Зачастую медицинские работники, ежедневно занимаясь вопросами здоровья своих пациентов, забывают о состоянии своего здоровья. Всем известно древнее изречение «Светя другим – сгораю сам». Большинству врачей свойственно отдавать себя своей профессии полностью. И это качество, конечно же, заслуживает уважения, так как является неизменным атрибутом профессионализма. Но чувство меры все же должно присутствовать во всем. В том числе и в работе врача.

Очень часто можно видеть медработника, выполняющего свои медицинские обязанности с симптомами различных заболеваний (кашель, насморк, боли в спине, высокое артериальное давлениеи т. д.). Появляется желание задать вопрос: почему он не идет на прием, не лечится, а продолжает работать, несмотря на тяжелое самочувствие? В ответ вы можете услышать различные отговорки: «некогда», «нет времени», «само пройдет» и т. п. Но в чем же истинная причина такого отношения к своему здоровью?

В чем суть проблемы?

Казалось бы, подобная проблема должна была быть решена уже давно. Еще в Евангелие было сказано: «Врач, исцелись сам!» Но не все врачи, обладая знаниями, исцелялись от болезней, многие даже умирали при исполнении своих обязанностей. Существовало предположение, что у врачей все болезни протекают по-иному, не как у всех остальных. Однако этому есть и другое объяснение.

Деятельность медицинского работника связана с нервным напряжением. Ему постоянно приходится контролировать свои эмоции, придерживаться адекватного стиля общения с пациентами, несмотря на их капризы и прочие особенности характера. А если все время пытаться себя сдерживать, это может отразиться на состоянии нервной системы.

Негативно на нервную систему и на здоровье врача в целом влияют и бесконечные круглосуточные или ночные дежурства (когда организм должен отдыхать), срочные вызовы, сложные оперативные вмешательства и медицинские процедуры. Кроме того, врачам приходится отвечать перед пациентами и их родными за несовершенство медицины: отсутствие необходимых медикаментов, специальной аппаратуры. Благо, если врач работает в столичной высокоспециализированной клинике, где выделяются значительные финансовые средства на приобретение всего необходимого для лечения больных. Но если доктор трудится в простой региональной или районной больнице (а таких врачей большинство), то о полном обеспечении всем необходимым ему можно только мечтать. Сохранить нервную систему, работая в таких условиях, практически невозможно. Отсюда и неврозы, часто выявляемые у многих медицинских работников.

Знать не означает применять на практике!

Владея медицинскими знаниями, врачи не всегда должным образом применяют их к себе. Зная как никто другой о пользе здорового образа жизни, многие медработники продолжают курить, не занимаются утренней гимнастикой и т. д. Курение – это вообще отдельная тема: врач не должен курить ни в коем случае! Какой пример он подает своим пациентам? И почему пациенты должны верить его рекомендациям, если его поступки противоречат его словам?

Среди врачей действительно очень распространено пренебрежительное отношение к своему здоровью. И смертность в их кругу зачастую обусловлена нерациональным образом жизни. Чаще всего вследствие этого у врачей случаются инфаркты, инсульты, развивается коронаросклероз.

Медицинские специалисты, как правило, склонны недооценивать возникающие у них начальные симптомы заболеваний. Ярким примером может послужить история писателя и врача Антона Павловича Чехова. При появлении кровохарканья он не обратился за медицинской помощью. Кровохарканье прекращалось, и Антон Павлович быстро успокаивался, не задумываясь о вероятности серьезного заболевания. Даже не медику ясно, что кровохарканье может быть симптомом туберкулеза легких. Однако это не помешало Чехову совершить роковую ошибку по отношению к своему здоровью. В возрасте 44 лет он умер от туберкулеза легких. Этот пример показывает: как бы ни был оптимистичен настрой заболевшего человека на исход заболевания, «подстраховаться» и пройти необходимый курс лечения все же необходимо.

Зачастую при появлении первых симптомов врачи не придают им значения и обращаются за медицинской помощью лишь в тот момент, когда заболевание уже запущено. Бывает, что врачи дают неверную оценку своим страданиям. Например, известный врач Сергей Петрович Боткин сделал неправильное заключение о своей болезни: приступы болей в области сердца он расценил как результат наличия камней в желчном пузыре и связанного с этим воспаления. После смерти у Боткина действительно обнаружили камни в желчном пузыре, но смерть была обусловлена коронаросклерозом (сужением сосудов сердца) и изменениями в мышце сердца после перенесенного инфаркта миокарда. Другим примером неправильной диагностики, приведшей к летальному исходу, является история с хирургом Эрнстом Бергманом. Поставив себе диагноз рака пищеварительного тракта, он отказался от оперативного вмешательства. После смерти у него не обнаружили злокачественного образования, но нашли воспалительное заболевание кишечника, сопровождающееся его сужением. Вовремя сделанная операция могла бы спасти Бергману жизнь.

Вышеприведенные примеры показывают, что как бы ни был знаменит и опытен врач, он не может быть «судьей» в своей собственной истории болезни. Из этого следует, что ни один врач в случае серьезного заболевания не имеет права лечить себя сам.

Бывают случаи, когда при появлении признаков заболевания у врача его коллеги дают поверхностный совет или консультацию «на бегу», что также приводит к запоздалой диагностике серьезного недуга.

Своеобразную реакцию на собственную болезнь можно встретить среди пожилых врачей. Зная о наличии у себя какого-либо недуга, они не спешат идти на прием к коллегам, несмотря на плохое самочувствие, мешающее выполнению работу. Такое поведение обусловлено страхом остаться не у дел, лишиться активной врачебной практики. К сожалению, результатом этого зачастую становятся трагические ситуации: смерть во время проведения операции, на конференциях и т. д.

Как лечить своих коллег?

Этот вопрос очень актуален. Ведь может случиться так, что пациент-врач, зная якобы больше, пытается «руководить» ходом постановки диагноза и определением тактики лечения. Этого нельзя допускать, так как такое попустительство может помешать постановке правильного диагноза. Отношение врача к своему коллеге в ходе диагностики и лечения должно быть таким же, как и к обычному пациенту. Ему так же необходимо рассказывать, как и когда надо принимать лекарство, какими должны быть диета и режим.

Как быть с врачебной правдой?

При наличии у врача серьезного заболевания ситуация осложняется: стоит ли говорить квалифицированному специалисту всю правду о его болезни? На этот счет давно ведутся дискуссии. Одни считают, что правда должна быть озвучена во всех случаях. Другие не согласны с таким подходом. Сторонники противоположных точек зрения найдутся всегда, и каждый будет по-своему прав. Но все-таки у больного, даже если он и врач, нельзя отнимать надежду. Обратимся к истории. Врач, лечивший Зигмунда Фрейда, сказал ему, что у него злокачественное образование. Фрейд пришел в ярость и ответил: «Кто дал Вам право об этом говорить?».

Если заболевание настигло доктора, он, как и все люди, склонен к иллюзиям и может не верить в серьезность ситуации. Пытаясь уйти от реальности, он будет отгонять от себя роковые мысли, даже если все факты говорят обратное. Коллеги не должны уступать желаниям врача-пациента знать правду, аргументируя это тем, что он сам медик и все понимает. На практике оказывается, чем сильнее хочет знать правду пациент, тем сильнее он боится ее услышать.

И напоследок, врачам следует помнить: чтобы не «сгореть, светя другим», необходимо все-таки уделять внимание своему здоровью.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz