Репортаж из родильного дома №1 г. Алматы

Когда у нашей редакции возникла идея написать о том, как и почему именно так устроен современный роддом в Алматы, мы обратились к рейтингам. Личные предпочтения у людей сильно разнятся, частные роддома хороши, но не всем доступны, поэтому мы искали официальный топ-лист государственных роддомов.

Самый свежий из них датирован сентябрем 2016 года, составлен он Республиканским центром развития здравоохранения по итогам первого полугодия прошлого года. Первые пять строчек рейтинга, в котором 28 позиций, занимают алматинские роддома:
родильный дом №1, Центр перинатологии и детской кардиохирургии, родильный дом №5, родильный дом №4 и Городской перинатальный центр. Если госведомство говорит, что родильный дом №1 – номер один по Казахстану, то туда, на пересечение проспекта Сейфуллина и улицы Богенбай батыра, мы и отправились.

Подробнее – в репортаже журналиста Ольги ХОДОРЕВОЙ-ПАСТУХОВОЙ (рожденной в этом роддоме) и фотографа Татьяны БЕГАЙКИНОЙ (недоумевающей, почему она платила большие деньги за частный роддом, когда в государственном такие условия).
Об интервью мы договаривались с главврачом род дома №1 Наурзбаем Канатовичем РАКИШЕВЫМ (назначен на эту должность в 2016 году), но сообщать подробности о работе вверенного ему учреждения он отказался, сказав, что лучше «работающих в поле» врачей не расскажет никто. Таким образом, вскоре мы оказались в кабинете замглавврача по медицинской части Зауре Ахановны ДАТХАЕВОЙ.

Зауре Ахановнf ДАТХАЕВАК 9:30 утра она, придя на работу к 8:00, уже провела экстренную операцию у роженицы. Врач с 19-летним стажем, кандидат медицинских наук, акушер-гинеколог высшей категории рассказала нам, что растет возраст первородящих рожениц и число детей-отказников, редкие роды являются не партнерскими, а контакт матери и новорожденного не только уменьшает риски для обоих, но и способствует скорейшей выписке домой.

– Зауре Ахановна, первый вопрос сразу про рейтинг. Как он формируется?

– Нам доподлинно принципы его составления неизвестны. Мы лишь сдаем отчеты в статистический центр РЦРЗ, описывая каждую пациентку, ее диагноз, количество дней, проведенных в роддоме, количество койко-мест. Дальше они распределяют сами, анализируя все показатели роддомов РК. Мы рады, что наш роддом, существующий с 1938 года, занимает первое место.

– Сколько койко-мест в роддоме?

– Наш родильный дом развернут на 150 койко-мест, 105 из которых послеродовые, а 40 койко-мест для отделения патологии беременности. У нас есть небольшое гинекологическое отделение, где последних два года оказывается стационарозамещающая помощь, проще говоря дневной стационар. Дело в том,
что пребывание в стационарном отделении стоит дорого, для сокращения
издержек государство предусмотрело вариант, что пациент не остается на
ночь. Речь идет о женщинах с анемией и другими осложнениями беременности, которым сохраняют беременность. Женщинам это тоже удобно – многие из них живут рядом, их дома ждут малолетние дети.

– Есть ли статистика того, скольким беременным для успешного родоразрешения требуется сохранение беременности?

– Мы такую статистику не ведем, у нас есть план по госзаказу на оказание помощи беременным и на количествородов. В прошлом году госзаказ на оказание помощи беременным для нашего роддома составлял 4000 случаев, в этом году благодаря дневному стационару мы уменьшили его до 2000 случаев. В 2015 году госзаказ на роды составлял 5000 случаев, в 2016 – 5500 случаев.

– Сколько детей рождается в день здесь, на Сейфуллина, 492?

– 15-25. Максимум был однажды в декабре – 37 родов. Мы вообще примерно знаем, когда ждать ударных смен: через 9 месяцев после летних отпусков, многодневных праздников, Нового года.

 

– Как строится работа отделений? Какой путь проходит роженица?

– У нас есть приемный покой, там проходит первичный осмотр, заполнение медицинской документации, выставляется диагноз. В зависимости от диагноза женщина госпитализируется: в родильное отделение, если женщина поступает в родах; в отделение патологии беременных, если на сохранение; в реанимацию, если пациентка в тяжелом состоянии; сразу в операционную, если случай запущенный.

– Давайте дадим подсказку для женщин, что значит запущенный случай. Что должно произойти, чтобы женщина безотлагательно обратилась за помощью сама или вызвала скорую?

– В Казахстане выстроена система родовспоможения. Первое звено – женские консультации в районных поликлиниках, где женщина наблюдается в течение 9 месяцев, там выдают уведомительную амбулаторную карту с диагнозом. Там же указаны хронические заболевания, оговорено, при каких тревожных симптомах вызвать врача. Если женщина откроет свою амбулаторную карту, то на последней странице увидит весь перечень.

Если пациентка неинформированна, то из-за позднего вызова скорой помощи могут произойти домашние роды. И тогда риск осложнений увеличивается. Это показание для реанимации или операционной. Напомню: рожать в специализированных медицинских учреждениях нужно для безопасности мамы и малыша – здесь созданы все условия, а в случае осложнения пациентке незамедлительно будет оказана хирургическая помощь.

В нашем роддоме ежегодно 3-4 отказника

– Много ли встречается рожениц-подростков?

– Очень много. Мы ведем статистику, передаем ее в правоохранительные органы. Раньше юными первородящими считались девочки в возрасте до 18 лет, сейчас граница сместилась до 16 лет. В основном это дети из асоциальных семей. Бывает, что и из благополучных семей, когда девушка находится под присмотром родителей и мужа (в этом случае регистрированный брак), но это редко.

– А отказов от детей много?

– Гинекологи всегда спрашивают, замужем ли девушка, потому что важно понимать, есть ли поддержка у женщины, желанная ли ее беременность, какой будет судьба ребенка. Если нежеланная, то еще на этапе поликлиники до 12 недель предусмотрен медицинский медикаментозный аборт. Если же роженица принимает решение отказаться от новорожденного, то у нас есть юрист, который оформляет отказ, чтобы малыша кто-то мог усыновить. Если он юридически не оформлен как отказник, то считается подкидышем, тогда процесс усыновления сильно усложняется.

Мы всегда примерно представляем, в каких случаях может последовать отказ от ребенка – разговариваем с женщиной, узнаем о ее планах. Если понимаем, что скорее всего откажется, то несколько раз заведующий родильным отделением, акушеры, заведующий детским отделением разговаривают с ней, предлагают все же приложить ребенка к груди, иногда после этого отдать его уже она не может. Если от ребенка отказались, то он поступает не в палату к матери, как все дети, а в детское отделение. Мы проводим полный объем исследований, докладываем в городское управление здравоохранения, и там принимают решение, в какой детдом его вскоре надо будет доставить.

В нашем роддоме ежегодно 3-4 отказника. Это много, раньше было
меньше. Бывали годы, когда вообще ни одного отказа не было. Это связано с
социально-экономическим положением в стране и обществе. В основном отказываются от детей женщины, приезжающие из сельской местности в город на заработки. Есть приют для одиноких матерей «Дом мамы» (единственная организация подобного плана в стране с 27 филиалами в 17 городах Казахстана, в Алматы – 5 филиалов. «Эксперт здоровья» №6 за март 2016 года), несмотря на всецелую поддержку, не все решают самостоятельно воспитывать ребенка. Кто-то решает идти дальше без него…

Сегодня 100% родов партнерские

– Какое главное изменение произошло в казахстанском роддоме со времен СССР?

– В Казахстане внедрена программа безопасного материнства Всемирной
организации здравоохранения, по которой работает весь мир. Некоторые принципы акушерства изменены, стало больше свободы для пациента, для его родственников – например, партнерские роды, присутствие родственника или близкого человека в палате. Теперь близкие люди знают, что происходит в роддоме, они оказывают психологическую поддержку роженице.

– Какой процент сейчас составляют партнерские роды?

– 100%.

– Все женщины рожают не одни?!

– Да, очень редки случаи, когда женщина одна – 0,5% в год. Но это форс-мажор. Например, семья переехала из Астаны в Алматы, муж уехал в незапланированную командировку, а родственники в столице остались. Тогда только идут рожать одни.

– Как часто партнерами на родах становятся именно мужья?

– В 70-80% случаев. В последние годы мужья молодцы: сейчас многие пары посещают занятия в дородовых школах совместно. Так как они информированы, то многие спокойно относятся к процессу родов, в обморок не падают.

– Партнерские роды – это платно?

– Нет, бесплатно. Но если женщина хочет, чтобы с ней постоянно находился кто-то из членов ее семьи, то можно воспользоваться услугами хозрасчетного отделения – на него отведено всего 15 коек из 150. В зависимости от диагноза платные роды обойдутся пациентке в 120-150 тысяч тенге, кесарево сечение – 170-180 тысяч тенге.

– Объективно чем отличаются платные роды от бесплатных?

– В бюджетном отделении после родоразрешения посещения не предусмотрены. А так палаты и условия содержания одинаковые. В 2013 году у нас прошел капитальный ремонт. Все палаты послеродовые новые – двухместные, санузел есть в каждой палате, а душевая одна на две палаты. В платном отделении в каждой палате своя душевая.

– Безопасно ли рожать, когда женщину привезли на скорой или лучше выбирать заранее врача, договариваться?

– Конечно, безопасно: мы несем ответственность за каждое свое действие в отношении пациентки. Все пройдет хорошо.

Единственное, что будущим мамам необходимо прививать солидарную ответственность за свое здоровье. Солидарная ответственность означает, что малыш и мама – одно целое, все, что связано с мамой, может передаться малышу, новорожденному жить с
тем капиталом здоровья, который ему передала мама. Очень часто встречается
потребительское отношение к роддому, акушеркам и медицине. Как пройдут роды, зависит от того, как женщина вела беременность 9 месяцев. Например, если мама за время беременности несколько раз переболела гриппом, то ребенок может родиться инфицированным, следовательно, он может не заплакать, может грудь не взять – запускается цепочка патологических состояний.

Будущая мама должна все это осознавать, беречь себя и ребенка, о состоянии своего здоровья заботиться еще до зачатия малыша. Есть такое понятие, как прегравидарная подготовка: беременность планируется, женщина лечит имеющиеся заболевания, минимизирует посещение мест массового скопления людей для предотвращения инфекций и так далее. А то у нас более привычный сценарий, когда женщина, только узнав о беременности, начинает заниматься лечением обострившихся хронических или впервые проявившихся заболеваний.

Традиция договариваться с врачом пошла из-за недоверия к государственной медицине и ее стандартам, думают, что если в частной клинике или в государственной платно, то лучше. Но этот страх необоснованный. Знаете, кто работает в роддомах? Тот, кто любит свою профессию! Думаете, нам некуда идти? Здесь каждого специалиста переманивают частники высокими зарплатами. Но люди выбирают традицию, коллектив. Я сама работаю здесь почти 20 лет – с 1998 года. Люди, которые учили меня, когда я пришла, сейчас работают в нашем роддоме.

– Бывают ли абсолютно здоровые женщины?

– Да, но с каждым годом их все меньше. Деток здоровых же все-таки большинство. Количество врожденных пороков последние годы уменьшилось, потому что у нас повсеместно проводится трехэтапный скрининг состояния плода, своевременно ставится вопрос о прерывании беременности, когда плод нежизнеспособен. При некоторых видах выявленной внутриутробной патологии женщина доносит и родит ребенка, которому помощь может быть оказана вскоре после рождения. Но эти женщины к нам не поступают – мы ориентированы на рождение здоровых детей. Такие роды принимают в Центре перинатологии и детской кардиохирургии и в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии. Слаженная работа этих двух организаций сильно облегчила нам работу.

Структура казахстанских родильных домов следующая: есть роддома 1-го (центральные районные больницы, в Алматы их нет), 2-го (большинство алматинских роддомов) и 3-го уровня (как раз те, кто занимается патологиями – они оснащены специальным реанимационным оборудованием и оборудованием для ухода за недоношенными новорожденными). В роддома первого и второго уровня попадают по
территориальному признаку, в роддома третьего уровня – по показаниям: патологии развития, многоплодная беременность, недоношенная беременность (до 34 недель).

– Юных первородящих мы обсудили, а вот старые первородящие – их больше стало?

– Граница для старых первородящих сместилась к возрасту 35+. Раньше уже в 27-28 лет так классифицировали. Когда я начинала работать, то первородящие в возрасте 30 лет были крайне редко, а сейчас идет эмансипация женщин – есть первородки и в 40 лет.

– Сколько максимально родов вы встречали у современных городских жительниц?

– У нас есть диагноз «многорожавшая» – более 4 родов. Они тоже входят в группу риска, поэтому их также отправляют в роддома третьего уровня. Случаи с 4 родами у нас иногда бывают. Среди алматинок максимальный показатель – 6-7 родов. Минимальным оптимальным промежутком между родами считается интервал в 2 года.

Максимум возможно 3-4 кесарева

– Сейчас появилась мода, когда женщина первый раз рожает с помощью кесарева сечения, а во второй раз просит родить естественным путем. У вас выполняются такие роды?

– Да. Наш роддом является клиническим, раньше он был единственным, где базировалась кафедра акушерства и гинекологии КазНМУ им. Асфендиярова, это означает, что через нашу кафедру прошли все лучшие гинекологи Алматы. Сейчас кафедры есть почти во всех роддомах. Моим научным руководителем была Айгерим Мжаверовна ДОЩАНОВА, одна из ее научных тем – внедрение самостоятельных родов у женщин с рубцом на матке. Именно у нас проходили подобные пилотные роды. Перед родами женщина полностью обследуется, роды возможны только с одним рубцом на матке. Сейчас считается, что максимум возможно 3-4 кесарева сделать – с каждым разом риск осложнений для женщин увеличивается.

– А медленное кесарево практикуется?

– У нас в роддоме нет. У каждого роддома есть свои традиции, своя школа. Насколько мне известно, медленное кесарево в Алматы практикуют в Перинатальном центре на Саина – Жубанова.

 

– Сейчас женщин выписывают после родов намного быстрее. С чем это связано?

– Действительно, раньше женщину держали в роддоме в среднем 7 дней. Сейчас же при нормальных физиологических родах, стабильном состоянии маму и малыша выписывают на 2-3 сутки. Это одна из статей программы безопасного материнства. В частности, она предполагает, что женщине сразу после рождения прикладывают ребенка к груди (раньше сначала обмывали) – это психологический фактор: женщина успокаивается, видя ребенка, результат своих трудов, она обнимает малыша, он слышит голос матери, происходит контакт кожа к коже, согревание малыша, обсеменение микрофлорой матери организма новорожденного.

Кстати, каждую роженицу просим приходить со своим бельем. Тогда минимум контакта с больничными вещами, так как в каждом больничном учреждении есть инфекция, госпитальная микрофлора – это инфекционная флора всех пациентов, всех сотрудников, которая перемешивается, мутирует и для ребенка является агрессивной. Обсеменяясь микрофлорой мамы, родных, тем, что будет окружать его дома, он получает естественный иммунитет. И из этого вытекает, что чем меньше ребенок находится в роддоме, тем меньше вероятность заболеть чем-либо. Если же женщине делали кесарево, то она минимально проведет в больнице 4-5 дней.

– А сделавшие ЭКО женщины рожают у вас или в роддомах третьего уровня?

– И так, и так бывает. Чаще всего они идут на кесарево сечение. Надо понимать, что на ЭКО не идет обычная женщин, это чаще всего первородящая старшего возраста с бесплодием иди неоднократными попытками рождения. Учитывая совокупность этих факторов, их, как правило, отправляют на кесарево сечение.

– Выполняете ли вы стерилизацию?

– Да. Но одного желания недостаточно, нужны медицинские показания. После первых родов в 25 лет точно не делается – отговариваем, рассказываем о современных способах контрацепции. А после 3-4 кесарева настоятельно предлагаем женщине перевязать трубы – последующие беременности могут представлять опасность для жизни женщины.

Экскурсия по роддому

Мы бы и дальше продолжали задавать вопросы Зауре Ахановне, но ее экстренно вызывают на осмотр пациентки. Поэтому она передает нас своей коллеге – экскурсию по роддому для нас проводит заведующая послеродовым отделением Валентина Викторовна ЧЕЛОХСАЕВА. Она два года уже на пенсии, но свое дело любит и работу оставлять не хочет.

Бодрым шагом почти час она водит нас по роддому, показывая все, что заинтересовало: платное отделение, два приемных покоя, смотровые, послеродовые палаты. В операционную нас не приглашают, за остальным мы наблюдаем скромно и издалека – с порога палат. Здесь у девушки начались схватки, она сидит на фитболе, пока еще спокойно общается со своей мамой. Здесь малыш трех дней от роду пребывает в инкубационной камере – из-за экстренной отслойки плаценты произошла гипоксия плода; сейчас с ним все хорошо. А здесь молодые мамы учатся обращаться со своими малышами.

Опытный врач отмечает, что за последние годы действительно в акушерстве произошло много нового и интересного: риск для здоровья матери и ребенка снизился, меньше медикаментов стали назначать. Про-стой пример: так как теперь дети постоянно находятся с мамой, у женщины идет повышенная выработка гормона окситоцина, за счет которого матка сокращается быстрее, а болеутоляющие нужны все меньше. Плюс уровень обследования вырос: УЗИ-аппараты, доплерографы.

К слову, мебелью медучреждение дооснащали на наших глазах. По коридорам носили столы, шкафы и тумбочки из Атлетической деревни – после окончания Универсиады вся мебель и бытовая техника были переданы в социальные учреждения города.

  

На мой вопрос «За что вы любите свою работу?» Валентина Викторовна улыбаясь отвечает: «За то, что мы даем новую жизнь, помогаем и женщине разрешиться, и ребенку появиться на свет – это очень благородное дело». И с этим нельзя не согласиться! Однако на прощание она напоминает: «Очень много женщин не подготовлены к родам, они должны помогать появлению на свет ребенка, в процессе родов правильно вести себя, правильно дышать. От того, как женщина ведет себя во время родов, зависит и процесс родов, и здоровье ее ребенка. Мы уважаем женщину: любая процедура происходит с разрешения матери, однако и она должна уважать нас и наш труд – слушать, а не лениться, перекладывая всю ответственность на нас. Роды во все времена труд женщины».

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz