В процессе подготовки этого материала я активно делилась с окружающими информацией о технологичных протезах, печатаемых на 3D-принтере, – мне этот факт кажется невероятно классным: наконец-то я вокруг себя вижу доказательства, что мы живем в 21-м веке. Люди меня внимательно слушали, кивали, но недоумевали: «Кажется, я отстал от жизни. А 3D-принтер – это как? Как можно протез напечатать? Он из бумаги? Или из чего?». На этот и другие вопросы призван ответить материал «Эксперта здоровья» о девушке с потрясающим чувством юмора; исполнившей ее заказ студии 3D-печати и бионическом протезе, о котором мечтает Айман и прототип которого создается в Казахстане и России.

«Если не попробуешь – не узнаешь!» – так ответила на мой вопрос 20-летняя алматинка Айман МОЛДАБЕКОВА, когда я спросила, не страшно ли было становиться всего лишь вторым клиентом алматинской компании Y.dream, печатающей технологичные протезы на 3D-принтере. Их первым клиентом (ему протез напечатали бесплатно в мае этого года) был неназванный подросток – видео с его участием компания выложила в свой инстаграм-аккаунт, но от общения со СМИ он и его родители отказались. Зато вторая клиентка (девушке протез кисти правой руки обошелся в 85 тысяч тенге) активно раздает интервью. После публикации материала на популярном интернет-портале в августе этого года, по словам сотрудников студии 3D-печати, количество заказов резко выросло: сейчас 50 процентов занимают архитектурные модели, а оставшаяся половина – протезы. Компания уже выполнила два заказа, еще три исполняются сейчас, в листе ожидания – более десятка клиентов.

Мы встречаемся с Айман МОЛДАБЕКОВОЙ в сквере возле Центрального Государственного музея РК. Время встречи девушка уверенно назвала более чем за неделю до интервью, предложив на выбор четверг и воскресенье, место тоже выбирала она. Дело в том, что Айман – работающая студентка, окошек в ее расписании не так много. На встречу к нам героиня пришла красиво накрашенной и со стильной укладкой. Фотограф заулыбалась: она рада, когда герои приходят при полном параде!

– Айман, расскажите о себе, пожалуйста.

– Мне 20 лет, я родилась 16 декабря 1995 года в Кокшетау. С 5 лет я живу в Алматы вместе с бабушкой (мы вместе ведем хозяйство – она готовит, я убираю), родители остались в родном городе. Я учусь на третьем курсе Алматинского университета энергетики и связи, буду инженером-теплоэнергетиком. Также я работаю администратором в фитнес-клубе FitnessBlitz. Каждый день с 10:40 до 14:30 я на занятиях, а к 15:00 пешком или на такси мчусь на работу. Мой рабочий день продолжается до 22:00, иногда – до 24:00. Возвращаюсь домой я всегда на такси. Уроки я стараюсь сделать скопом в выходные дни.

– Когда закончите учебу, где будете работать?

– По специальности, на ТЭЦ или в какой-нибудь компании. Слышали о нетрадиционных источниках энергии? Можно связать себя с этой сферой: солнечные батареи, ветряные установки…

– Устаете с таким графиком работы?

– Да, бывает. Но если работы не будет, то мне будет очень скучно – я хочу быть в движении. Плюс мне нравится финансовая независимость, которую дает работа.

– Легко ли Вам было сюда устроиться?

– Да, ведь у меня хороший опыт работы – ранее я работала на аналогичной позиции в World Class Almaty.

– Простите, если вопрос некорректный. А вообще человеку с инвалидностью легко найти работу?

– Очень легко. Все зависит от того, как я отношусь к этому. Если я не закомплексованная, то у меня все хорошо получается. Я работаю с одной рукой лучше, чем некоторые люди с двумя.

– Это очень интересно…

– Моя тетя Сания так сказала, она научила меня любить себя. В школьные годы я была закомплексованным подростком, почти ни с кем не общалась, а руку свою всячески маскировала – то под длинными рукавами, то еще как-нибудь. Тетя научила меня, что надо относиться к себе хорошо, и тогда люди будут относиться к тебе так же. Я попробовала – у меня получилось. Сейчас в университете у меня есть друзья, много приятелей, все относятся ко мне хорошо. Мужским вниманием тоже не обделена.

 – Можно спросить, как Вы лишились кисти?

– Я родилась без нее. На работе, бывает, всякие истории придумываю для клиентов: «Никогда не суйте руку в воду, где плавает пиранья». Они такие: «Правда, что ли?» Я говорю, что это шутка, и мы вместе смеемся. Раньше я носила обычный косметический протез, у которого пассивная декоративная функция. Во-первых, он мне не нравился, во-вторых, они все были с резиновыми, телесного цвета накладками и быстро пачкались, никак потом не отчистишь. Всего за мою жизнь у меня было 6 или 7 таких протезов.

– Когда вы узнали про 3D-печать протезов?

– Этим летом, в июле – сестра скинула ссылку на инстаграм-аккаунт алматинской студии 3D-печати Y.dream. Я знала, что механические, то есть активные кисти выпускают в России, есть такая компания «Моторика». Но стоимость их продукции высока для меня – вернее, родственники мне помогли бы оплатить протез, но я хотела сделать это сама и чем раньше, тем лучше.

– Вы встречались с тем мальчиком, которому напечатали первую руку?

– Нет, никак не контактировала. Я просто доверилась ребятам. Когда я пришла в студию, у меня был выбор из нескольких моделей – я выбрала более женственную. У меня сняли мерки, напечатали несколько размеров, примерили их и собрали руку с помощью комплектующих. В итоге через 3 недели у меня была рука. Я волновалась, хотела успеть к свадьбе сестры и в итоге успела! Моя новая рука умеет выполнять одно действие – хват (у здоровой человеческой кисти 27 позиций. – Прим. авт.). Но сильно тяжелые вещи я не могу поднимать – рука на это не рассчитана.

– Почему Вы выбрали черный цвет протеза?

– На тот момент на выбор был белый и черный пластик. Белый сразу нет, потому что я помню, как марается даже телесного цвета протез. Можно было подождать, пока привезут телесного цвета пластик, но обычно все телесные цвета намного светлее тона моей кожи – я же смуглая. Я подумала: какая разница, все равно будет видно, что это протез, а не рука, и выбрала черный. Одногруппники смеются: «Нигга-нигга стайл», им нравится мой черный протез. Многие даже не знали про мою руку – они были в шоке. А мои друзья, с которыми хорошо общаюсь, они рады за меня. Они относятся ко мне так, как будто я обычный человек, как будто у меня есть две руки…

– Вы лучше, чем обычный человек! Ведь у Вас такое чувство юмора и самоирония! Менеджер студии в разговоре сказал, что они Вам уже делали мелкий ремонт и будут еще переделывать руку.

– Да. У меня ломались несколько пальцев. Они мне их печатали заново. Еще в одном месте она мне жала – перепечатывали тот фрагмент. А сейчас будут перепечатывать фрагмент руки, который контактирует с моей культей. Рука мне в этом месте большая, это доставляет неудобства. Вообще я должна купить специальную ткань под протез, но пока протез не финальный – не покупаю, потому что нет точного размера еще. Все переделки ребята выполняют бесплатно, я лишь один раз заплатила им 85 тысяч тенге.

– Протез боится воды?

– Нет. Его только к огню подносить нельзя – расплавиться может. Друзья часто шутят: «Ты если что – бей им». Но драться им тоже нельзя – мне потом внутри больно будет.

– О чем Вы мечтаете?

– О бионической руке. Она стоит 3000 долларов.

– Ничего себе!

– Нет, это недорого, еще совсем недавно такие разработки стоили порядка 15000 долларов. Сейчас я коплю на нее. Вообще, из-за протеза руки я и начала работать, еще будучи студенткой, чтобы побыстрее реализовать эту мечту. Теперь и не хочу уходить с работы. Еще я мечтаю много работать, стать богатой, чтобы отблагодарить всех родственников, которые помогали мне на протяжении всей жизни. Моя третья мечта – путешествовать, обязательно в США побывать.

Справка: 3D-принтер — это периферийное устройство, использующее метод послойного создания физического объекта по цифровой 3D-модели. 3D-печать может осуществляться разными способами и с использованием различных материалов, но в основе любого из них лежит принцип послойного создания (выращивания) твердого объекта. На сегодня принтеры умеют печатать из такого сырья, как ABC-пластик, акрил, бетон, гидрогель, бумага, деревянное волокно, гипс, лед, металлический порошок, нейлон, поликапролактон (PCL), поликарбонат, полилактид, полипропилен, полифенилсульфон, полиэтилен низкого давления, шоколад, глиняные смеси, известковый порошок, продукты питания, живые органические клетки и др. Узнать больше о технологиях 3D-печати можно на сайтах orgprint.com, 3dindustry.ru и др.

Мы рекомендуем родителям приобрести 3D-принтер

img_1017Менеджер студии Y.dream, выпускник технического вуза, сейчас заканчивающий обучение в магистратуре, Газиз ЕГИЗБАЕВ спокойно отреагировал, когда я позвонила ему договориться об интервью: за последние 2 месяца журналисты в их небольшом светлом офисе на Фурманова стали частыми гостями. Ему я адресую уже не эмоциональные, а технические вопросы. Здесь на стеллаже стоит множество маленьких моделей – фигурка шефа компании размером с ладонь соседствует со сказочным, с витиеватыми рогами серебристым оленем (раскрашиваются фигурки уже после печати) и запчастями неизвестного аппарата, которые выполнены по чертежам НИИ-заказчика.

Когда мы пришли, Газиз калибровал принтер перед работой, который вскоре был запущен в тестовом режиме. В просьбе нашему фотографу сделать снимки, как идет печать, было отказано – крышку аппарата во время печати поднимать нельзя, там должна сохраняться одна температура. Пока идет печать, в комнатке стоит звук, похожий на звук диалапа – люди старше 25 лет помнят, что раньше во время установки интернет-соединения модем издавал непрекращающийся писк.

– Мы занимаемся 3D-печатью – это создание изделия из трехмерной проекции. На компьютере создается 3D-модель. С помощью 3D-принтера она выводится в виде реальной осязаемой вещи. Мы делаем изделия из пластика и гипса. Для печати из пластика у нас закуплены 3 принтера – два российского производства, один – китайского. Гипсовый принтер установлен в отдельном помещении – он очень большой, здесь бы занял много места. Когда студия начала работу, акцент ставился на создании архитектурных макетов. Сейчас увеличилось число заказов на протезы, но мы не можем выпустить их все сразу, прямо сейчас наладить массовое производство – данного количества принтеров не хватает. Если поток заказов будет стабильным, то мы сможем расширяться. Сейчас у нас в штате работают 4 человека, еще есть дизайнеры на аутсорсе. Также у нас есть консультанты из числа сотрудников российских компаний в сфере 3D-печати и врачейортопедов.

– Как долго идет печать протеза?

– Печать одной детали до 20 сантиметров в высоту занимает 12-16 часов. В технологичном активном протезе, как у Айман, таких деталей две – кисть и предплечье. Плюс пять пальцев, каждый из которых печатается по 1,5-2 часа, а также с десяток совсем мелких деталей. То есть на печать такого протеза ушло более 40 часов. Но это я описываю идеальную ситуацию при печати по отработанной схеме. По факту же мы печатали не один комплект деталей.

– Айман уже ломала пальцы. Как происходит их замена?

– Она звонит, сообщает о поломке. Мы запускаем нужный палец на печать, пока она едет к нам – он печатается. Удобно и практично.

– А почему происходят поломки?

– Конкретно у Айман много поломок, потому что она выбрала более эстетичный, женственный протез «K-1 hand», дизайн которого разработал Evan Kuester. В описании этой модели говорится, что это элегантная, антропоморфная рука, при создании которой все скобы и шнуры спрятаны внутрь конструкции в эстетических целях и для повышения качества пользовательского опыта. Эта рука предназначена как для молодых, так и для взрослых людей, в частности для женщин. Благодаря антропоморфному дизайну у пользователя есть возможность носить перчатку поверх устройства. Однако его элегантность – это одновременно и минус. Протез, как выяснилось, более хрупкий. Чем протез более эстетичен, тем менее практичен. Протез, конечно, красив, но она не может брать им большие вещи, плюс она еще цепляет за разные предметы, и пальцы ломаются. Еще была деталь, которая натирала.

– Как исправляете? Подтачиваете?

– Нет, перепечатываем на размер больше.

– Где вы берете чертежи?

– В Интернете много лабораторий выкладывают в открытом доступе чертежи всего на свете – от игрушек до протезов. Мы пользуемся проверенными чертежами с американского сайта enablingthefuture.org (сайт международной сети волонтеров, использующих 3D-принтеры). Клиент приходит к нам, выбирает протез из нескольких вариантов, мы подгоняем под человека размеры. Бывает, что кто-то апгрейд хочет сделать. Например, «кармашек» для ручки. Или приходил к нам один певец без руки, он хотел протез со штепселем, чтобы к нему можно было бы пристегивать микрофон. Поясню: в механическом протезе (как у Айман), когда сустав сгибается (движение культи), то пальцы сжимаются, когда разгибается – пальцы расслабляются. А так как певец держит микрофон в руке постоянно, то ему надо гарантированно, чтобы тот не упал.

– А сама печать дорогостоящая?

– Смотрите: российский принтер, не промышленный, стоит 140 тысяч рублей, то есть чуть больше 2000 долларов. Один килограмм пластика стоит 12 тысяч тенге (36 долларов). Вес готового изделия в зависимости от размера составляет 400-500 граммов. Однако прежде чем удастся подогнать все детали друг под друга на конкретном человеке, будет распечатан не один комплект деталей протеза. Остальное от стоимости протеза – зарплата сотрудникам, которые будут проектировать, подгонять модель под конкретного человека. Первый протез мы выполнили бесплатно, остальные уже за деньги, но небольшие.

Честно говоря, мы обращающимся к нам родителям, чей ребенок живет без конечности, рекомендуем приобрести принтер и по мере необходимости закупать расходные материалы. Сиюминутной выгоды не будет, но в перспективе с учетом постоянного роста ребенка это будет выгоднее. Кто-то из родителей или сам ребенок лет с 10-12 может научиться проектировать 3D-модели.

– Я рассматривала протез у Айман. Там помимо пластика есть лески и резинки. Вы их закупаете в специализированных магазинах или подбираете сами?

– Комплектующие мы искали методом проб и ошибок. Резинки купили в обычном канцелярском магазине, а то, что вы называете леской, – это струны домбры. Мы попробовали много разных нейлоновых нитей, но многие из них растягивались. А струны домбры при деформации не меняют коэффициента сжатия.

– Какие ограничения есть у протезов, создаваемых вами на 3D-принтере?

– Пока что мы не печатаем на 3D-принтере протезы нижних конечностей. Потому что там совершенно другие нагрузки, неизвестно, как поведет себя пластик в этом случае. Но в ближайшем будущем, уверены, найдем решение этого вопроса.

– Айман мечтает о бионическом протезе. Его уже не напечатаешь на принтере?

– Почему? Любой протез можно напечатать. Просто для этого нужно специальное оборудование, комплектующие (моторчики и датчики-сенсоры, которые крепятся на кожу и считывают с мышц в культе импульсы и передают их в протез, фактически силой мысли можно управлять каждым пальцем в отдельности, выполняя множество движений), а также научная экспертиза. Мы разрабатываем эту идею с полноценными роботизированными руками. Для установки бионического протеза также не требуется хирургического вмешательства. Такие разработки уже есть даже в Казахстане (проект M Bionics), но пока они экспериментальные, а не массовые.

Бионический протез будет способен делать 6-8 движений

maulen-bekturganov-foto-daniyara-musirovaВ конце прошлого года казахстанские СМИ написали о Маулене БЕКТУРГАНОВЕ – студенте Международного университета информационных технологий (специальность «Вычислительная техника и программное обеспечение»), сделавшем прототип бионической руки-протеза – проект M Bionics. Сейчас Маулен продолжает совершенствовать свою разработку.

– Маулен, расскажите о бионической руке, которую Вы изготовили год назад.

– Я разработал первую руку в качестве прототипа – она умела повторять движения за рукой человека. В частности, за моей рукой – я настроил ее под себя, под свою здоровую руку, для этого были установлены дополнительные сенсоры. Этот прототип показал реальность воплощения идеи, когда протез работает от сигналов, получаемых от мышц бицепсов и трицепсов ампутированной руки. Такой рукой можно брать и удерживать предметы, пользоваться компьютерной мышью, держать столовые приборы и многое другое. Всего такая рука имеет 6 функций. Визуально первый прототип немного похож на тяговый – однако там тяга ниток осуществляется сервоприводами, которые управляются EMG-сенсорами. Большинство деталей были куплены за границей – в США, а собраны в протез мною. В первом прототипе в качестве сенсора использовался браслет MYO компании Thalmic Lab. Также в протезе есть аккумулятор и пять моторчиков для пяти пальцев. Но это было только начало.

– Где Вы взяли чертеж?

– Чертеж первого прототипа был взят в открытом доступе в интернете. Легче создавать новое, отталкиваясь от старого. Я собирал ту конструкцию около месяца, всего на реализацию проекта ушло около полугода. Тяжело не было, было интересно. Мне помогали, морально поддерживая, мои родители. У меня в близком окружении нет никого, кому мог бы помочь такой протез, я занимаюсь этой разработкой в интересах всех людей, кому бы моя разработка могла помочь.

– А над чем Вы работаете сейчас?

– Над новым прототипом, который уже полностью направлен на инвалидов, то есть вместо здоровой кисти он будет обучен работать с культей. Он будет способен делать 6-8 движений, будет настраиваться индивидуально под каждого пользователя. До тестов на человеке, у которого отсутствует кисть, уже осталось совсем немного времени.

– Какова себестоимость бионического протеза?

– Себестоимость первого прототипа была 2000 долларов. Для сравнения: заказывая такой протез в США или Европе, покупатель должен выложить в 5-10 раз больше. Цену второго я пока сказать не могу. Пока что делаем прототип на собственные средства совместно со специалистами компании 3DPM, печать пробного образца они выполняют бесплатно (компания продает и обслуживает 3D-принтеры, а также оказывает широкий спектр услуг в области 3D-моделирования, 3D-сканирования и 3D-печати. – Прим. авт.). Когда мы закончим разработку прототипа, будем обсуждать коммерческое сотрудничество. Для меня важно, чтобы доступной по цене разработкой могли воспользоваться как можно больше людей с ограниченными возможностями.

– Какие у Вас планы?

– Мы планируем закончить работу над протезом кисти и перейти к разработке протезов, которые смогут производить движения локтя и плеча. Затем начнем работу над бионической ногой, уже имеются собственные идеи и чертежи проектов.

В 21-м веке иметь протез — это не страшно, а увлекательно

konstantin-deblikov-motorika-foto-iz-arhiva-geroya-2Самым известным российским производителем 3D-протезов является стартап «Моторика», основанный в 2015 году. Пример этой компании, производящей протезы рук и пальцев, впечатляет: за последний год с небольшим она изготовила более 50 тяговых протезов (одно движение – хват), сейчас работает над созданием первого бионического российского протеза – на продажах которого и планирует зарабатывать. Ей удалось договориться с государством о компенсации гражданам России полной стоимости тяговых протезов (в некоторых регионах РФ инвалидам возмещают только 50% или 70%, это зависит от местного законодательства). Таким образом, многие россияне получают протезы стоимостью 70 000-100 000 рублей бесплатно.

На вопросы «Эксперта здоровья» о том, как работает «Моторика», по скайпу ответил ее пресс-секретарь Константин ДЕБЛИКОВ. 25-летний Константин знает о протезах больше, чем многие, – у него ампутированы кисти обеих рук на уровне верхней трети предплечья, он сам носит протезы. Молодой журналист из Воронежа лишился рук в августе 2014 года, когда он ради подработки участвовал в файер-шоу: у него в руках взорвалась некачественная пиротехника. По инициативе его коллег из файер-сообщества и друзей в Интернете была организована кампания по сбору средств на бионические протезы, сюжет о парне и поддерживающей его невесте (сейчас они женаты) показывали в передаче «Сегодня вечером» на Первом канале.

Уже в декабре 2014 года за рубежом были приобретены бионические протезы BeBionic стоимостью 1,6 миллиона рублей каждый. Они, к его удивлению, не были такими крутыми, как это показывают в кино: да, зимой руки не мерзнут, а еще горячее можно брать без прихватки, но есть и много ограничений. Позже у него появились еще две пары протезов, их все он носит поочередно: почти все время он носит миоэлектрический протез MyoFacil – у него выше сила сжатия и плавность работы; большие и красивые, «как у Терминатора», бионические BeBionic надевает на выступления и лекции – они производят наибольшее впечатление на публику; на улицу, в магазин, по работе — бионичекие Otto Bock.

Константин говорит, что для него проблем с социализацией не было – выпускник журфака продолжил работать по профессии, занимаясь журналистикой, PR и SMM (он работает с текстами с помощью специальной панели с тремя педалями, которая установлена под компьютерным столом). Парень, хорошо игравший на гитаре, музыку не бросил, начав заниматься электронной музыкой – он играет на барабанах при помощи специальных протезов. На его взгляд, людям с протезами рук при выборе высшего образования стоит выбирать гуманитарные специальности, те сферы, где надо работать не руками, а головой.

– Константин, расскажите, как образовалась компания «Моторика»?

– История компании началась в 2015 году после объединения компаний Can Touch (3D-печать) и W.E.A.S. Robotics. Идейным вдохновителем компании стал инженерробототехник из Санкт-Петербурга Илья ЧЕХ, который поверил в идею протезов рук, распечатываемых на 3D-принтере. Он вместе с компаньонами взял выложенную в Интернете в открытом доступе модель тягового протеза и распечатал ее. Автором той самой первой механической руки был южноафриканский плотник Ричард Ван Ас, который после потери 4 пальцев во время работы с бензопилой решил во что бы то ни стало восстановить дееспособность своей руки. Вместе с консультантами он разработал механический протез с пятью пальцами, получивший название e-Nable.

Идея настолько понравилась людям по всему миру, что родилось целое движение. Предлагать свои модели и совершенствовать их начали волонтеры – инженеры, энтузиасты 3D-печати, профессора ведущих университетов, дизайнеры, родители, художники и студенты. Первый протез был не пригоден к носке в существующем виде: выяснилось, что его надо дорабатывать. Кроме того, распечатанные на 3D-принтере детали не могут похвастаться долговечностью. Над этим сейчас и работает компания «Моторика». Я присоединился к ней около года назад после знакомства с Ильей ЧЕХОМ на одном из форумов, предложив свои идеи по развитию проекта.

– Сколько протезов изготовлено на сегодня? Какова их стоимость?

– На сегодня компания выполнила более 50 протезов. Большинство наших клиентов – дети. Вопрос, почему к нам чаще обращаются именно для изготовления детских протезов, очень хорош. Чтобы ответить на него, нам еще предстоит провести маркетинговое исследование, опросив тех взрослых, кто к нам не обратился. Я могу лишь поделиться своими мыслями. Во-первых, наши протезы для детей (детский игровой протез «КИБИ») яркие, разноцветные. Думаю, что многие взрослые не готовы к повышенному вниманию. По сути, это некий «гаджет для супергероя» – детям такой аксессуар может очень помочь в социализации. Мы в своих коммуникациях проговариваем: «В 21-м веке иметь протез — это не страшно, а увлекательно». Во-вторых, перед детьми стоит больше проблем – они только в процессе обучения и, не имея полноценной руки, много чего не могут делать. Взрослые же люди уже как-то приноровились и могут обходиться в быту косметическим протезом.

Стоимость тягового протеза составляет 70 000-100 000 рублей. Они бесплатны для россиян, имеющих индивидуальную программу реабилитции (комплекс мер по реабилитации инвалида, который разрабатывается при проведении медико-социальной экспертизы гражданина, исходя из комплексной оценки ограничений жизнедеятельности, реабилитационного потенциала на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных и утверждается руководителем бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) по месту регистрации человека). На коммерческой основе мы работаем и с иностранцами.

– Как выглядит процесс заказа протеза? Долгий ли он?

– Заказы исполняются в нашем московском офисе. Обычно процесс работы строится так: к нам поступает заявка от человека, нуждающегося в протезе, – если он москвич, то приезжает лично, если иногородний – мы списываемся, созваниваемся, выходим на связь в скайпе, запрашивая все документы и снимая мерки. При тяжелых травмах может понадобиться сканирование – по сути это МРТ-снимок руки, который покажет, в каком состоянии находятся кости и культя. Далее идет исполнение заказа – печать, проверка. Затем человек приходит к нам в офис на примерку. Еще 1-2 дня у специалистов уходит на подгонку образца конкретно под этого человека. Плюс в течение нескольких часов проходит мастер-класс по навыкам использования протеза, его обучает врач из нашей команды (также об этом можно подробнее прочесть на нашем сайте, где описана мотивационная система для детей). Весь процесс, от начала до установки протеза клиенту, занимает 2 недели.

К слову, успех в этом деле зависит от регулярных тренировок. Когда мы слышим жалобы, что протез неудобен, не подходит, чаще всего это значит, что человек не смог до конца овладеть протезом и просто отложил его в сторону. Таким образом, иногородние заказчики за один визит в Москву получают свой протез. Как такового листа ожидания нет – в течение 1-2 недель новые заказы поступают в работу.

– Случаются ли поломки протезов?

– Да. Согласно гарантийным обязательствам, в течение одного года мы все перепечатываем бесплатно. Если человек живет в другом городе, то требуемый ему фрагмент мы отправляем по почте. Если он не может самостоятельно или с помощью специалистов вмонтировать его в протез, то мы приглашаем снова посетить наш московский офис. Также мы по мере роста ребенка бесплатно изготавливаем новый протез, чтобы он рос вместе с ним.

С самого начала мы экспериментируем с дизайном протезов, с используемыми материалами. Так, во многих моделях пальцы, а это самая хрупкая часть, мы изготавливаем из металла. У нас есть 3D-принтеры, которые печатают и из пластика, и из металла.

– Вы выпускаете только протезы верхних конечностей? Планируете ли выпускать протезы нижних конечностей?

– Да, планируем. Сейчас изучаем эту сферу, ведем разработки, но пока это только перспектива. Есть несколько особенностей, значительных отличий 3D-протезов рук и ног. Это и инженерные задачи, и вопросы с материалом (протез ноги должен выдерживать большие нагрузки).

Вообще, на Западе направление по разработке и выпуску протезов нижних конечностей более развито. Это обусловлено тем, что, согласно мировой статистике, ампутация нижних конечностей проводится намного чаще, чем ампутация верхних конечностей. К тому же нога «проще» устроена. При протезировании после травм на уровне голени современные протезы возвращают ноге почти полный функционал – глядя на человека в одежде, вы не всегда поймете, что он на протезе. Плюс действительно много возможных действий – и ходьба, и бег. Если протезируется нога от бедра, то здесь функционал меньше. С руками все сложнее, особенно когда протез требуется не от кисти, а от плеча.

– Хотелось бы прояснить такой факт: когда человек получает 3D-протез за счет государства, значит ли это, что он пропускает очередь на косметический протез?

– Нет. Согласно законодательству человек имеет право получить один протез раз в 3 года. Однако там прописано, что один протез по каждой категории. То есть инвалид может получить бесплатно косметический протез, тяговый 3D-протез нашего производства и, если комиссия сочтет необходимым конкретно для этого человека, еще и бионический протез.

– «Моторика» анонсировала разработку бионического протеза. Каковы успехи в этом направлении работы?

– Мы ведем работу в этом направлении. Тесты на реальном человеке идут уже 3 месяца, к началу 2017 года мы планируем выпустить протез на рынок. Если говорить о перспективных направлениях будущего, то это разработка нейропротезов. Это электронные имплантаты, которые могут восстановить двигательные, сенсорные и когнитивные функции. Примером таких устройств может служить реально существующий кохлеарный имплантат. Нейропротезы могут заменять не только органы слуха, но и органы зрения, могут помогать контролировать мочеиспускание и сознательно контролировать движение.

– Можно ли говорить, что за последние годы стоимость протезов существенно снизилась?

– В целом и общем да: вслед за распространением технологий, знаний снижается стоимость услуг. Однако есть большое «но» – курс рубля к евро и доллару. Для европейцев и американцев это становится доступнее, но для россиян и жителей стран СНГ – нет. Поэтому мы и распечатываем на 3D-принтере протезы, которые доступнее западных аналогов. Но самое главное, что они уже сегодня делают жизнь многих людей проще и лучше.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz