Я узнала о фантомных болях из сериала «Доктор Хаус». Помните, в одном из эпизодов главный герой смог утихомирить разгневанного соседа с ампутированной рукой, когда показал фокус с коробкой и зеркалом? Доктор предположил и оказался прав, что сосед такой раздраженный потому, что ему очень больно, а болит у него отсутствующая конечность. Для материала в «Эксперте здоровья» я в Алматы нашла героиню, которая уже 24 года после ампутации конечности живет с фантомными болями. Честно говоря, глядя на нее, никогда не угадаешь, что человек ходит на протезе, а тем более страдает от фантомных болей. А вот найти в Алматы или хотя бы в Казахстане врача, который мог бы компетентно рассказать о способах лечения фантомной боли,  я не смогла – не помог ни опрос врачей, ни поиск во всезнающем Google. Но тот же самый поисковик подсказал мне, что о том, как лечить этот вид болей, знают в Москве – в НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко.

Когда болит то, чего нет

1479372702_algolog-isagulyan-2_mЭмиль Давидович ИСАГУЛЯН, старший научный сотрудник НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко Министерства здравоохранения РФ (Москва), нейрохирург-алголог (специалист по хирургическому лечению болевых синдромов)

– Эмиль Давидович, расскажите, пожалуйста, про фантомные боли. Что знает современная наука и медицина о болях этого вида?

– Фантомная боль – это, как правило, боль в отсутствующей конечности. Это может быть и боль на туловище – например, при мастэктомии, но чаще всего именно конечность. Так как случаев ампутации ног больше (к ампутации могут привести ишемические поражения, а также травмы; в обоих случаях оформляется культя, чтобы в будущем можно было носить протез), то и случаев фантомной боли в нижней конечности больше. Различают длинный фантом – при отсутствии всей ноги, а также короткий фантом – при отсутствии стопы. Почему конкретно возникает фантомная боль, ее тонкие механизмы – все это до сих пор неизвестно. Было много исследований на эту тему: та же самая ампутация, выполненная тем же самым хирургом, в одних и тех же условиях, по одному и тому же обстоятельству, у людей одного пола и одного возраста, в одних случаях не приводила к образованию фантомных болей, в других – приводила. Мы знаем, что «фантом» формируется в мозге. Он может быть безболевым, когда у человека просто есть ощущения фантомной конечности, а может быть болезненным. Фантом встречается примерно у 40% пациентов, перенесших ампутацию. Фантомные боли – примерно у 25%. С помощью функционального МРТ и ПЭТ, проводимого в тот момент, когда человек думает о движениях отсутствующей конечности, за счет увеличения кровообращения было установлено, что после потери конечности остается ее представительство в головном мозге человека. Не всегда, но в большинстве случаев приборам действительно удается зарегистрировать очаги возбуждения в головном мозге. Таким образом, установлено, что, когда мозг теряет связь со своей конечностью, ее представительство в мозге остается, мозг продолжает посылать импульсы в утраченную конечность. Не получая ответа – ни моторного, ни сенсорного, – в представительстве образуется очаг возбуждения: там генерируются импульсы, которые в норме не должны генерироваться. Именно эти импульсы и вызывают фантомную боль. Причем фантомная боль начинает жить совершенно своей жизнью. Поскольку образуется очаг, то его можно сравнить с очагом эпилепсии в мозге (в этом случае в очаге появляются разряды, провоцирующие судороги и потерю сознания). Будет фантом безболевым или болезненным, зависит от распространенности очага и уровня тех разрядов, которые он генерирует. Очаг может вовлекать рядом лежащие участки, может мигрировать. Иногда они сильно отличаются от тех локализаций, которые в норме должны быть для руки или ноги.

Приступ фантомной боли может длиться от нескольких минут до нескольких часов. Он состоит из фоновой боли, которая присутствует постоянно, и приступов усиления боли. Человек может испытывать весь спектр: конечность жжет, ноет, сдавливается, выкручивается, дергается, вытягивается… Бывают вычурные ощущения, которые в реальности представить сложно.

– Из-за чего они возникают? Лидируют физиологические или психоэмоциональные причины?

– Когда есть патологический очаг, то он готов вызывать боль в любой момент независимо от провоцирующих факторов, он сам генерирует болевые импульсы или другие ощущения. Например, при так называемых сложных фантомах может возникнуть ощущение третьей руки. Это явление говорит о вовлечении в процесс новых участков мозга.

Но, да, поскольку речь идет о головном мозге, то психоэмоциональное состояние человека тоже очень важно. Фантом может быть спровоцирован любым стрессом, переживанием. И наоборот, если человек каким-то делом очень увлечен, занят, то может на какое-то время забыть о фантомной боли. К сожалению, невозможно все время находиться в серьезном погружении во что-то, чтобы забыть о боли. Конечно, просто так сказать самому себе: «Давай соберись, тряпка. Не хнычь» – не получится. Но научиться погружаться во что-то с головой можно научиться. Боль реально отступает.

– По шкале боли насколько сильными бывают фантомные боли?

– Есть несколько шкал для оценивания боли. Если рассматривать по 10-балльной шкале, то это достаточный высокий уровень боли – 7-8 баллов, не меньше. На 10 баллов нельзя оценивать свою боль, это уровень невозможной боли, на грани со смертью. Если человек оценивает фантомную боль в 10 баллов, то нужно сразу подумать о его психическом состоянии. Люди могут говорить, что болит на 10 баллов не потому, что сильно болит, а потому, что они сильно переживают. Психическая, или, точнее, психогенная боль – тоже боль, но с ней надо работать отдельно.

– Говорят, что у фантомной боли есть предчувствие?

– Так же как и эпилепсия бывает с аурой и без, фантомная боль может быть иногда с аурой или без. Человек чувствует, что сейчас что-то случится. Природа этого явления до конца не ясна. Есть точка зрения, что аура – начало фантомной боли, начинающееся ее нарастание, а сам приступ позже наступит.

– Насколько эффективен метод зеркальной терапии, о котором довольно часто говорят?

– Это действительно эффективный метод. Выполняется следующим образом: зеркало ставится параллельно имеющейся конечности, человек видит отражение вместо отсутствующей конечности. Шевеля ею, он думает о том, как будто шевелится утраченная конечность. Если делать это регулярно, с определенной выдержкой, с определенной экспозицией, интенсивно думать обо всем этом, то можно получить хороший результат – боль станет меньше. Хоть и не будет моторного и сенсорного ответа, но мозг получает визуальную информацию и программа боли сбивается, очаг подавляется. Но, к сожалению, не всегда удается таким образом уменьшить боль. Первоначально, еще до лекарств, мы назначаем его – это самое лучшее, что можно сделать без лекарств. Его можно применять как раз в момент приступа фантомной боли.

– А какое еще лечение эффективно?

– Во-первых, медикаментозное. На первом этапе применяются специальные лекарства психотропного ряда, которые подавляют патологическую  активность. Они относятся к антиконвульсантам – здесь тоже можно провести параллель с эпилепсией. Также назначаются антидепрессанты, когда превалирует психоэмоциональный фактор. Анальгетики не влияют на фантомную боль. В лучшем случае имеет место эффект плацебо. Дело в том, что на те или иные повреждения нервной системы не влияют никакие анальгетики, даже наркотические. В этом и проблема фантомной боли, своей непохожестью на другие виды боли она и пугает врачей – неврологов, травматологов, реабилитологов. Чтобы лечить фантомную боль, надо быть алгологом. Если у человека прямо сейчас невыносимо болит отсутствующая конечность, а дома ничего нет из лекарств, то, конечно, скорую нужно вызывать. Но желательно, чтобы врачи скорой знали особенности лечения фантомной боли. Кетонал и морфин, которые есть у них в аптечке, в лучшем случае усыпят человека на какое-то время. На этот случай должны быть антиконвульсанты и антидепрессанты.

Во-вторых, нейростимуляция коры головного мозга. Она для тех случаев, когда ничто вышеперечисленное не действует. Это то, чем мы, специалисты по хирургическому лечению болей, как раз и занимаемся. Она бывает двух видов – магнитная стимуляция и хирургический метод с вживлением электрода в мозг человека.

– Как проходит магнитная стимуляция?

– Ее проводят в условиях стационара, также есть мобильные аппараты. Выполняется следующим образом: над участком мозга с очагом патологической активности – для левой ноги или руки таковой будет зона в правом полушарии головного мозга – устанавливается магнитная катушка и с помощью специального прибора производится ритмическая магнитная стимуляция. Она длится несколько минут. В это время пациент может ощущать подергивания, покалывания, вибрацию в отсутствующей конечности. После этого пациент должен ощущать уменьшение боли хоть на какое-то время. У кого-то это длится 5 минут, у кого-то полчаса, у кого-то несколько часов. Ее повторяют. И если с каждым повтором боль уменьшается, то стимуляцию можно применять в качестве лечебной. Ее обязательно применяют до хирургического метода. К сожалению, она часто оказывается неэффективной – боль быстро возобновляется. Но если эффект имеется, то можно прогнозировать эффект от хирургического метода.

– А как проходит хирургическая стимуляция?

– Производится трепанация черепа (небольшой разрез кости) и над оболочкой головного мозга (оболочка мозга не раскрывается), там, где находится представительство конечности, устанавливаются специальные электроды с контактами, плоские пластиночки. Провода выводятся под кожу, фрагмент черепа возвращается на место. Установить электроды туда, куда нужно, позволяет специальная навигационная программа: на экране мы видим изображение области мозга, куда должны встать электроды. Провода проводятся через затылок, шею, в подключичную область, там с помощью небольшого разреза кожи устанавливается генератор импульсов, который в будущем автономно генерирует импульсы, посылая их в кору головного мозга.

Хоть это и называется стимуляцией, но фактически речь идет о подавлении патологической активности за счет определенных электрических импульсов на очаг фантомной боли. В результате этого боль становится менее выраженной, приступы происходят реже и человек может вернуться к полноценной жизни. Также человек принимает лекарства в меньших дозах, чем до установки стимулятора.

– Кому показана установка такого стимулятора?

– Когда решается, подходит ли человеку хирургический метод, то привлекается психиатр. Его задача – выяснить, насколько у человека выражен психоэмоциональный фактор этой боли. Бывает, что у человека таким образом выражается страдание из-за отсутствия конечности, которую он трансформирует в боль, а на самом деле фантомной боли нет. Если человек не может иначе выразить или найти внутреннее подсознательное оправдание своему состоянию, то он может найти утешение в этой боли, он цепляется за нее, не хочет расставаться с ней. В этом случае помочь сложно: можно ошибочно поставить стимулятор, который никакого эффекта не произведет. Именно поэтому мы с помощью психиатров и психоневрологов можем определить, насколько выражен психоэмоциональный (психогенный) компонент боли, а насколько нейрогенный.

Этот метод дорогостоящий. В зависимости от цены стимулятора такая операция стоит от 2000-3000 до нескольких десятков тысяч долларов. Но у нас в России для граждан страны делается бесплатно. Если человек нуждается в стимуляторе, то получает федеральную квоту, которая покрывает все расходы.

Однако важно отметить, что этот метод не панацея. Во-первых, он подойдет не более чем 20% пациентов, испытывающих фантомные боли. Во-вторых, полного излечения от боли он тоже, к сожалению, не гарантирует.

– Вы упомянули психиатра. То есть психолог в работе с фантомными болями не помощник?

– Психолог тоже может помочь. Эффективны следующие методики: аутотренинг, гипноз. Есть еще методики, которые сможет подобрать грамотный психотерапевт. Он даже намного больше может помочь, чем невролог, который назначит стероиды и анальгетики.

– Есть что-то важное по теме, о чем я у Вас не спросила?

– В резистентных случаях, когда комплексное лечение не дает эффекта, не стоит делать операции на культе, ведь никакие операции на культе не убирают фантомную боль. Это пришло к нам из СССР, когда пытались культю иссекать, прятать нерв то в кость, то еще куда-то, якобы чтобы избавить от фантома. Оперировать на культе есть смысл тогда, когда к культе невозможно дотронуться из-за боли – речь, скорее всего, идет о невриноме, утолщении конца срезанного нерва. Но это другая боль, культевая. И я бы хотел еще раз подчеркнуть, что лечением нейрогенной боли, и не только фантомной, должен заниматься только специалист по боли – алголог. Не следует путать с альгологом – это специалист по изучению водорослей.

Во всем мире уже давно существует наука алгология и специалисты алгологи. Практически в любом госпитале обязательно присутствует отделение лечения боли, или, как еще их называют, департамент по управлению болью – «Pain Management Department». Суть в том, что в независимости от первичной специализации (невролог, анестезиолог, хирург, нейрохирург и т.д.), пройдя специальное обучение по алгологии, врач приобретает необходимые знания для диагностики и лечения тяжелых болевых синдромов. Так, невролог, безусловно, справится с болью из-за радикулопатии по поводу «остеохондроза» позвоночника, которая в большинстве случаев пройдет и без всяких лекарств, но, как правило, большинству неврологов без специального обучения сложно не только лечить, но и произвести дифференцированный диагноз между невралгией и невропатией какого-либо нерва. Нам просто необходимо выделить отдельную специальность и создать школу алгологии, если мы хотим, чтобы наши пациенты получали адекватную и своевременную помощь для облегчения своих страданий.

Каково это – жить с фантомной болью?

Индивидуальный предприниматель, волонтер Кира УДАРЦЕВА

1479377389_img_1427_m– Я с 1992 года нахожусь на инвалидности после ампутации ноги. После автокатастрофы на трассе Алматы – Балхаш меня, к сожалению, доставили в сельскую больницу. Там мне и ампутировали ногу, попутно занеся синегнойную инфекцию (как следствие, гангрена и общий сепсис) и не заметив состояние жировой эмболии (у меня закупорились сосуды в легких, почках и мозге; я фактически стала овощем: я не могла сидеть, у меня не держалась голова, руки, ноги). Почему меня на санавиации сразу же не доставили в Алматы, я не знаю. Уже после ампутации на вторые сутки стараниями мамы и мужа меня перевезли на реанимобиле в Алматы, в городскую клиническую больницу №4. Именно там от высококвалифицированных специалистов мои родственники узнали правду о моем состоянии. Кстати, по поводу жировой эмболии: когда я получала инвалидность, то врачи ВТЭК отказывались верить, что я выжила после такого состояния – смертность при таком поражении очень высока.

В реанимации в состоянии крайней тяжести я провела два месяца. Маме медработники говорили, чтобы она готовилась к моему уходу. Мной занимался Яков Натанович КАЦ – гениальный врач, хирург, сейчас он живет в Израиле. Он сказал: «Ты будешь жить, я не знаю, что я сделаю, но я тебя вытащу. Ты у меня еще будешь танцевать!» (забегая вперед скажу, что я и танцую, и на коньках катаюсь, и на лошадях верхом езжу, и даже с парашютом прыгала). Он составил интенсивную программу восстановления: помимо прочего лечения, иглоукалывание, барокамера (3-4 часа в сутки), гемосорбция – очищение крови лазером. Чтобы был понятен контекст – в начале 1990-х в больницах зачастую даже бинты отсутствовали. Яков Натанович сделал почти невозможное!

После перевода в отделение болевые приступы купировали сильнодействующими наркотическими веществами – так у меня началась зависимость. Я с ней справилась сама примерно за два месяца волевым усилием – психологов тогда не было, помощи ждать было неоткуда. Из-за постоянных перевязок культи два раза в день моя культя была по размеру, как граммофонная труба, по цвету – черно-сине-зеленая. Зеленые участки – некротические, отмершие, то есть они возникали там, где было наибольшее скопление нервных окончаний. Их отсекали под наркозом. Или же всю поврежденную область засыпали порошком салициловой кислоты – пекло, горело, но выжигало некрозы.

Правильно сформированная культя после грамотно выполненной операции сама по себе не болит. Но в последние годы крайне редко встречаются грамотно сформированные культи. Я видела у многих молодых людей с первичным протезированием, что их культя выглядит, как цветная капуста. Культя должна быть гладкой, закрытой кожным лоскутом, сформированной. Когда культю неправильно сформировали, неграмотно закрыли кожным лоскутом, когда рубец втянут внутрь или культя похожа на цветную капусту, то на такой культе ходить просто нереально – эта боль ни с чем не сравнима. Конечно, есть еще боль при протезировании: в первый раз встать на протез – это всегда невыносимо больно, независимо от того, в какой области ноги произведена ампутация. Дело в том, что кожа на тех участках нижней конечности не приспособлена под нагрузку, под трение. Стопа приспособлена, а все, что выше, – нет. Радует, что еще в конце 1990-х государство начало оплачивать нам немецкие протезы Otto Bock, мы смогли почувствовать комфорт силиконовых чулок их же производства. Да, они дорогие, и 50% мы оплачиваем сами, но ни в какое сравнение не идет с тем, что было раньше. Мы надевали обычные колготки, сверху – мягкий махровый носок, вставляли ногу в приемную гильзу протеза и шли. Малейшая складочка, волосинка, крошка – стирали себе ноги до болячек. Почему я так подробно рассказываю? Потому что чем дольше ходишь без силикона, тем, по моим наблюдениям, сильнее фантомные боли у тебя в течение жизни. Есть счастливые люди, у которых никогда не бывает фантомных болей. Есть те, у кого они длятся полгода после ампутации. Есть люди, у которых они возникают не так часто, как у меня. А есть люди, у которых еще чаще – каждый день по нескольку раз.

Пока обезболивали, я не знала, что вообще существуют фантомные боли. А когда «спрыгнула с наркоты», то познакомилась с ними. Они возникают у человека после ампутации конечности, могут быть еще на незажившей после ампутации культе. Врачи говорили, что надо научиться справляться, надо потерпеть, кололи обезболивающие. По прошествии времени я узнала, какие препараты действуют, какие нет, в каких ситуациях фантомные боли возникают, в каких нет, чего нужно избегать. Но все 24 года, что я без ноги, я живу с фантомными болями. Они посещают меня довольно часто – бывает, два раза в неделю, бывает, пять раз, все зависит от моего эмоционального и физического состояния. Эмоциональный фактор, как правило, главнее, но бывает, что фантом запускается физиологическим фактором: ты перенапрягся, переутомился, испытал острую физическую боль – например, локтем ударился или зуб вырвали. Чем плоха фантомная боль – она приходит не сразу, проходит какой-то промежуток времени, от нескольких часов до 2-3 дней. И, как правило, она у меня возникает по ночам, с 2 ночи до 6 утра. Но бывает, что и среди бела дня. Если я сильно психанула, то через 30-60 минут может начаться. В покое конечность или нет – абсолютно неважно. Правда, по собственному опыту, когда нога в протезе, ты прижмешь ее сильнее – и вроде как полегче становится. Или когда ты идешь, то нога поневоле двигается и тоже легче становится. Примерно та же механика заложена в методе симметричного сдавливания – надавливая на обе ноги одновременно в одинаковых местах, можно облегчить боль. СМИ и фильмы наградили фантомные боли ореолом романтичности и загадочности. На самом деле никакой романтичности в этом нет.

Фантом – это приступ очень сильной боли. Представьте, большой палец ноги отрывают железными горячими клещами, а потом туда загоняют острый раскаленный гвоздь и начинают им внутри ковырять. Боль меняется, она не затихает со временем, а потом идет по нарастающей. Это острая, выдергивающая боль – приступы с периодичностью в 20-30 минут, потом они усиливаются, переходя в одну постоянную, бесконечную боль. У тебя ощущение, что голова лопнет. Еще одно сравнение: одновременно болят все зубы, уши и вам выдергивают ногти. Если не принимать меры, то она может длиться сутками. Есть еще скрытые фантомные боли. Ты просто чувствуешь ногу или руку, орган. Ты как бы можешь пошевелить пальцами, ступней или кистью, которых нет. Это тоже фантом, но не боль. Еще ампутированная конечность может начать чесаться – это очень изматывает, потому что может продолжаться несколько дней.

Когда у меня возникают такие боли, с которыми я не могу справиться, например, ночью проснулась от невыносимой боли, то я вызываю скорую помощь. Врачи приезжают и делают укол трамадола, потом ждут: если тебе помогло, то хорошо, они уезжают. Но если не помогает, то они делают второй укол трамадола. А это очень токсичный препарат. Если не помогают два укола трамадола, то колют что-то более сильное. В повседневности мне помогают спазмолитики. Если я чувствую приближение фантома, то выпиваю спазмолитик. Анальгетики не помогают вообще. Успокоительные средства тоже не помогают – единственное, если у тебя фантомная боль возникла на эмоциональной почве, то тогда может помочь, но не всегда. Еще такой момент: когда ты чем-то занят, увлеченно работаешь или что-то делаешь по дому, то фантомная боль переносится легче. Мне некогда ее замечать, и она отступает. Я перечитала множество научной литературы на эту тему, перепробовала множество методов, в том числе ездила в Москву для магнитной стимуляции. Вариант с нейронной стимуляцией я не рассматривала, потому что это трепанация черепа и после таких операций дают первую группу инвалидности.

Люди по-разному справляются с фантомными болями. Я много лет общаюсь с пациентами Алматинского филиала АО «Республиканский протезно-ортопедический завод», где сама тоже протезируюсь (подробный материал о том, как устроена работа АО «Республиканский протезно-ортопедический центр», вышел в «Эксперте здоровья» № 21, ноябрь 2016 года). Люди не выдерживают фантомных болей и, как правило, начинают пить спиртное. Говорят, что из-за этого притупляются какие-то нервные окончания, рецепторы, идет воздействие на центральную нервную систему и им становится легче. Есть люди, которые становятся инъекционными наркоманами. Однако эти способы «обезболивания» – путь к деградации.

По-прежнему самый эффективный метод лечения фантомных болей – зеркальный метод. Выполняется он так: тебя садят и между ног ставят зеркало. Ты смотришь на свою здоровую ногу, а в зеркале видишь ее отражение – мозг воспринимает ее, как утраченную конечность. Ты двигаешь ногой, двигаешь культей и создается впечатление, что обе твои ноги здоровы. По сути, это обман мозга. Метод нужно применять довольно часто. Один раз в  месяц, один раз в неделю или каждый день – сказать не могу, потому что все очень индивидуально. Одно время я также применяла этот метод, но сейчас справляюсь массажем, профилактикой, плаванием и правильным эмоциональным настроем. Если ты умеешь справляться с собой, то ты сможешь справиться со всем.

Раньше был варварский метод борьбы с фантомной болью – иссекали нерв. Но затем от него, слава богу, отказались, доказав его неэффективность. Дело в том, что боль – это всегда импульс от источника боли в конечности к головному мозгу. Считалось, что если перерезать эту связь, то боли не будет. Я видела немало взрослых мужчин«афганцев», которые неоднократно проходили через эту процедуру. В нашем организме все дублируется. Поэтому если убрать один канал, импульс будет запускаться по другому каналу.

У фантомной боли есть так называемая аура – предчувствие, что боль скоро появится. Лично у меня нарастает напряжение в задней части головы, выше затылка – похоже на дискомфорт, как будто не выспалась. Потом боль локализуется именно здесь – я понимаю, что скоро начнутся фантомные боли. Я с этим 24 года прожила, а люди, у которых только случилось, не могут отследить эти моменты, для них очень сложно. Очень важно, чтобы в тот момент, когда тебя лишили конечности, рядом был грамотный специалист, психолог или кто другой, кто расскажет, объяснит. У нас в Казахстане такого механизма поддержки нет. Я не знаю, в чем причина – нет финансирования или нет специалистов. Для себя я такого специалиста тоже не нашла, научившись помогать себе сама. И часто делюсь своим опытом с пациентами протезного завода.

Бывает, что знакомые приглашают меня в стационар к тем людям, которым только что отрезали ногу/руку. Я им рассказываю, что культю надо готовить под протезирование, обязательно еще до снятия швов нужен массаж – тогда фантомные боли могут быть гораздо слабее. Также я беседую о жизни после протезирования, ведь эмоциональная составляющая в этом деле очень важна. Это для меня потеря ноги всего-навсего потеря ноги, а для кого-то это непреодолимо, они готовы умереть и умирают. Был случай с 35-летней женщиной, она вместе со мной лежала в больнице. Она перестала выходить на свежий воздух, повернулась лицом к стене и решила, что никому не нужна. В итоге через две недели она скончалась. Она не смогла пережить потерю ноги. Ей очень нужен был хороший психолог в тот момент.

Фантомные боли всегда легче предупредить. Я сейчас скажу банальную фразу, но надо вести здоровый образ жизни. Дело не только в отказе от сигарет и алкоголя, хотя курение может быть одним из провоцирующих факторов – когда мы затягиваемся, то происходит спазм сосудов. Я заметила, что у спортсменов-паралимпийцев или у тех, кто активно и регулярно занимается фитнесом, плаванием, много ходит пешком, фантомные боли сводятся к минимуму. Очень важно дважды в год проходить курс массажа, не массаж культи или шейно-воротниковой зоны, а массаж всего тела – это очень хорошая релаксирующая процедура. А вообще нужно очень спокойно относиться ко всему, что происходит вокруг нас. Мы все можем контролировать себя. Если ты не хочешь приложить усилия к самому себе и реагируешь на все эмоционально, то фантомные боли всегда будут с тобой. Насчет того, помогают ли молитвы и медитации, я не знаю. Чтобы молитва помогла, нужно глубоко верить, а у нас глубоко верующих мало. Однако в моей жизни был случай, когда фантом застал меня далеко за городом, не было ни обезболивающего, ничего. Я молилась часов 5, и боли прошли.

На сегодня, как и раньше, фантомные боли – это тайна не за 7, а за 107 печатями – механизмы все так же не разгаданы, методов излечения нет. В 1990-х посчастливилось познакомиться с директором Института мозга человека РАН Натальей Петровной БЕХТЕРЕВОЙ. Она была гениальным нейрофизиологом. Мы с ней встретились случайно, проговорили 40 минут. Я начала расспрашивать ее обо всем, что произошло со мной, и в том числе о фантомных болях. Она сказала, что все у меня в голове и если я научусь управлять своей головой, то смогу сделать все и справлюсь со всем. Еще Иисус Христос говорил, что если в тебе будет вера размером с горчичное зерно, то ты будешь двигать горы. Это действительно так. Я живой пример, ведь смогла полностью восстановиться после жировой эмболии и после ампутации и веду полноценный образ жизни, еще и другим помогаю, на ноги их ставлю. Нет проблем – есть наше отношение к ним!

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz