Посещение невролога с маленьким ребенком порой преподносит семьям довольно неожиданные тревоги – на фоне, казалось бы, вполне благополучного развития малыша в карточке вдруг появляются диагнозы, способные кого угодно ввергнуть в отчаяние.

Многое, конечно, зашифровано – например, врач пишет аббревиатуру ПП ЦНС. Но любознательная мама с помощью интернета или знакомых врачей обязательно выяснит, что расшифровывается она как «перинатальная патология центральной нервной системы». Варианты диагноза: «перинатальная энцефалопатия» (в карточке – ПЭП) или «внутричерепная гипертензия» (ВЧГ). Состояния эти, что и говорить, более чем серьезны. Но проблема не только в переживаниях родителей. Она еще и в том, что если такие диагнозы выставляются, то и лечить их нужно незамедлительно – в стационаре, медикаментозно, экстренно. Врач же, сделав запись в карточке, далее, как ни в чем не бывало, рекомендует поделать ребенку массаж, попить или, реже, проколоть внутримышечно ноотропные препараты, может направить на электрофорез, но все это как-то так рутинно. И на следующий прием приглашает… аж через три месяца! В чем же тут дело?

Переписки мамочек в интернете еще больше запутывают:
— Кто сталкивался с перинатальной энцефалопатией? Как лечили? Сколько времени лечили?
— Многим ставят ПЭП. Я давала ребенку глицин и после роддома лежали в больнице! Потом все пришло в норму.- В нашей поликлинике невролог ставит этот диагноз всем детям)).
— Зачем? У моего ребенка не было такого диагноза.
— Не знаю… Но ставит и на массаж всех поголовно отправляет.
— А нас вот не отправляют, а неврология у сына есть.
— Вам к нашему врачу надо попасть!

Так как же разобраться? Смириться с выставленным диагнозом и принимать довольно серьезные препараты или же, просчитав статистику по знакомым, понять, что диагноз этот у каждого второго малыша, и перестать паниковать?

Конечно, принимать решение самостоятельно было бы опрометчиво. Сам по себе диагноз поражения нервной системы не надуманный – если проблемы у ребенка есть, то и лечить их, естественно, нужно, причем важно делать это своевременно. У Натальи Г., например, ребенок, хоть и отставал по сравнению с книжными нормами и рос очень беспокойным, но на то ведь и нормы, не могут же все быть как среднестатистическое большинство. Может быть, так рассуждал их врач, а может быть, не хотел торопиться с диагнозом, но на осмотре никакой реакции на слова о том, что малыш плохо спит, с запозданием стал переворачиваться и совсем не пытается сесть, не последовало. Значит, всему свое время, решила Наталья, и успокоилась. А в полтора годика уже у другого специалиста услышала: «Где же вы, мамочка, раньше были? Самое драгоценное время для лечения – до года! Теперь результат непредсказуем…»
И такие истории – достаточно распространенное явление.

— Моему ребенку уже 3 года, и нас футболят то туда, то сюда, а толком объяснить ничего не могут. Больно смотреть на сына, который изо всех сил пытается приспособиться к жизни, кроме нас – родителей – он никому не нужен… Берегите своих детей! Не упускайте время, оно драгоценно!

Создаем условия

Конечно, объективно оценивать рефлексы, развитие и неврологическую симптоматику может только невролог. Но родители очень даже могут помочь врачу. Для этого нужно попытаться исключить факторы, мешающие постановке правильного диагноза:

1. Условия, не располагающие малыша к полноценному сотрудничеству с врачом, в общем-то, банальны: это голод и холод. Придется найти золотую середину, когда ребенок не будет слишком перевозбужден от того, что давно не кормлен, но и не будет спать беспробудным сном, если он накормлен только что. У врача холодные руки, он торопится и, не вступив с ребенком в контакт, уже начинает его вертеть, проверяя рефлексы механически? Тоже жирный минус такому осмотру – погрешность в оценке рефлексов вполне возможна.

2. Неполные сведения о ребенке. Необходимо без утайки рассказать неврологу все особенности протекания беременности и родов – предшествующие выкидыши, угрозы прерывания беременности, перенесенные инфекции, роды с помощью кесарева сечения. Все это факторы риска тех самых ПЭП и ВЧД.

3. Узкая специализация врачей. Есть симптомы, рассказав о которых неврологу, шансов уйти от него без диагноза просто не останется. Речь идет о частых срыгиваниях, беспокойности ребенка, дрожании его ручек или подбородка (называется это тремор). Перечислив эти симптомы, обязательно нужно упомянуть, предпринимаете ли вы какие-либо меры в связи с этим. Если педиатр советует кормить реже/чаще/сменить смесь, и вы это выполняете, но успеха нет, это один вариант. Если же ребенок на столь свободном режиме, что кормления занимают большую часть суток, и пока вы не готовы это менять, то и дисфункция желудочно-кишечного тракта, скорее, имеет не неврологическую природу, а более банальную. Т. к. неврологический симптом – это именно беспричинные срыгивания. Насторожить должен такой же беспричинный тремор (а не во время сильного плача). Ну а беспокойство – вообще симптом довольно субъективный. Всем родителям кажется, что «чужие дети спят целый день, и лишь наш какой-то слишком беспокойный».

Узкая специализация врачей на данный момент приводит к тому, что часто при одних и тех же жалобах невролог ставит свой диагноз, гастроэнтеролог – свой, и т. д. И в аптеку приходится наведываться все чаще… Не стоит забывать о педиатре – это основной врач в первые месяцы жизни, и решение большей части проблем – в его компетенции, он же должен выступать координатором между врачами разных специальностей.

Ищем истину

Невролог может выставить диагноз, говорящий о нарушении функции центральной нервной системы, даже при каком-либо единственном выявленном отклонении: ребенок может не схватиться за пальцы врача, при плаче у него может затрястись подбородок, или же он окажется не в настроении следить взором за игрушкой.

Справедливости ради следует сказать: найти ребенка, у которого всегда доброжелательная реакция на врачебный осмотр, довольно проблематично. А возможности выяснить, не связано ли это в данный момент с каким-либо внешним фактором, у врача невелики – банально не хватает времени. Опытные неврологи и сами не скрывают, что гипердиагностика ПЭП и ВЧД у детей не просто существует, она зашкаливает – реальные цифры заболеваемости должны быть в несколько раз меньше!

Если подходить строго, то подтвердить наличие ВЧД у ребенка на 100% можно только с помощью люмбальной пункции – только тогда давление можно оценить в цифрах. Но это серьезное травматичное исследование, поэтому малышам его не делают, а на осмотре выставляют просто предположительный диагноз.

Но, учитывая даже возможную перестраховку со стороны врачей, родители все равно остаются в неведении – насколько серьезны неврологические нарушения у их ребенка? Ведь недооценка симптоматики тоже чревата. Плохая память у школьников, неусидчивость, синдром двигательной расторможенности – это последствия тех самых непролеченных вовремя нарушений в околородовом периоде.

Поэтому не стоит пренебрегать дополнительными методами исследования, которые могут помочь в установлении истины – есть у ребенка проблемы с нервной системой или нет. Речь идет об осмотре офтальмолога (на глазном дне может быть изменено соотношение калибра сосудов, что говорит о нарушении циркуляции крови в головном мозге), нейросонографии (УЗИ головного мозга через незакрытый пока родничок) и ЭЭГ (электроэнцефалография). В особо настораживающих случаях можно сделать томографию для детального изучения структур мозга.

При подтверждении перинатального поражения ЦНС лечение будет эффективнее, если начать его как можно раньше. Связано это с тем, что к моменту рождения функциональное развитие мозга не завершено, и очень многое еще можно компенсировать. Возраст до одного года в этом отношении позволяет действительно творить чудеса: вместо потерянных во время действия каких-либо неблагоприятных факторов нервных клеток образуются новые, и между ними устанавливаются новые связи. В арсенале врачей сегодня находятся не только медикаменты, массаж и физиотерапия, но и некоторые «революционные» методики – например, сухая иммерсия, при которой имитируется внутриутробное состояние ребенка, а также вибромассаж на специальных реабилитационных кроватках с помощью микрогранул, стимулирующих нервные окончания.

Вывод один: при малейших сомнениях в неврологическом диагнозе своего ребенка нужно не стесняться задавать вопросы врачу, приходить повторно, а возможно, и обратиться к другому специалисту – ведь ребенку ни к чему как лишние диагнозы, а значит, и лечение, так и недостаточное внимание. Адекватный врач, поверьте, не обидится на уточняющие вопросы – он не меньше вашего заинтересован в истине.
А совместная работа родителей и неврологов обязательно даст нужный результат!

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz