Продолжать жить!

На мой взгляд, вопрос касается не столько здоровья и бодрости, ведь этому крепко сбитому поколению жизненной силы не занимать, сколько дополнительных стимулов продолжать жить. В этом у меня была возможность убедиться, наблюдая последние годы жизни моих прабабушек, каждая из которых прожила в трезвом уме, но с ослабшим телом, почти до ста лет.

Давайте посмотрим, чем они были живы и в чем находили радость, находясь в столь преклонном возрасте. А психолог прокомментирует эти истории, ведь они-то типичные.

«Как прожить, хоть немножко, усталым бабушкам после 80 лет?» Фомина Лина Дмитриевна

История 1: Баба Лена

Я ужасно боялась ее, когда была маленькая: толстая старуха девяноста лет, совершенно слепая, почти не выходила из своей комнаты, а когда шла по коридору в туалет или на кухню, на ощупь разбирая дорогу и тяжело дыша, я старалась не попадаться ей на пути. Мне всегда казалось, что она ведьма. И бабушка, через много лет после смерти прабабки, рассказала, что та приворожила ее к деду, своему сыну. Не знаю, насколько эта история близка к истине, но сейчас, войдя в более-менее сознательный возраст, я уже могу объективно оценить интенсивность последних лет прабабушкиной жизни.

Она была очень умной женщиной. Старость, больное сердце, слепота и диабет, сделавшие невозможными активную социальную жизнь, разведение огородов и даже такие радости, как жаркая баня, не могли отнять у нее главного стержня – жизни внутренней.

В комнате у нее постоянно звучало радио. Моя прабабка всегда была в курсе всего, что творится и в мире, и в семье. Слушала, сопоставляла, давала советы… Если из ее комнаты не было слышно радио, значит, она молилась. За всех: за детей, внуков, правнуков – за всю свою большую семью. Готовилась к смерти, но не торопила ее. Не знаю, боялась ли. Однако если бы вдруг не случился заворот кишок, баба Лена прожила бы еще не один год в том же режиме: пост, молитвы и постоянное чуткое улавливание информации из внешнего мира. В тот последний вечер, после дозы сильного обезболивающего, она попросила винограда. Моя мама, ее внучка, решила, что прабабка-ведьма будет лечиться им, как животное травкой. Я же думаю, это было просто ее последнее удовольствие на Земле.

Дмитрий Сорокин, психолог:
Это редкий пример по-настоящему твердого духа и самодостаточности, если, конечно, ты и мама свою прабабушку не идеализируете. Даже комментировать нечего: человеку явно не нужна была помощь психолога. Вполне достаточно ухода со стороны родных. Она сама прекрасно знала, что ей нужно, и наверняка не стеснялась требовать, если чего-то недоставало.

История 2: Баба Шура

Маленькая, сухая, легче ребенка и очень деловитая, лет восемь назад она еще сама сажала картошку каждую весну, несмотря на испуганные вопли родных: «Сдался тебе этот огород! Купим мы тебе овощей!». Крестьянка, середняцкая дочь, она упорно продолжала копать и рыхлить. Теперь же, в свои девяносто семь лет, хозяйничает на квартире у своей дочери, моей бабушки. Ругает меня: «Времени-то десятый час, вставай! Я уж посуду за тебя с вечера помыла!». Вздыхаю и встаю: воскресенье, утро, но она не отстанет. А посуду за ней все равно перемывать надо.

Бодрая и деятельная, она твердо держится на ногах и различает лица родных на мельчайших фотографиях. Постоянно прибедняется: «Не вижу ничего, ничего не слышу…», – и страшно страдает из-за того, что ее не пускают гулять одну и сажать огород. А куда ее пустишь? Голова кружится, прабабушка часто падает. Иногда ей мерещатся какие-то чужие люди дома. Но переживает она не оттого, что в ее комнате «незнакомые», а что у нее, кажется, «крыша поехала». Ей ужасно скучно: сил и запала еще хватило бы на дела, но зрение все-таки не так хорошо, и силы уже не те. Часть дня занимают молитвы, но остальное-то время куда девать? Знакомая ситуация?

Дмитрий Сорокин, психолог:
Сложно, конечно, придумать занятие человеку с ограниченными физическими возможностями. Но в этой ситуации найти его просто необходимо, а то старушка начнет угасать, изведясь от безделья. Освоение чего-то нового она может уже не потянуть. Но ведь вы можете устроить для нее огород на подоконнике: какие-нибудь карликовые помидоры, лук, зелень, в конце концов. Авось да и заинтересуется. Попробуйте подобрать дело привычное, но масштабировать его до квартирных условий.

История 3: Баба Нина

Я еще помню ее в 80 лет, с хорошо уложенными седыми волосами и помадой на крепко сжатых губах. Но было это давно. Последние десять лет жизни, до 94 лет, она не выходила из комнаты. Радио? Да, чтобы что-то «разговаривало», пока дома нет никого. Молиться? Но она выросла в городе, в самое что ни на есть советское время, и эта культура внутренней жизни была у нее не привита. Чем-то заняться? Да неплохо бы, но глаза уже не видят, ноги не ходят… Так что спасибо, не надо. Оставалось только сидеть дома, получать удовольствие от хорошо приготовленной еды, вкус которой с годами разобрать все сложнее, да перебирать обиды с самого 1930 года. Вот, внучка, послушай, какие люди бывают! До самой смерти она не переставала бормотать о какой-то соседской девочке, стащившей у нее 30 рублей из копилки.

Дмитрий Сорокин, психолог:
Случай сложный. Тут и затяжное тяжелое психологическое состояние, концентрация на негативной стороне действительности, раздувание чувства обиды, вины… А главное, человеку бесполезно говорить: «Да расслабься, это было 70 лет назад!», – еще сильнее обидишь. Можно давать какие-то невинные занятия вроде перебирания гречки. Или, раз уж она так любила деньги, насыпать кучу монет из копилки – пусть считает. Как ни банально звучит, старики бывают очень похожи на детей, особенно если в жизни не слишком рассуждали над тем, для чего живут. Поэтому уход в веру становится одним из самых доступных и распространенных стимулов к жизни в столь позднем возрасте, раз уж больше не для чего поддерживать себя в бодром расположении духа.

От себя добавлю еще один блестящий пример человека, живущего полноценной жизнью в очень преклонном возрасте. Инесса Константиновна Полуяхтова, ярчайший профессор филологических наук, вела блестящие лекции по зарубежной литературе у нас в университете до 85 лет. Крошечная, слабая старушка, но ее голос достигал самых дальних уголков, заполняя всю огромную аудиторию. Сейчас она ведет дипломников, консультируя на дому: ездить в университет стало тяжело. Перечитывает романы на итальянском и французском языках, обсуждает с подругой. Никогда не была замужем и не знала ни одного мужчины. Бог? Возможно. Но главная религия и любовь всей жизни профессора Полуяхтовой – литература. Тем и светло.

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz