«Отец играет важную роль в жизни ребенка», «ни одна мама не сможет заменить ребенку отца» – так говорят без исключения все психологи и психотерапевты. Конечно, в душе я была солидарна с «врачевателями людских душ», но особого смысла в эти слова не вкладывала, пока в моей жизни не произошел один показательный эпизод.

Мой муж – человек занятой. Ну, конечно, не настолько, чтобы мы не видели его неделями, просто ежедневная программа – наверное, как и у большинства семей – папа устал, поэтому папу нужно накормить, на кровать уложить и желательно до утра не шуметь. Хотя я преувеличиваю, ведь это папа забирает детей из школы и детского сада, иногда он даже находит в себе силы погулять с ними после работы. Вообще-то, папа у нас хороший, просто он отличается от тех «киношных» идеальных пап, которые, придя с работы, прямо с порога хватают детей и бегут на задний двор, где, конечно же, будут учить младшего кататься на велосипеде, со старшей дочерью обсудят ее школьную любовь, обольются всем семейством из-под шланга и в конце будут валяться на газоне в обнимку с золотистым лабрадором. Но газона у нас нет (мы живем в квартире на 9-м этаже), а вместо лабрадора – своенравный кокер-спаниель, виновник скандалов в семье, как только встает вопрос, кому сегодня с ним гулять.

Итак, по порядку… Когда родился сын, претензий к мужу как к отцу ребенка у меня не было никаких. Верите, он даже ночью к нему вставал, если малыш плакал. Муж не жалел времени на общение с сыном, мы даже шутили, что он вырос на заднем сиденье папиного автомобиля. В детском саду нашего папу знали все, а вот меня каждый раз не узнавали и спрашивали, за кем я сюда, собственно, пришла. При этом он  никогда не сюсюкал с ребенком, вел себя с ним на равных, как-то помужски, и меня это не задевало, скорее, наоборот, я смотрела и гордилась: «Вот какие у меня мужчины».

Когда сыну исполнилось 7 лет, у нас родилась дочка. И с этого мо-мента начались проблемы, которые нарастали как снежный ком и через два года привели меня на прием к психологу.

Вы смотрели мультфильм «Маша и медведь» в современной интерпретации? Наверняка. Так вот мне кажется, что сюжет для каждой серии просто «слизан» с отношений нашего папы и его лапочки дочки. Я и представить себе не могла, что в мужниной душе скрывается столько терпения и нежности, которую, к слову, он позволял себе проявлять только по отношению к ней. Помню, как однажды мы пришли с ним вместе в детский сад за дочкой (обычно он забирает ее сам) и муж мне сказал: «У нас своя традиция: когда я прихожу, то сначала стучу в окно, чтобы дочка меня увидела, и только потом захожу, а ты неправильно зашла. И вообще, мне кажется, что ты ее меньше любишь, чем я». Казалось бы, идиллия, да и только. Вот только отношение к сыну изменилось. Претензии одни. То принеси, это убери, с собакой погуляй, в магазин сходи… список бесконечных дел, ах да… еще дневник покажи, а что будет дальше – от содержимого дневника зависит. На все мои замечания ответ был один: пойми, это мужик растет. Что значит – мужик?! Я аж задыхалась от возмущения – это еще ребенок! И тогда я решила: раз наш папа стал меньше уделять своего (и без того ограниченного работой) времени сыну, восполнять дефицит родительского внимания буду я сама. Можно сказать, что детей мы поделили.

Я всегда ставила интересы детей на первое место и считала, что являюсь достаточно «продвинутой» мамой в плане воспитания. Еще бы, я же перечитала 1001 книгу по психологии. Но в ситуации с собственным сыном, по-моему, я перегнула палку. Стараясь сделать все, чтобы ребенок не чувствовал себя «на вторых ролях», я, как овчарка, бросалась на мужа, если он позволял себе накричать на сына или загружал его чрезмерной (на мой взгляд) работой. Конечно, я старалась делать это не при детях, так сказать, за закрытой дверью, но очень скоро сынок «просек» ситуацию и на каждое папино замечание стал делать глаза печальнее, чем у нашего спаниеля, и протяжно кричать «ма-а-а-ам». Дошло до того, что даже на просьбу убрать в своей комнате он реагировал внезапной головной болью и ужасной усталостью. Учеба тоже отошла на второй план, съехав и закрепившись на отметке где-то «3+». Последней каплей стал звонок классного руководителя: «Сделайте же что-нибудь, он совершенно не управляем!»

И вот я сижу на приеме у школьного психолога, от которого только что вышел мой сын. Первое, о чем спросила меня психолог: «А где папа? Я не услышала ни разу от вашего ребенка слово «папа». Мы с мамой делаем то-то, мы с мамой ходим туда-то, мама, мама, мама. А папа? Он есть? Его катастрофически не хватает вашему мальчику, понимаете? Пусть ваш муж заглянет ко мне на неделе».

В тот момент я еще не видела своей вины в том, что мальчику не хватает отца. Наоборот, я галопом неслась домой, чтобы обвинить мужа в том, что это он виноват во всех бедах, которые сейчас происходят с нашим сыном. Конечно, я устроила мужу выволочку со всеми вытекающими – но опять же не при детях. Нужно признать, что в этот момент муж вел себя спокойно и достойно, чем окончательно убил во мне добропорядочную жену и мать, а также бросил тень на мою репутацию приличной соседки. А потом он просто открыл дверь и сказал: «Позвони мне, когда остынешь» и стал обуваться. И тут мой сынок, мой маленький 9-летний мальчик, моя надежда и опора, повел себя более чем неожиданно. Он собрал в сумку свои вещи, пару пачек печенья, конфеты, высыпал содержимое аптечки и сказал: «Пошли пап, не переживай, я с тобой», и они ушли… Сказать, что я была удивлена – не сказать ничего. Меня просто захлестнули эмоции. Я обиделась, причем на них обоих. Ведь я считала, что у сына я самая любимая, единственная и неповторимая, Мама с большой буквы. А получилось вот как… Конечно, надолго мои мальчишки не ушли, погуляли и вернулись. Страсти улеглись, хотя осадок остался.

Прошло несколько дней, заглядываю к сыну в дневник и вижу пятерку за сочинение по литературе.Молодец какой! Открываю тетрадь, а там – истина, та самая, которая устами младенца, которая открыла мне глаза. Сочинение на тему «Мой любимый герой», а дальше: «Мой любимый герой – это папа. Он самый-самый лучший. Папа всегда нас смешит. Он нас любит и заботится о нас. А еще мой папа – донор. Он отдает свою кровь больным людям и детям. Я хочу быть таким, как папа».

Все спят, а я сижу, держу в руках тетрадку и плачу. Плачу от радости, от гордости, а еще от осознания того, что своим противостоянием мужу я своими собственными руками разрушала связь между двумя моими самыми любимыми мужчинами, между отцом и сыном. В эту минуту я осознала, что отцовский авторитет – это не просто слова.

Мы, женщины, во все времена так упорно добивались равноправия полов, что сегодня успешно справляемся со многими мужскими ролями и обязанностями. Мы водим автомобиль, да что там автомобиль, мы самолетами управляем, носим брюки, руководим крупными компаниями или даже целыми государствами. А если захотим, то и в избу горящую войдем, и коня остановим, было бы желание. Стоит ли говорить о том, что перспектива растить ребенка без отца многих представительниц прекрасного пола совсем не пугает. Сегодня уже никто не показывает пальцем на мамочку, родившую, что называется, «для себя», или на разведенку с ребенком. Однако роль отца в воспитании ребенка часто недооценивается современным обществом. Нужен папа ребенку или нет? На этот вопрос сможет ответить только сам ребенок – естественно, когда вырастет и осознает.

Выходя замуж за того единственного, мы уже рисуем в мыслях образ идеального отца своих детей. Но вот рождается ребенок, и мы понимаем, что все позитивные ролики в интернете о папах, которые ловят кайф от круглосуточного общения с беззубыми малышами, не имеют ничего общего с реальностью. Наступает разочарование. А если это разочарование накладывается на послеродовую депрессию, то наше внутреннее состояние становится похожим на коктейль Молотова, готовый вспыхнуть в любую минуту.

Экзистенциальный психотерапевт Марина Хазанова утверждает: «Идеальный отец – такая же опасная иллюзия, как и идеальная мать. Она мешает и мужчине, и женщине увидеть то ценное, что на самом деле есть в каждом из нас, в какой бы роли мы ни оказались».

А ведь действительно, ничего страшного нет в том, что для папы смена подгузника новорожденной дочке – это целая проблема, зато только он сможет рассказать сказку про Курочку Рябу так, что сам Спилберг позавидует его фантазии. Да, он не силен в математике и не может помочь сыну решить уравнение, но только папа может поговорить с сыном на такие темы, в которых мама разбирается не больше, чем в крючках для рыбной ловли.

Знаменитый французский психоаналитик, член Парижского психоаналитического общества, автор множества книг, в том числе книги «Пора спасать отцов» Габриэль Рубен в своем интервью журналу PSYCHOLOGIES заявила, что современным отцам необычайно труд-но выполнять их важнейшую роль – воплощение семейного авторитета и такое «ослабление позиций» рано или поздно будет иметь тяжелые последствия для личности ребенка и для общества в целом, ведь без отца нет цивилизации.

«Отрицание авторитетов – это недуг нашего общества, от которого страдаем мы все, но в первую очередь – дети. Общество движется в сторону одичания, правосудие не уважают, преподавателей не слушают, на полицейских нападают… Такое отторжение обществом любых форм авторитета – серьезный симптом. Построение общества начинается с отца: именно он разрешает и запрещает, и он же разрывает первоначальную связь (близкую к слиянию) матери и ребенка. Но сегодня он утрачивает полномочия «представителя закона», его роль становится туманной.

Ребенку необходимо восхищаться своим отцом. Если это сын, то он должен брать с него пример – именно так он взрослеет. Для становления личности ребенка ему необходимо считать отца сильным и могущественным. Прекрасно, если отец таков на самом деле. А если это не так, общество, признавая и ценя отцовский авторитет, тем самым может позволить ребенку вообразить своего отца таким, приписать ему эти качества. К сожалению, сегодня этого нет. Мужчины, которых больше не уважают и не ценят, сами отказываются от мужских качеств.

Необходимо, чтобы мужчину уважали в семье, и прежде всего его жена. Ведь ее отношение очень сильно влияет на детей. Кроме того, для восстановления авторитета отца надо, не покушаясь на равноправие полов, признать, что роли мужчины и женщины вне семьи, возможно, одинаковы, но внутри семьи – различны. Чтобы спасти отца и мать как символы, нужно разграничить их семейные роли. Вот отправная точка для дальнейших размышлений».

Как бы странно для некоторых мамочек это ни звучало, но именно отец – кузнец счастья своих детей и залог их успеха в жизни. И будьте уверены, что отрицание отца в семье или принижение его отцовского авторитета рано или поздно негативно отразится на будущем вашего сына или дочери.

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz