К нам в редакцию часто приходят письма от читателей с просьбами рассказать о том или ином заболевании. Как узнать? Как лечить? Где лечить? Подавляющее большинство писем и комментариев приходят от родителей малолетних детей и подростков с просьбой получить комментарий специалиста по той или иной проблеме. Темы разные, заболеваний много. Но настоящим «рекордсменом» по количеству обращений стал СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности. Поговорить с нами об этой проблеме любезно согласился Константин Андреевич ПУШКАРЕВ, член Всемирной ассоциации детских неврологов, детский врач-невропатолог , директор департамента педиатрии диагностической клиники и центра персональной медицины Health City в г. Алматы.

Член Всемирной ассоциации детских неврологов, детский врач-невропатолог Константин Андреевич ПУШКАРЕВ

– Константин Андреевич, мы, родители, часто употребляем понятие СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности), когда имеем в виду, что ребенок бегает, прыгает и слишком активничает. Но ведь это диагноз? И довольно серьезный? Расскажите, пожалуйста, где проходит эта грань между обычным баловством и заболеванием.

– Согласно статистики Американской психиатрической ассоциации, которая является наиболее авторитетным профессиональным объединением психиатров и психологов из США и других стран мира, СДВГ в настоящее время занимает от 3 до 10% среди школьников во всем мире. Я с этим не согласен, потому что сегодня к нам, невропатологам, и к врачам общей практики приходит очень много активных детей, которые во время приема просто крушат кабинеты. Не важно, дошкольного они возраста или школьного, но дети действительно очень активные.

Но если раньше мы говорили о СДВГ как о заболевании, то сегодня я считаю, что в 50% случаев это отражение на ребенке психологического климата в семье.
Вот вам вполне обыденная распространенная ситуация. Мама с папой весь день на работе. Приходят вечером уставшие, разговаривать не хочется. Папа сразу на диван к телевизору поближе, мама на кухню готовить ужин. А что делать ребенку? Кто им будет заниматься, кто будет с ним разговаривать? Конечно, ребенок начнет привлекать к себе внимание, а родители будут видеть в нем гиперактивного ребенка.

Очень много детей среди моих пациентов замкнуты. Им легче общаться с гаджетами, чем с живыми людьми. Но у ребенка есть эмоции, а значит, должен быть и выход этим эмоциям. Но ему, в силу дефицита общения, бывает сложно выражать свои мысли словами. Вот он и бегает, прыгает, гремит и крушит все вокруг. Он просто компенсирует свое молчание импульсивностью и гиперактивностью. Поэтому грань между истинным СДВГ и психологическими поведенческими факторами очень тонкая.

– Но все-таки есть какие-то симптомы, указывающие на то, что это заболевание и нужно вести ребенка к врачу?

– Диагноз СДВГ делится на три основные составляющие: гиперактивность, импульсивность и невнимательность.
Для себя лично я провел шуточную аналогию с тремя фамилиями – Иванов, Петров, Сидоров. Сразу вспоминается «Ералаш» и представляешь себе, как примерно выглядит каждый из них. Надеюсь, я никого не обидел сейчас. Ничего личного против людей с такими фамилиями я не имею. Просто шутка такая, для наглядности. Потому что большая часть родителей обращаются ко мне за помощью именно в тот момент, когда ребенок идет в школу. Через три-шесть месяцев после начала занятий. Причина, как правило, одна: учителя жалуются, что ребенок не может усидеть на месте, бегает, выкрикивает на уроках, обижает одноклассников, срывает уроки и т. д.
Как проявляется каждая из этих трех составляющих?

Гиперактивность

Ребенок не может усидеть даже минуты на своем стуле за партой. Он суетлив и избыточно общителен, может встать и начать что-то делать прям на уроке. Например, может начать перекладывать предметы, доставать совсем не те учебники, т. е. делать вещи, которые интересны лично ему, абсолютно отвлекаясь от урока.

Невнимательность

Первые ее признаки, на которые я прошу родителей обратить внимание, – возникают ли у них проблемы с выполнением домашнего задания, не меняет ли ребенок при письме буквы местами? Путается ли он в днях недели? Например, ребенок пришел на урок во вторник, а учебники у него собраны и уроки сделаны на среду. Часто может быть нарушена последовательность действий при выполнении какого-либо задания. Или на просьбу мамы принести что-то ребенок приносит совсем не то, что его просили, или вообще забывает, за чем он пошел.

И наконец, импульсивность

Она среди современных детей очень распространена. Они быстрее нас с Вами. Они другое поколение. Им нужно быстро что-то сказать, именно здесь и сейчас, даже не дослушав вопроса. А учителей это напрягает. Ведь большинство педагогов в наших школах все-таки старой закалки и не хотят переучиваться на новый лад. На новый контингент школьников.

Ничего не буду говорить о каких-то отдельных учителях. Вот у меня самого была замечательная учительница в начальных классах – Ольга Васильевна АГЕЕВА. Мы до сих пор дружим семьями. Мне в ней нравится то, что она постоянно перестраивается. С каждым новым классом. Старается быть на одной волне со своими маленькими учениками. Со слишком активными детьми она пытается выстроить процесс урока в виде игры, чтобы им было интересно. Например, может предложить решить примеры на скорость: «Давай кто быстрее?» И ребенок направляет свою активность в нужное русло. Для меня это Педагог с большой буквы. Который постоянно совершенствуется, постоянно читает, ищет информацию в интернете, ищет подход к каждому ребенку.

А есть другие учителя, которые, грубо говоря, засиделись в своих школах и не желают переучиваться. У них как была программа 1986 года, они по ней так и работают. Но детей сейчас не волнует, кто такая Анна Каренина и почему она легла под поезд. Их больше волнует Гарри Поттер. Я ни в коем случае не против классики. Наоборот, я считаю, что дети должны ее знать. Но нужно искать пути, чтобы до них эту классику донести. Подача должна быть другая. В другое время уже живем.

В самом начале школьной жизни очень хорошо помогают компенсировать гиперактивность, невнимательность и импульсивность занятия спортом.

– В каждом возрасте СДВГ проявляется одинаково?

– Нет, конечно. У СДВГ есть свои периоды.
Например, у дошкольников и школьников младшего школьного возраста все три составляющие выровнены. Они гиперактивны, импульсивны и невнимательны, но школа начинает их концентрировать. В школе ребенок социально адаптируется. У него появляются права, обязанности, положение в социуме – либо он лидер, либо отстающий, либо такой середнячок. Появляются личная ответственность, домашние задания… Кстати, о домашних заданиях. На мой взгляд, нужно разделять такие понятия, как количество и качество. Лучше за час сделать меньше, но качественно, более конструктивно. Либо решить много примеров, но ребенок ничего не поймет.
В самом начале школьной жизни очень хорошо помогают компенсировать гиперактивность, невнимательность и импульсивность занятия спортом. Такие дети обязательно должны заниматься спортом.

А вот начиная со средних классов, примерно с 13 лет, и вплоть до пенсионного возраста у нас начинает возрастать невнимательность. Появляется потребность все записывать. Заметьте, взрослея, мы все начинаем записывать в ежедневник, чтобы не забыть. А вот гиперактивность и импульсивность, наоборот, резко снижаются. Потому что, как правило, уже в подростковом возрасте появляется направление, куда выплескивается излишняя энергия. Это может быть спорт, музыка или какие-то другие увлечения. В этом же возрасте появляется какая-то определенность относительно будущего – вуза, профессии и т. д.

– Но все же в каком возрасте ребенка родителям стоит особенно насторожиться? В каком возрасте СДВГ легче диагностировать?

– СДВГ – это комплексная проблема. И подходить к ее диагностике нужно комплексно. Если раскладывать ее на симптомы и признаки, то первое, что должно насторожить родителей, – это поведение ребенка в школе.
В дошкольном возрасте все дети носятся, все прыгают. Я не считаю, что активный ребенок – это плохо и его нужно срочно лечить. Наоборот, это хорошо, его можно отдать в спорт, где он будет выплескивать свои эмоции и, вероятно, добьется результатов.

Другой вопрос, что нужно разделять понятия: активный ребенок и беспокойный. Вот ко второму как раз нужно отнестись более внимательно. У беспокойного ребенка часто меняется настроение, сегодня он вялый, ему ничего не нужно, а завтра чересчур возбужденный. Он метеозависим и часто жалуется на головные боли. Не любит что-то делать своими руками, например какие-то поделки или рисовать, т. е. все то, что требует от него усидчивости. Он не может довести ни одно дело до конца. Неумение доводить дело до конца – вообще один из первых симптомов СДВГ. Ребенок не знает, куда себя деть, чем ему заняться.

И будьте уверены, если у ребенка действительно есть проблемы, учителя первыми вам об этом скажут. Не сидит, не пишет, отвлекается, всех раздражает, дерется и т. д. Кстати, детская агрессия тоже может указывать на проблему. Если ребенок постоянно дерется, ему поможет только спорт. Грамотный, опытный тренер направит эту агрессию в нужном направлении и объяснит ребенку, что драться можно только в случае самозащиты, а просто подойти и ударить кого-то нельзя. Это очень важно.

Гораздо правильнее, если педиатр или врач общей практики, или педиатр-терапевт подросткового кабинета при подозрении на СДВГ направит ребенка на консультацию к невропатологу.

– Только невропатолог вправе поставить диагноз СДВГ и, соответственно, лечить его?

– Учитывая тот факт, что сейчас у нас врачи общей практики, то они тоже имеют право поставить диагноз СДВГ и лечить его. Но гораздо правильнее, если педиатр или врач общей практики, или педиатр-терапевт подросткового кабинета при подозрении на СДВГ направит ребенка на консультацию к невропатологу. А невропатолог уже будет работать по двум направлениям: лекарственная терапия и психокоррекция совместно с психологом.

– А можно обойтись совсем без лекарств?

– Можно, если у ребенка только начальные проявления СДВГ – те первые проблемы с поведением в школе, о которых я Вам и говорил. В этом случае помочь может обычная коррекция у психолога. Причем работать нужно не столько с ребенком, сколько с родителями. Это родители в первую очередь должны восполнять пробелы в воспитании и исправлять свои ошибки. А ошибки-то банальные. Самая распространенная – ребенку мало уделяют внимания в семье.
Ну и второе, конечно, спорт. Без него никуда. Но не просто взять и отдать ребенка на плавание, как это делают 90% родителей, а для начала спросить, чем именно он хотел бы заниматься. Может, ребенок о боксе мечтает.

– А если ребенок вообще ничем не хочет заниматься?

– Заинтересуйте его. Ну а если совсем не хочет, то придется уже договариваться более жестко: «Это твоя обязанность. Ты должен заниматься спортом. Это твое здоровье». Кнут и пряник.

– Я правильно понимаю, что Вы не сторонник лекарственной терапии?

– Когда ко мне приходит ребенок, я сначала осматриваю его, даю рекомендации родителям и отсрочку на один месяц для того, чтобы они самостоятельно справились с теми задачами, которые я перед ними поставил. Если случай более тяжелый, я отправляю семью к психологу. Месяц с ними работает психолог. И только если через месяц ко мне приходит тот же самый ребенок, без какого-либо прогресса, я иду на радикальные меры – прибегаю к терапии препаратами. Я против того, чтобы сразу, на первом же приеме, ребенку назначать ноотропы. И уж тем более нельзя их применять бесконтрольно, без назначения врача. А такое сейчас, к сожалению, сплошь и рядом. Увидели рекламу и побежали в аптеку покупать.

При неправильно подобранном препарате можно легко заработать перевозбуждение головного мозга.

– А насколько вообще ноотропы безопасны?

– Я бы сказал, вообще не безопасны! При неправильно подобранном препарате можно легко заработать перевозбуждение головного мозга. Мозг и так у ребенка возбужден до предела, а ноотропы могут еще больше усугубить состояние. И не только ноотропы. Есть ряд седативных препаратов, которые в 2% случаев вызывают прямо противоположный эффект: не успокаивают, а, наоборот, возбуждают. Среди них есть и очень известные названия, которые часто назначаются врачами.
Есть группа ноотропов, которые назначаются строго по рецепту. А если препарат выписывается по рецепту, это уже должно настораживать. Значит, препарат довольно серьезный и должен применяться только под контролем врача. Не нужно забывать и о токсичности. Печень и почки на протяжении месяца-трех еще будут выводить токсичные продукты распада.
На сегодняшний день в Казахстане не зарегистрировано ни одного подобного препарата с хорошей доказательной базой в педиатрической практике.

– Самолечение – это настоящий бич нашего общества.

– Все наши пациенты делятся на три класса или три группы.
Первую я называю «аптечные пациенты». Они не ходят по врачам, а идут сразу в аптеку – на «прием» к фармацевту. В последнее время у меня складывается впечатление, что в сейчас в аптеках, зачастую нет настоящих фармацевтов, это просто обычный продавец в белом халате. Ему сказали, что нужно продать такой-то препарат (например, у него срок подходит или просто никто не берет, или бонусы от фармкомпании получили), и начинается старая песня: «Вы знаете, попробуйте вот этот препарат. Все врачи его назначают. Все его берут, все хвалят, всем помогает». Родители покупают, дают лекарство ребенку, а потом читают аннотацию и приходят в ужас: «Побочные эффекты вплоть до смертельного исхода». И начинается лечение от предыдущего «лечения».

Вторая группа пациентов тоже любит ходить в аптеку. В отличие от первой, они все же идут к врачу, но уже после того, как пролечились самостоятельно. Чтобы убедиться в правильности своих действий. Но когда мы начинаем разбирать ситуацию, часто возникают вопросы. Зачем давать ноотропы ребенку, у которого совершенно другой диагноз? У ребенка, например, шизофрения или аутизм, или какой-то грубый порок развития, при котором препараты этой группы вообще противопоказаны. Только тогда родители начинают задумываться, что они сделали.
И наконец, третья группа пациентов – самая ответственная. Они сначала идут к врачу, а только потом в аптеку.

Что же касается непосредственно СДВГ, то далеко не во всех случаях даже прописанная врачом лекарственная терапия дает положительный результат.

СДВГ – излечимый диагноз?

– Но если говорить в целом, СДВГ – излечимый диагноз?

– Для меня лично гораздо проще вести ребенка с синдромом дефицита внимания, чем, например, ребенка с расстройствами аутичного спектра. Главное, нужно найти первоначальную причину, которая нередко кроется в самих родителях, и ребенок выйдет из этого состояния – СДВГ. Не нужно забывать и о наследственности. Если родители сами слишком активны, то ждать какого-то спокойствия от ребенка не стоит.

Заниматься воспитанием ребенка необходимо с нуля, с самого рождения. Не нужно с ним сюсюкать. Ребенок – это полноценная личность, и разговаривать с ним нужно как с личностью. У него должны быть свои права и обязанности. Ребенок должен понимать, что он такой же член общества, как и все.

– Какие главные рекомендации Вы могли бы дать родителям, чьим детям поставлен диагноз СДВГ или, может быть, еще не поставлен, но уже есть проблемы с поведением?

– Первое правило для ребенка с СДВГ: Игра – это его работа. Играйте с ним. Научите его правильно и продуктивно работать.
Второе правило: будьте на связи с педагогами. Чаще ходите в школу. Недавно по радио я услышал такую статистику, что у 70% детей в Казахстане родители приходят в школу только на собрания в первом классе и на выпускной в одиннадцатом. Конечно, ребенок будет чувствовать свою безнаказанность и вести себя в школе как ему вздумается.
Проявляйте интерес к ребенку: насколько он социально адаптирован в школе, как он учится, с кем он дружит, что он ест в школе и т. д. А не так: довезли до школы, дали денег на обед, и живи как хочешь. А может, слишком высокая активность ребенка в школе вообще не связана с заболеванием СДВГ и ему просто неинтересно там? И такое бывает.

Отсюда третье правило: прислушивайтесь к желаниям ребенка. Он должен чувствовать себя на своем месте. Прежде чем что-то ему навязывать, спросите, а к чему тяготеет его душа.
Ну и главное «золотое» правило для всех родителей. Заниматься воспитанием ребенка необходимо с нуля, с самого рождения. Не нужно с ним сюсюкать. Ребенок – это полноценная личность, и разговаривать с ним нужно как с личностью. У него должны быть свои права и обязанности. Ребенок должен понимать, что он такой же член общества, как и все. И тогда всех этих неприятностей легко удастся избежать.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz