни о том, как молодой мужчина, несмотря на инвалидность, нашел хорошую работу, создал семью, самостоятельно избавился от абсцесса легких и дожил до 97 лет.

О чем могли мечтать юноши в середине 30-х годов прошлого столетия? Во многом их чаяния отличались от стремлений современных молодых людей. С 16 лет Иван Назаренко мечтал смыть с себя позорное клеймо «сын кулака», которое было присвоено ему после лживого доноса соседей на дружную и трудолюбивую семью Афанасия Назаренко. В результате арест и ссылка, в которой выжили не все члены семьи.

В 1939 году, уходя на советско-финскую войну, Иван был преисполнен желания отважно сражаться за Родину, которая все еще не считала его полноценным гражданином. Отвагой хотел доказать, что он — достойный человек и гражданин своей страны. Потери Красной армии были огромными, война уже шла к завершению, выжившие бойцы с трепетом ожидали возвращения домой. Однако мартовским морозным утром 1940 года, за неделю до окончания войны, в одном из последних сражений разорвавшийся снаряд, выпущенный финнами, оставил в земле огромную воронку и десятки погибших.

Придя в сознание, Иван понял, что тяжело ранен в ногу и не может подняться. Чтобы укрыться от возможной повторной атаки, решил доползти до воронки от снаряда и спрятаться там, засыпав себя снегом. Сочащаяся из раны кровь замерзла, и нога окончательно потеряла подвижность. Тут Иван услышал голоса, от которых его обдало жаром.

— Братцы! Братцы! Я тут! Я живой! — закричал он.
Два бойца Красной армии помогли ему выбраться, но выражения их лиц свидетельствовали о растерянности. Вытаскивая Ивана, они поняли, насколько будет тяжело тащить его до медицинской части. Поэтому в ответ на отчаянную просьбу помочь ему, они медлили.

— Знаешь, парень, давай, мы сходим за волокушами и вернемся за тобой, а? — предложил один из бойцов.

Уже темнело, и Иван стал сомневаться, что эти солдаты смогут найти его ночью. На такой риск он не был согласен.

— Нет, ребята, я только с вами, — сказал он и, словно за жизнь, крепко уцепился за ногу одного из них.

Видя такую решительность, солдаты согласились и несколько часов тащили Ивана за руки по снегу, а он здоровой ногой старался отталкиваться, чтобы хоть как-то помочь.

До медчасти они добрались ночью. Сознание Ивана путалось, было и холодно, и жарко одновременно. Градусник, который принесла медсестра, показывал верхний предел. Наблюдая за врачом, который вел осмотр, Иван спросил:
— Доктор, Вы мне поможете?
— У тебя гангрена, хлопец. Согласишься на ампутацию, значит, выживешь.
— Нет, — решительно заявил Иван, — я не отдам ногу.
-Доктор, миленький, вылечи меня, только не отрезай ногу! — начал упрашивать Иван.

Отведя глаза от солдата, врач заверил:
— Хорошо, не буду, только операцию все равно придется делать, осколки снаряда в ноге остались, их надо убрать. Договорились?

Лицо Ивана озарилось счастьем, ему было 25 лет, он так хотел жить, трудиться, создать семью, ему очень была нужна нога, и он верил, что доктор его вылечит.

Новая жизнь

Отходя от наркоза, Иван начинал чувствовать свое тело. Руки слушались плохо, но Иван собрал все силы, чтобы потрогать ногу. Холод прокатился по спине, парень закричал от ужаса — нога закончилась сразу после колена.

После ранения Иван демобилизовался, его направили в блокадный Ленинград и, как инвалиду, поручили выдавать инвентарь. Шла война, и  Иван не мог смириться с тем, что вынужден «прятаться» в бомбоубежище. Поэтому, соорудив деревянный протез, Иван хитростью пробился в зону боевых действий.

Вместе с водителем они привозили раненых бойцов с линии фронта. Иван знал, что они спасают им жизнь, поэтому со всем усердием отыскивал каждого уцелевшего. Но в один из страшных дней машину с ранеными обстрелял фашистский истребитель. Спастись из охваченной пламенем машины смогли только он и водитель. Оказавшись отрезанными от города на десятки километров, они возвратились назад пешком, через лес и болота.

Вскоре после этого Ивану провели повторную ампутацию конечности в Ленинграде — пока добирались до дома, протез стер кожу культи и вновь спровоцировал развитие гангрены.

Победы

Победу Иван встретил в Павлодарской области с женой и дочерью. Будучи демобилизованным, он освоил бухгалтерию и устроился работать в магазин. Иван по-прежнему отказывался от сидячей работы. «Буду жить, пока я двигаюсь», — отвечал он на предложение стать кассиром. Однако жизнь приготовила ему очередное испытание, у Ивана диагностировали абсцесс легких.

Трое пациентов Павлодарской городской больницы кидали монету — кому из них первому умирать. У всех была безнадежная форма абсцесса легких, но эти мужчины, прошедшие войну, смотрели в глаза смерти не в первый раз. Жребий выпал Ивану. Иван усмехнулся: «Э, нет, я так не согласен!»

Когда состояние ухудшилось, задыхаясь в кашле, он думал: «Неужели смерть подглядывала за нашим розыгрышем?» Откачав жидкость из легких, врачи сказали, что больше ничем не смогут помочь. Все внутри Ивана взбунтовалось — выжить в войне, и теперь, когда есть любимая семья, умереть?! Собрав последние силы, он сел на койку, крепко обхватил руками грудную клетку и начал выдавливать из нее боль и кашель. Внезапно открылась рвота, это был гной, который начал выходить из легких. Как сказали потом врачи, это был огромный риск, но Ивану уже нечего было терять. Из тех троих выжил только он.

Иван Афанасьевич трудился в магазине как продавец, грузчик, техничка. Для сельчан он был доверенное лицо — кому взаймы товар, кому дефицит отложить. Но для желающих выпить в долг он просил повторить его упражнение: опираясь на прилавок руками, он поднимал ноги «уголком», и это несмотря на тяжелый протез. Ни один мужик со здоровыми ногами не мог повторить этот трюк. Так сама собой решалась проблема пьянок. Организовав систему бартера с другими поселками, он обеспечивал необходимый ассортимент товара, который подчас возил сам. Благодарность ему выражали всей областью через газету. Если бы не ограничения советского режима, Иван Афанасьевич наверное бы стал крупным предпринимателем. В 60 лет он устроился на хлебозавод и проработал там около 15 лет. Зная о протезе, окружающие никогда не сочувствовали ему, а только восхищались мужеством и трудолюбием.

Сейчас Ивану Афанасьевичу 97 лет, и он говорит: «Мне еще надо правнукам помочь, поэтому я не могу умереть». За его плечами много побед, в том числе и над серьезными болезнями. Его победы — не фортуна, а осознанная цель: жить и быть полезным другим. Жизнь Ивана Афанасьевича доказывает:  победить свою болезнь — не всегда означает ее излечить. Победить, значит, оказаться сильнее.

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz