Любовь, кажется, самое желанное чувство, которое мы стремимся вызывать у других. «Меня любят!» – восторг и счастье в глазах. «Меня никто не любит» – повод для самоубийства. «А ведь я так любил вас» – упрек обманутого заимодавца. Мы узнаем что такое любовь в наших семьях и проносим это чувство через всю свою жизнь. Действительно, можно пожалеть детей из детдомов, у которых нет любящих родителей. Ужасно, когда вместо необходимого опыта близких отношений образуется пустота, и в итоге пустота тоже становится опытом. Но все ли хорошо у их сверстников, живущих в семьях?

Речь идет не о «клинических случаях» – алкоголиках, наркоманах, родителях-садистах. Вполне с виду нормальные семьи не всегда могут справиться с воспитанием своих отпрысков. Этот избалован настолько, что перестал замечать людей вокруг. Тот привык прятать любовь к близким как слабость, и кажется равнодушным и циничным деспотом, от которого хочется бежать. А другой в сорок лет так и остался «маменькиным сыночком». Любовь бывает разная, такая же разная, как и люди вокруг нас. И порой во взаимоотношениях близких людей находится слишком много места для скрытой алчности, зависимости, неизбывного чувства вины и капризного эгоизма. Если взрослый человек может как-то защититься от разрушительных симпатий своей «половинки», то ребенка удушающая родительская любовь ломает и калечит в психическом и нравственном смысле.
Так как же не надо любить ребенка?

История из жизни

«Когда умер отец, мама решила переехать к нам с мужем, – рассказывает Мира. – Я так обрадовалась, что мы опять будем вместе! Меня тогда еще обидело, что муж засомневался, но я объяснила ему, что обязана заботиться о маме. Ведь она все для меня сделала».

Мы с Мирой сидим в кофейне. Давние школьные подруги, мы сто лет не виделись, но разговор начался серьезный и нерадостный. Ее семья на грани раскола, еще чуть-чуть – и останутся Мира и ее шестилетняя дочь одни. Вернее, с мамой. Мне не верится, что Мирин муж, такой спокойный и добродушный, внезапно оказался скандалистом. Казалось, его ничто не способно было вывести из себя. «Сначала он стал ночевать на работе, перестал приходить домой, – с обидой говорит подруга, – и еще в нескольких случаях очень некрасиво себя вел, так что мне было стыдно за него. Потом… потом стал срываться на маме. Представляешь, он сказал ей, что она не позволяет нам жить собственной жизнью. Что она лезет во все наши дела, навязывает свои взгляды, что когда моя мама рядом, у меня нет своего мнения… Как такое ему в голову могло прийти?! Я спросила совета у мамы, но она сама в шоке от его поведения, – губы Миры дрожат. – В общем, мы с мужем, наверное, разведемся… Выйду на работу наконец. У меня диплом дошкольного психолога, за шесть лет со своим ребенком я стала лучше понимать детей… Мама будет помогать, конечно… Трудно будет только дочке объяснить… Ладно, он мог ругаться со мной, но вот то, что он обидел маму, никогда ему не прощу. Мужиков много, а мама – одна на всю жизнь».

Отношения Миры с мамой всегда казались идеальными. Мать и дочь были и лучшими подругами, и союзницами в борьбе с жизненными невзгодами. С матерью Мира обсуждала свои мечты, первые свидания и отношения с одноклассницами. Мама заступалась за дочку и на детской площадке, и перед строгой учительницей. И никогда не было между ними никаких секретов и ссор. Действительно, похоже на идиллию… на первый взгляд. Но в одном сразу хочется согласиться с Мириным мужем – под маминым крылышком у дочери никогда не было собственной жизненной позиции. Слишком удобно было повторять мамино мнение, поступать согласно ее советам, жить под ее опекой. Кроме Миры, была еще старшая, почему-то нелюбимая матерью дочь. Она сделала достойную карьеру, вышла замуж и уехала очень далеко от родителей. Возможно, ей не хватало родительского внимания, навсегда осталась обида на мать. Но лучше ли складывается жизнь у Миры, которой маминого внимания досталось за двоих? Тридцатилетняя не приспособленная к жизни женщина, которой до сих пор проще быть дочерью, нежели женой и матерью… Может быть, ее решения были бы совсем другими, если бы она избавилась от детской наивности и по-взрослому взглянула на свою жизнь? Но возможности попробовать собственные силы у нее никогда не было. Ведь между Мирой и миром на страже всегда стоит ее добрая, любящая мама.

«Мать на тебя всю жизнь положила!»

«…Учиться дальше не стала, работала за гроши, не развелась, по десять лет одно пальто носила…» Так любит говорить про свой материнский подвиг моя дальняя родственница. Назовем ее Зинаида Гимрановна. У нее тяжелый характер, и неудивительно – ведь действительно «жизнь положила». Не разводилась с непутевым мужем «ради детей». Имея замечательное образование и блестящие способности, работала в каком-то невнятном захолустном учреждении – зато близко к дому, можно было приходить в обеденный перерыв и встречать из школы младшего сына. Дети и домашнее хозяйство были всегда на ней, и она справлялась – чистота как в операционной, вылизанные костюмчики… Сейчас глядя на нее понимаешь, что этой темпераментной, яркой женщине нужны были страстная любовь, карьера и уважение окружающих. Но нет, сама себе этого не позволила. «Прежде всего женщина должна быть матерью», – до сих пор повторяет Зинаида Гимрановна.

Старший сын и дочь стали заложниками неудовлетворенных амбиций матери. С обоими делала уроки, лупила за тройки, чуть ли не за руку отвела в университет – учиться той же технической специальности, которую когда-то получила сама. Оба в конце концов взбунтовались. Сын стал работать совсем в другой области. К нынешнему моменту уехал за границу, изредка звонит сестре, но матери – никогда. Как будто не родные. Дочь Зинаиды Гимрановны тоже бросила ненавистную, выбранную мамой профессию. И всю жизнь живет будто в пику матери – вопреки ее традиционным взглядам стала радикальной феминисткой, назло ее надеждам увидеть в дочери технаря занимается творчеством.

Остался с Зинаидой Гимрановной только младший сын. Мать уже развела его с первой женой, сама нашла ему вторую – и опять развела. А он не умеет возражать, затравленный человек с вечным комплексом вины. В чем эта его вина перед матерью, теперь уже никто не может сказать. Ни он, ни его сестра с братом, собственно, никогда не просили, чтобы на них так самоотверженно «положили жизнь». И уж тем более никто из них не брался с пеленок нести ответственность за непрожитые мечты, несбывшееся счастье матери.

Кому теперь может предъявить свой счет пенсионерка Зинаида Гимрановна? Кто виноват в семейной драме молодой женщины Миры? За ответом мы обратились к семейному психологу Сергею Петровичу Варченко, г. Москва.

«Подобные случаи у нас не редки. Весь ужас в том, что они часто считаются нормой. Трудно, очень трудно осуждать женщин, которые потратили себя без остатка на домашний быт и такое «воспитание» детей, после которого те обращаются к специалистам. Их трудно осуждать не потому, что они правы, а потому, что они сами глубоко несчастливы, и далеко не всегда сами виноваты в сложившейся ситуации.

Большая ответственность родителей в том, что маленькому человеку ничего нельзя привить, просто объяснив на словах. Можно показать на собственном примере. Нельзя объяснить ребенку, что надо быть честным, пока вы сами не честны с другими. Нельзя научить его быть добрым, если он видит, как плохо можете поступать вы сами. Дети понимают намного больше, чем мы привыкли думать. И они отлично видят, когда мать или отец говорят одно, а делают совсем другое. Так можно приучить ребенка врать себе и другим, но никак не следовать вашим высказанным вслух советам.

Ко мне часто приходят родители с проблемными детьми, и видно, что от меня ждут того же – чтобы я объяснил их детям, какими им надо быть, чтоб родителям жилось хорошо. А какими нужно стать самим родителям, чтобы им самим было хорошо? Чтобы, глядя на них, дети могли понять, как увлекательно заниматься достойным делом, как замечательно жить с любимым человеком. Для чего надо учиться в школе и почему надо уважать и помогать друг другу в семье.

Известно, что дети алкоголиков часто сами становятся алкоголиками. Не секрет, что девочка, выросшая на скандалах между отцом и матерью, орлиным взглядом находит среди ухажеров именно «кухонного бойца» и выходит за него замуж. Если мать действительно желает счастья своим детям, то демонстративно положить на них жизнь – не лучшая идея. Сделать их счастливыми намного труднее, чем просто вымыть полы или приготовить обед, – надо найти себя как человека в этой мире, как женщину, и стать счастливой самой. Это непросто, но такая мать как пример по жизни значит намного больше ежедневной уборки и неизменной каши с молоком».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz