Сравнение и конкуренция

В русскоязычном культурном пространстве показателем успеха служит выражение «не хуже других» или «лучше всех». Это значит, жизнь удалась! Между тем любые мотивационные издания для начинающих миллионеров учат, что сравнивать себя с другими – привычка бедноты. Но вот конкурировать – наоборот полезно. Где же грань между сравнением и конкуренцией?

Зависть и конкуренция

Как-то мы уже писали о зависти как об отличном мотивационном инструменте: если завидуешь, значит, тебе важно быть не хуже другого именно по этому параметру. Женщины завидуют друг другу в ухоженности, богатстве мужей, благополучности браков. Мужчины – в успехе, сложившейся карьере.

Оборотная сторона зависти – конкуренция, причем не шквальная, по всем фронтам, а очень выборочная: важно оказаться на том же месте, но только в красоте, а чужого мужа нам не надо, уж больно он толстый.

По-моему, ощущение себя полным ничтожеством по сравнению с кем-то – замечательные переживания. В нашей жизни очень мало по-настоящему сильных эмоций, и эта самая низкая жалость к себе, серьезные переживания по поводу того, что все могло бы быть иначе, ты мог бы быть на коне, а не эта бездарность, которую ты знаешь всю жизнь со школьной скамьи, приближает нас к собственной сокровенной самости гораздо лучше всяких там прыжков с парашютом и прочего экстремального баловства.

Обратить зависть себе на пользу можно по следующему алгоритму:
• Углубитесь в переживание собственного ничтожества. Не жуйте обиду несколько дней, а накрутите себя здесь и сейчас по максимуму. Ох, какая она сладкая, эта зависть!
• Взгляните еще раз на ситуацию, но уже без эмоций. Чего бы вы хотели теперь для себя, а чего — нет? По итогам этого пункта должен остаться небольшой списочек чужих жизненных достижений. Например, вы жалеете, что не овладели на том же уровне иностранными языками, или не стали успешным журналистом, или пока еще не нашли себе такого же потрясающего спутника жизни.
• Продолжаем детализацию. Как говорили в одном хорошем фильме, белый «Мерседес» — это, конечно, мечта, но не из мечты за него столько денег отдавать. А сколько – из мечты? Другими словами, до какого уровня вам достаточно знать язык? А что вас так привлекает в профессии, в которой преуспел ваш знакомый? Если только зарплата, то не вопрос зарабатывать столько же другим путем. А чужой спутник жизни чем понравился? Запишите для себя его черты или особенности отношений в этой паре, которые вам хотелось бы привнести в свою жизнь.
• Приступаем к воплощению. Соберите информацию о том, как сейчас можно выучить язык под ваши цели, какими умениями вы можете зарабатывать больше, как вести себя, чтобы отношения с любимым были такими же гармоничными или чтобы привлечь к себе спутника жизни с аналогичными качествами. И главное, чем вы готовы поступиться ради этого?
• Начинаем созидать собственную жизнь по скорректированному сценарию!

На самом деле у многих наступает удовлетворение от собственного положения уже на этапе сбора информации. Например, оказывается, что ради построения аналогичных отношений придется себя во многом сдерживать и часто быть неправым. Или что прежде чем вы начнете зарабатывать столько же, сколько объект зависти, потребуются годы усилий. Да и не так уж и много он зарабатывает, просто приоритеты вложения свободных денег у вас разные. Он, например, вкладывается в атрибуты красивой жизни, а вы – в самообразование.

Каким бы ни был результат этого упражнения, опыт преодоления жалости к себе и избавления от чувства бессилия в сложившейся ситуации – огромное прекрасное приключение. Если бы зависть не оказалась под культурным табу, счастливых людей было бы больше.

Ниже плинтуса

Провокация чувства собственной недоделанности побуждает к главному: доделать и довести до ума то, что причиняет такую боль. Так появляются, например, замечательные профессионалы.

Гуру рекламы Девид Огилви писал, что постоянно ссорился со своим первым наставником в рекламе, арт-директором агентства. Тот говорил, что Огилви пишет полную ерунду. Ничего не получалось из месяца в месяц. Вымотанный стычками, копирайтер перешел в другое агентство, и там, отдохнув, обнаружил, что пишет теперь ровно так, как его учил наставник, осознанно выбирая лучшие решения.

Некоторые преподаватели вузов намеренно унижают студентов, видимо, чтобы те хоть как-то собрались и начали учиться. Нас, например, завкафедрой посылал торговать капустой на рынок. Меня однажды тоже отправил, а я перед этим всю ночь переводила с русского на немецкий платный заказ вместо его задания. Обиделась я тогда крепко, но лучше учить домашку не стала: ощущение того, что по языкам я нормально продвигаюсь вопреки универу, уберегло.

Логика приема прозрачна: если ученика можно пробрать на стыд, значит, ему важен путь, который он выбрал, и из него в конце концов что-нибудь получится. Есть в этом что-то от практик инициации примитивных культур.

Его можно использовать себе на пользу: варьируя силу и тонкость воздействия, стимулировать не только безответных студентов, но и дорогих, практически свободных наемных работников. Я знала топ-менеджера, который умел подкалывать подчиненных так аристократично-нежно, что они крутились, проявляя лучшие свои качества. Так их потом всей командой и перекупили, со злым тираном во главе.

Простить и пожалеть?

Самый занятный, на мой взгляд, вариант — это когда вас кто-то пытается заклеймить неудачником и вообще выкидышем жизни, а вы понимаете, что из вас двоих неудачник-то он.

Направления могут быть совершенно разные. Здесь хорошо бы открыть уши и слушать, по каким параметрам судит жизнь собеседник. Может быть, он вам еще пригодится.

«Почему ты все время ходишь в одном и том же?» — спросит вас некто, до невротизма озадаченный собственной внешностью. «Как все сложилось! Теперь я зарабатываю больше тебя!» — тот, кто боится, что ему не хватит до старости. «Не мучься и купи уже диплом!» — тот, кто гордится своим умом. Самые занятные – духовные удачники, как я их называю.

На прошлое Прощеное воскресенье мне всю душу вымотал бывший ухажер. Внезапно вспомнив обо мне, он вдруг решил, что я обязана попросить у него прощения за какие-то мифические обиды пятилетней давности, а раз не прошу, то я подлая, низкая, с грязной душой. Но он, ангел во плоти, меня прощает. Представьте, какое удовольствие он мне доставил своими выпадами. Да я по полу каталась от смеха!

Просто выслушав знакомых, рефлексирующих по собственной неполноценности или обвиняющих других в несоответствии планке, вы можете собрать огромный кадровый ресурс. Тому важна эстетика, этому интеллект, а специализация даже внутри этих групп разная. Выполните маленький нехитрый переучет – и команда на любой проект соберется, будто сама собой!

Анастасия Мартьянова, психолог
Любые сильные эмоции дают контакт с тем, что для вас по-настоящему ценно. Для этого и рекомендуется конкуренция как соревнование по единственному важному для вас параметру. Постепенно подтягиваясь за более сильным соперником, вы попутно развиваете множество качеств, о которых в начале пути даже и не мечтали.

Главное, опять же не спутать конкуренцию с затянувшимся и изматывающим чувством зависти, которое как никакое другое способно отнять радость бытия. И если дать волю такой зависти, то она становится опасной, потому что одолеть ее очень сложно. Это обратная сторона собственного комплекса неполноценности и неверия в свои силы и способности, своеобразное обесценивание собственного «Я».

К сожалению, все мы в той или иной степени подвержены этому чувству. Ведь у любого человека всегда найдется какое-то количество потребностей, которые он в данный момент не может удовлетворить. Тут и появляется зависть. Достойная задача – иметь смелость признаться себе в этом чувстве и найти для него конструктивный выход. То есть поставить себе на службу эту мощную эмоцию.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz