Житейская история: встретились два взрослых человека, понравились друг другу, решили жить вместе. И сначала все было просто замечательно: взаимная симпатия, совместные выезды на природу, общие друзья. Беда пришла неожиданно: у мужа возникла проблема на работе, он разнервничался, купил банку пива для «успокоения души». И… начался кошмар под  азванием «запой». Уже позже выяснилось, что супруг был закодирован и ему нельзя было даже нюхать спиртное. Пришлось обращаться к наркологу, искать деньги на очередное кодирование, нервничать, пытаться избавиться от проблемы разом – расстаться с пьяницей и жить спокойно… Но вид вернувшегося после лечения супруга был настолько удручающим, что у женщины не хватило духу выгнать его из дома. Со временем все опять наладилось, но, увы, лишь до очередного срыва. Как справиться с алкоголизмом? Можно ли навсегда избавиться от этой зависимости? Насколько помогает кодирование? И безопасно ли оно для здоровья? Все эти вопросы мы задали врачу-наркологу медицинского центра «MedExpressK» Беримбаеву Марсу Орналиевичу.

Кодирование – это самая радикальная мера против алкоголизма? Есть ли более щадящие способы избавления от этой зависимости?
– Существует 2 основных направления лечения. Первый способ – психотерапевтическая работа с пациентом после курса медикаментозного лечения в стационаре. Это более дорогостоящий путь лечения, потому что требует длительной работы с психологом-аналитиком или с психотерапевтом. Не у каждого пациента есть финансовая возможность лечиться таким образом. Да и работа с психологом не защитит полностью от неожиданных срывов, не будет же пациент 24 часа в сутки проводить под его опекой.

Второе направление – это радикальные методики, которые дают человеку на какое-то определенное время возможность отказаться от алкоголя. Здесь тоже существуют психотерапевтические способы воздействия и медикаментозное лечение. Условное название подобных методик – кодирование. При психотерапевтическом воздействии в сознание пациента, находящегося в трансовом состоянии, внедряется так называемый код. Есть ряд психотерапевтов, которые владеют техникой введения человека в такое состояние. Однако психотерапевтическое кодирование на сегодняшний день считается слабо эффективным воздействием.

Медикаментозные методики более «жесткие», но дают больший эффект. Лекарственные препараты вводятся в организм различными путями: есть жидкие, инъекционные формы, есть лекарства в виде таблеток или капсул, которые имплантируются подкожно. Такие препараты вводятся в организм на определенный срок, и если человек начинает употреблять алкоголь, будучи закодированным, то, конечно же, лекарства начинают давать определенную негативную реакцию. На некоторые препараты от воздействия алкоголя развивается аллергическая реакция. Есть кодирование, которое после рюмки спиртного провоцирует радикальные последствия – летальный исход, паралич.

– Получается, что закодированного человека останавливает от употребления алкоголя страх. Но это разрушительная эмоция. Что вы думаете по этому поводу?
– На мой взгляд, кодирование – это вынужденная мера, но она жизненно необходима для страдающего алкоголизмом. Можно сказать, что это радикальный способ, он в какой-то степени негуманен, но это единственный шанс для пьющего человека остановиться, начать жизнь с чистого листа и без алкоголя.

Большинство методик подавляют патологическое влечение к алкоголю. У человека исчезает болезненная тяга к алкогольным напиткам, с которой он самостоятельно не мог справиться. Есть лекарства, которые вызывают отвращение к алкоголю: человеку становится неприятно видеть алкогольные напитки, чувствовать их запах. При этом он может испытывать головокружение, тошноту, головные боли. Самая распространенная реакция – тошнота и отвращение к алкоголю.

Психотерапевтическое лечение закодированным людям показано, оно помогает снизить вероятность срывов. Но, к сожалению, не у каждого пациента есть финансовая возможность пройти такое лечение.

– В советские времена существовали клубы анонимных алкоголиков, которые в какой-то степени заменяли работу с психологом. Сейчас есть такие клубы?
– Действительно, были такие клубы. И такие сообщества снижали вероятность рецидивов у закодированных от алкоголизма людей.
Но сейчас этим никто не занимается. В прошлом эти клубы организовывались на базе государственных больниц: выделялось помещение, туда приходили люди, которые очень сильно хотели избавиться от алкогольной зависимости, и те, кто уже бросил пить, с ними работал психолог. Сейчас никому не хочется тратить свое время на организацию подобных сообществ: арендовать помещение, прилагать усилия. Нужны энтузиасты.

– Можно ли утверждать, что среди алкоголиков много людей, подверженных депрессии?
– Причины алкогольной зависимость надо дифференцировать. Кто-то становится алкоголиком из-за каких-то психологических проблем, депрессивных расстройств, но и есть алкогольная зависимость в чистом виде.

Если у человека наблюдаются болезненные перепады настроения, то алкоголизм в этом случае вторичен. Алкогольные срывы у такого человека возникают в момент обострения психических расстройств. Их называют псевдозапоями. И здесь прежде всего необходимо лечить психическое заболевание.

– Вам рассказывали пациенты о своих ощущениях после кодирования? Как они себя чувствуют?
– Конечно, это серьезный стресс для организма. Когда человек прекращает пить, его нервная система дает сбой: у кого-то через месяц, у кого-то через полгода. Человек становится раздражительным, вспыльчивым, тревожным. Люди, злоупотреблявшие алкоголем, как правило, тяжело переносят стрессы, так как их нервная система расшатана. Для них стрессовые ситуации могут стать спусковым механизмом для очередного срыва. Поэтому всем своим пациентам после кодирования мы рекомендуем от двух месяцев до полугода принимать препараты, которые стабилизируют состояние нервной системы. Мы прописываем им антидепрессанты, которые повышают стрессоустойчивость и служат своеобразной «броней» от внешних раздражителей, а следовательно, и от срывов.

Кроме этого, мы берем своих пациентов под длительное наблюдение: даем свои телефоны, по которым они в сложный момент могут позвонить и получить психотерапевтическую консультацию, приглашаем прийти на прием весной и осенью, когда они становятся наиболее уязвимы.

– Отдельная тема для разговора – родственники пьющих и закодированных людей: они постоянно в страхе, в предчувствии того, что близкий человек снова сорвется и им придется заново проходить все круги ада. Что вы можете им посоветовать?
– Этим людям поможет только время, ну и, конечно же, благополучный исход кодирования. Страх, тревога, недоверие, ожидание срыва не исчезнут в одно мгновение. Перемены произойдут постепенно.
Я и пациентам своим говорю: не ждите, что по возвращении домой к вам перестанут принюхиваться, следить за вами, звонить, контролировать вас – для изменения поведенческого стереотипа необходимо время. Постепенно восстановится доверие, нормализуются взаимоотношения. Надо набраться терпения.

– Каково в процентном соотношении количество пациентов, отказывающихся от алкоголя после первого кодирования? Я встречала людей, которые кодируются, потом срываются, опять кодируются и снова срываются. Кодировки становятся все жестче и жестче. Случаются даже трагические исходы – суициды.
– На мой субъективный взгляд, число людей, которые полностью отказались от алкоголя после лечения, от общего числа закодированных составляет 15-20 %. Обычно это люди, которые четко осознают разницу между жизнью до кодирования и после него. Они хорошо помнят, сколько неприятностей принес им алкоголь: сложности на работе, тяжелая психологическая атмосфера дома, конфликты с близкими людьми. Встречаются среди моих пациентов преуспевающие бизнесмены, у которых есть проблема с алкоголем. И если они уходят в запой, то это влечет за собой срыв контрактов, потерю доверия со стороны заказчиков, финансовые потери.

Хороший знак для закодировавшегося, если его жизнь после лечения кардинально меняется: появляется работа, налаживается личная жизнь, изменяется сам человек – он становится успешным, чем-то увлекается, ему симпатизируют окружающие. Это дорогого стоит. И сравнивая периоды жизни «до» и «после», человек уже ни за что не согласится вернуться в тягостное прошлое. Ведь он сразу же потеряет все достигнутое.

Кодирование – это возможность для пьющего человека заново выстроить свою жизнь. Если он приложит усилия и найдет источники радости не в алкоголе, а в чем-то другом, то по истечении срока кодирования у него не возникнет желания пить. Каждый из нас может вспомнить в своем окружении людей, которые закодировались и полностью поменяли свою жизнь. Окружающие уже даже не вспоминают о том, что когда-то этот человек пил. Просто они видят здорового товарища или знакомого, который живет активно и с удовольствием, но никогда не притрагивается к рюмке.

Но есть другая категория пациентов, которые ждут окончания срока кодирования, для того чтобы снова начать пить.

Многое зависит от настроя человека, и от того, как он пришел к решению закодироваться. Если это его осознанный выбор, то вероятность срыва минимальная. Если же его подвигли на кодирование родственники или начальник на работе, то человек рано или поздно сорвется. Такие люди как бы понимают, что надо бросить пить, но в то же время не готовы полностью отказаться от алкоголя. Их одолевает внутреннее противоречие. И это группа риска для срыва, последующего запоя и повторного кодирования. Такой человек может закодироваться на 5 лет, сдерживать себя в течение 7 лет, а потом он начинает думать, что алкоголизм – это уже не про него. Он же долгое время не пил. Значит, можно безнаказанно позволить себе рюмку-другую. Он убежден, что сможет контролировать себя. Но, увы, результат всегда печальный: срыв и повторное кодирование.

Что касается суицидов, то их вероятность среди пьющих людей действительно повышенная. Многие наложившие на себя руки делают это в состоянии алкогольного опьянения. Но не надо путать причину со следствием: кодирование снижает процент суицидов. И если самоубийство случается после срыва, не стоит связывать этот факт с кодированием. Вероятнее всего, у человека уже были суицидальные наклонности, и алкоголь лишь подтолкнул его к роковому шагу.

– Как вы можете прокомментировать фразу о том, что бывших алкоголиков не бывает?
– На мой взгляд, это несколько циничная фраза. Мы же не говорим о том, что не бывает бывших диабетиков или гипертоников. Речь идет о хронических заболеваниях, к числу которых относится и алкоголизм. Все хронические недуги могут время от времени рецидивировать, к примеру весной и осенью. Больные знают об этом и делают все, чтобы снизить вероятность рецидива.

Не буду спорить: если у человека сформировалась зависимость от алкоголя, то это навсегда. Такой человек уже никогда не сможет позволить себе по праздникам пригубить рюмку для настроения или же за компанию.

Я всем своим пациентам говорю, что алкоголизм – это хроническое заболевание. И оно требует к себе соответствующего отношения. Человеку, который прошел лечение, можно все: работать, строить карьеру, создавать семью, заниматься спортом, путешествовать, ходить в горы и т.д. Все, что могут себе позволить здоровые люди, доступно для закодированного человека, он может получать удовольствие от жизни разными способами. НО для него прописана безалкогольная диета. При любом хроническом заболевании рекомендована диета: диабетикам противопоказано употреблять сладкое, мучное, людям, переболевшим гепатитом, не рекомендована жареная и жирная пища. То же самое и при алкоголизме: разрешено все, кроме алкоголя!

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *