В этом году моя родина — городской поселок Шарковщина Витебской области — отмечает 510-летие. Среди достопримечательностей городка особенно выделяется район Безымполе (сохранился и сегодня), где располагалась единственная на весь район больница, открытая в сентябре 1939 года в 15 приспособленных панских помещениях. Одному из подразделений бывшей ЦРБ (центральной районной больницы) в прошлом году исполнилось 115 лет. Хочется вспомнить страницы истории первого главного врача района, который много лет работал в Безымполе, — Василия Устиновича Забродского.

Он был отличником здравоохранения СССР, заслуженным врачом БССР, в 1948-м и 1968 годах награжден грамотами Президиума Верховного Совета БССР. Талантливый хирург, строгий и чуткий человек, за свою трудовую деятельность спас от смерти тысячи людей, и не только шарковчан.

В войну он проводил операции раненым партизанам, а в партизанской бригаде особого назначения имени Ленина возглавлял санитарную службу. Очень примитивно велись операции в военных госпиталях и даже в полевых условиях — при свете коптилки или свечи, когда вместо наркоза использовался обычный «первач», перевязочным материалом служила льняная ткань, а медицинский инструмент заменяли столовый нож и обычная пила. Стерилизовали инструменты на огне. Солдаты выживали. Наверное, срабатывали защитные силы организма и воля человека — выжить, устоять.

После войны хирург родом из Витебска, который в свое время окончил Витебский медицинский институт и Свердловскую военно-медицинскую академию, был направлен на работу в Шарковщину. Представить трудно, как на 32 тысячи населения района (сейчас только 17) было только два врача! (До него с 1944 г. работал врачом Герасимович). Кроме лечения больных, Забродский занимался и хозяйственной деятельностью — строительством. Говорили, что после войны хирург, главный врач больницы ходил на работу с автоматом. А как иначе? Ведь среди больных могли быть бандиты, предатели! Он же когда-то дал клятву Гиппократа и должен был лечить каждого больного.

Забродский сделал бесчисленное количество операций, одних только полостных — более 10 тысяч. И все с хорошим результатом, ведь рядом с ним была верная подруга, помощница и знаток своего дела, операционная сестра военного госпиталя — жена Бася Семеновна.

Помнится, я была еще студенткой, и мой 70-летний дедушка попал на операционный стол с тяжелым аппендицитом. Мне сообщили, чтобы приехала домой заранее, так как придется любимого дедушку хоронить. Но когда я приехала к нему в больницу, как к тяжело больному, дедушка уже ходил по палате. Как рассказывали больные, Василий Устинович так мог обнадежить больного человека на его скорое выздоровление, что тот только от внушения мог вылечиться лучше, чем лекарствами.

С работниками больницы был очень строгим (военная выправка сохранилась), но и справедливым. Он готов был отдать свою душу каждому больному, которому делал операцию, чтобы тот скорее встал на ноги. Даже ночью наведывался к тяжелобольным.

А сколько радости было у него, когда в больнице впервые загорелся электрический свет, когда приобрели первую санитарную машину! Затем новоселье справил роддом. Один за другим стали вырастать здания отделений: детское, инфекционное, туберкулезное. И ко всем этим делам прикладывал свои усилия, отдавал душу и сердце настоящий организатор, главный врач больницы Василий Забродский.

Он с честью прошел по жизни, ни разу не нарушил клятву Гиппократа. Как бы радовался, если бы дожил до этого времени и увидел такое красивое здание новой больницы, о которой мечтал всю свою жизнь.

 

Екатерина Сосна.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz