– «Зачем рожаете? Думаете, она вам потом спасибо скажет, когда ее такую никто замуж не возьмет? Другого родите, молодые еще. Идите на аборт». Вот так и сказали… Даже вспоминать это не хочу, – Шашу, мама маленькой Адии, отворачивается и просит выключить камеру.
Одной рукой она крепко прижимает к себе малышку, другой вытирает слезы. Папа нервничает, теребит рукой подбородок, но в диалог не вступает. Что тут скажешь… И только малышка Адия, широко улыбаясь, сидит у мамы на коленях и трясет погремушкой. Она еще совсем маленькая и пока не понимает причины маминых слез.

«Это наша дочь, и мы будем бороться за ее будущее»

Адию очень ждали в этой семье. Лапочку-дочку. Мама, папа, брат, который в свой один год с небольшим вдруг сразу стал старшим, бабушки… все ждали. Беременность протекала нормально, большая половина пути уже пройдена, и тут диагноз как гром среди ясного неба.

Шашу, мама Адии:
– На 22-й неделе мы пришли на УЗИ. Врач долго изучал наш снимок, а потом сказал, что у ребенка есть врожденная патология. Расщелина. Я сначала даже не поняла, о чем речь. А когда поняла, внутри что-то оборвалось… Хорошо, что рядом был муж. Врач успокаивал, говорил, что сегодня это лечится, что это не так страшно.
После УЗИ поехали домой, настроения никакого. У нас в гостях как раз была старшая сестра мужа. Она врач. Мы рассказали ей про ребенка, но она тоже ответила, что ничего страшного нет. Потом пришла мама. Я обняла ее и долго плакала. Родные нас поддержали, большое спасибо им за это.

А потом нас направили к генетику, и началось: «Зачем вам такой ребенок? Другого родите. Она же вас упрекать начнет, когда вырастет. Делайте аборт». Представляете? 22 недели! Это уже не клеточка, это живой человек. С руками, ногами, сердцем, душой. Как? У меня даже в мыслях этого не было. И муж сказал: «Это наша дочь, мы будем бороться за ее будущее и сделаем все для ее счастья».

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
Адия в госпитале при университете «Сунчонхян» (Сеул) до операции.  Фото: Татьяна Бегайкина

Расщелина губы и неба – самый распространенный врожденный дефект лица. В народе эти патологии больше известны как «заячья губа» и «волчья пасть». «Заячьей губой» называют аномалию, которая характеризуется частичным или полным отсутствием сращения тканей верхней губы. Она может развиваться в виде самостоятельного состояния или комбинироваться с расщелиной неба. «Волчья пасть» – это незаращение нёба в его центральной или боковой части. Расщелина может располагаться в какой-то определенной области (передняя костная ткань или мягкая ткань заднего нёба) или проходить по всей длине.

Расщелина губы и нёба – не фатальный диагноз, но и не только косметический дефект, как думают некоторые. Нарушение целостности мышц речевого аппарата негативно отражается на развитии ребенка. Помимо сложностей в кормлении, оно влечет за собой проблемы в становлении речи, если, конечно, вовремя не принять меры. Для того чтобы нивелировать дефект, ребенку необходимо провести несколько операций. И если все сделать правильно, то о когда-то казавшемся страшным диагнозе будет напоминать лишь едва заметный шрам над губой.

Один шанс из ста пятидесяти

Искать врача, который сможет сделать операцию, родители Адии начали сразу после ее рождения. Общались с родителями, чьи дети тоже родились с таким диагнозом. Собирали информацию о заболевании, о врачах, о том, как можно получить квоту. Хотели поехать в Алматы, но даже не мечтали, что оперировать их малышку будут за границей. И кто! Один из самых знаменитых челюстно-лицевых хирургов в мире. Но тут, как говорится, дело случая.

Уже несколько лет южнокорейский госпиталь при университете «Сунчонхян» проводит благотворительные операции для детей с подобным диагнозом из зарубежных стран. Для детей, чьим родителям не по силам лечение за рубежом. В прошлом году на операцию в Корею поехал 4-летний Сырым (мы писали об этой поездке в предыдущих номерах Zoj.kz). В этом году шанс оперироваться за границей выпал 7-месячной малышке Адие из г. Тараз. Хотя вероятность, что поедет ребенок из Казахстана, был один на сто пятьдесят.

Благотворительный проект финансировался мэрией Сеула. Дети из разных стран отправили свои документы. Но именно нашей девочке было суждено поехать. Растопила она своей улыбкой сердца южнокорейских врачей и чиновников.

Шашу:
– У мужа есть бабушка, она живет в п. Кордай. Когда Адия родилась, она не могла приехать. Возраст, 80 лет. Старенькая совсем и уже не ходит. Она очень просила привезти правнучку к ней, хоть посмотреть, но мы так и не решились. Боялись показать ей ребенка. Боялись расстроить. И только перед самым вылетом в Сеул мы приехали поздравить ее с днем рождения и получить благословение на предстоящую операцию. Конечно, она плакала. Говорила: «Всевышний, зачем же ты послал такое испытание моей внучке, лучше меня накажи, а она пусть живет счастливо». Но мы успокоили ее, сказав, что Адия в надежных руках. Ее будет оперировать лучший хирург.

«А у нас тут ребенок, с температурой 38 С»

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
На приеме у педиатра. Фото: Татьяна Бегайкина

Сеул встретил нас ярким солнцем и прекрасными людьми. Уезжая, мы будем прощаться с персоналом клиники, как с хорошими друзьями. Но это позже. А пока впереди операция…

К сожалению, сначала все пошло не по плану. Видимо, перелет дался нашей малышке нелегко, а может быть, переменчивая алматинская погода сделала свое дело. Адия заболела. На следующий день после прилета у нее поднялась температура. Оказалось, бронхит. Операцию пришлось перенести. Но, честно говоря, посмотрев на то, как здесь заботятся о детях, мы сильно не нервничали по этому поводу. Адию с мамой сразу перевели в педиатрическое отделение, назначили лечение и необходимый уход. Правда, удивил один момент: повсюду в клинике работают кондиционеры. И ладно бы в коридорах, там незаметно, но в кабинете педиатра дуло так, что не жарко нам стало уже минуты через три. А у нас тут ребенок, с температурой 38 ◦С, между прочим. Не удержались, спросили: «Это не вредно?» Доктор посмотрел на нас, потом на потолок (откуда дуло) и, удивленно подняв бровь, сказал: «Это не влияет на здоровье ребенка». Вот так, оказывается… Ну профессор же обманывать не будет.

Впереди выходные. Дату операции перенесли с понедельника на среду. Посещения в отделении педиатрии ограничены. Чтобы не терять времени даром, собираем информацию о клинике и лечении в Корее в целом. Вдруг кому-то она пригодится.

Здесь вас не заставят платить лишнее

Наверняка многих волнует вопрос: за каким лечением стоит ехать в Южную Корею? По сути, за любым, если деньги позволяют. Но все же чаще мы едем сюда за диагностикой и лечением онкологических заболеваний.

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
Фото: Татьяна Бегайкина

Лечение в Южной Корее нельзя назвать дешевым, но если сравнивать его, например, с той же Европой, Израилем или США, то здесь цены на медицинские услуги ниже в разы. А качество на высоте. Кроме того , здесь довольна большая конкуренция, поэтому корейские клиники очень дорожат своей репутацией и к каждому пациенту (не важно, иностранец он или местный) относятся одинаково хорошо и внимательно.
Пройти полный Chek-up в госпитале при университете «Сунчонхян», включая онкологическое обследование, вам обойдется от 480$ за базовый пакет до 4000$ за VIP. Это, кстати, не так дорого, если учесть, что за такие же пакеты в Германии у вас попросят эту сумму, умноженную на три, да еще и в евро. Диагностическое оборудование в клинике меняют каждые пять лет. Причем врачей искренне удивил наш вопрос: «А куда деваете старое?» – «Обратно на фирму сдаем, а они на утилизацию». То есть клиники не торгуют использованным оборудованием, «сплавляя» его в страны третьего мира, как подержанные автомобили. Если кто-то так думает.

Но главное даже не в этом. Южнокорейские врачи и менеджеры очень хорошо умеют считать чужие деньги. В самом хорошем смысле. Например, у клиники, которая нас пригласила, есть договоренность с гостиницей, и иностранные пациенты платят за проживание в ней только 50% от стоимости. Это особенно важно, если лечение длительное. Лечение онкологии, к примеру, может затянуться на несколько месяцев. Кроме того, некоторые номера в отеле специально переоборудованы в апартаменты, и в них есть кухня. Это сделано для удобства онкологических пациентов, получающих химиотерапию, которым необходимо домашнее питание. Бесплатный трансфер от клиники до гостиницы, бесплатная обзорная экскурсия по городу для поднятия настроения пациентам… Возможно, для кого-то такая экономия на первый взгляд покажется незначительной, по сравнению с суммами за лечение. Но поверьте, цены на такси, еду в кафе (особенно с европейской кухней) и аренду жилья в Сеуле такие, что эти услуги сэкономят вам внушительную сумму.

Вообще, о лечении в Южной Корее можно написать многое, и, возможно, мы напишем о нем подробнее в другой статье, но не сейчас. У нас другая миссия.

«Я как будто заново с ней познакомилась»

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
После операции. Фото: Татьяна Бегайкина

Два дня лечения. Только два, но этого времени южнокорейским врачам хватило, чтобы поставить Адию на ноги (ну, образно, конечно, она еще не ходит сама). Температура нормализовалась, анализы показали улучшение.

Настало утро среды. Шашу не просто нервничает, она места себе не находит. Это нормально. Она ведь мама, а там на операционном столе лежит ее маленькая дочка. Но профессор ТАК Мин Сон, тот самый всемирно известный хирург, одним своим видом внушает надежду на хороший исход. Спокойный, уверенный, доброжелательный и очень обаятельный.

Никто из нас не сомневался в том, что операция пройдет удачно. Никаких осложнений, связанных с перенесенным бронхитом, не случилось. Адию, пока она еще не отошла от наркоза, перевели в реанимацию. И, в отличие от постсоветской системы больниц, маму не изолировали от ребенка. Наоборот, попросили быть рядом, когда малышка проснется.

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
Адия после проведенной операции. Фото: Татьяна Бегайкина

Шашу:
– Я смотрела на нее спящую и не узнавала. Она сильно изменилась. Я как будто знакомилась с ней заново. Красавица моя. Красавица…

«Настало время раздать полученное тем, кто нуждается в нашей помощи»

Конечно, операция прошла успешно, но это только первый этап. Второй необходимо провести в следующем году. Главное – не опоздать. Но повезет ли нашей принцессе приехать сюда еще раз?

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
Профессор Так Мин Сон (клиника «Сунчонхян», Сеул). Фото: Татьяна Бегайкина

Профессор ТАК Мин Сон:
– В любой операции самое важное – это ее безопасное завершение. И конечно, с точки зрения хирурга, при любой операции невозможно быть довольным результатом на все 100%. Всегда кажется, что могло быть лучше, красивее. Но операция прошла успешно, я доволен. Хотя на данный момент меня больше волнует коррекция расщелины неба, которую желательно провести в следующем году. Мы приложим все усилия и будем искать способ, чтобы провести ее в нашей клинике.

Так как благотворительная операция была организована администрацией города, снимать фильм о маленькой Адие из Казахстана приехали журналисты местного телеканала. Мы не понимали, о чем они говорили с доктором ТАКОМ, но, когда получили перевод интервью, стали уважать его еще больше. На вопрос журналистов: «Что Вы думаете о программе медицинской благотворительности и испытываете ли Вы какое-либо чувство долга, будучи врачом страны передовых медицинских технологий?» доктор ответил:

– Было бы идеально, если бы все врачи имели достаточную квалификацию, а все пациенты имели возможность получать достойное лечение. Но я понимаю, что в реальности это пока невозможно. Поэтому в первую очередь мы думаем о детях и делаем все возможное, чтобы они смогли получить надлежащее лечение, в какой бы стране они ни находились.

В настоящее время понятие медицинской благотворительности имеет большое значение, но я считаю, что в перспективе будущего мы должны поддерживать еще программы по обмену знаниями и созданию системы, при которой качественная медицина будет доступна для всех.

Вы говорите, что я врач страны, владеющей передовыми технологиями? Однако еще не так давно Корея сама получала помощь из других стран. После Корейской войны врачи очень многих стран приезжали к нам, проводили медицинские исследования, оказывали академическую и финансовую помощь. Настало время раздавать полученное тем, кто нуждается в нашей помощи.

Эпилог

Малышка Адия вернулась домой. У нее все хорошо. Конечно, впереди предстоят еще операции. Но пройдет немного времени, и от всех пережитых неприятностей у нее останется только едва заметный шрам над губой. Хотя… если за дело возьмется профессор ТАК, возможно, и его не будет. Как знать. Будем надеяться.

7-месячную казахстанку бесплатно прооперировал всемирно известный хирург
Бабушка встречает Адию в аэропорту города Алматы. Фото: Татьяна Бегайкина

Выражаем огромную благодарность администрации города Сеул, всему персоналу госпиталя при университете «Сунчонхян», директору казахстанского филиала Наталье Пан и всем координаторам (за организацию благотворительной операции), конечно, профессору ТАК Мин Сону лично (за все!), а также туристический фонд города Сеул Seoul Tourism Organization (который сделал наше пребывание в Южной Корее удивительным).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *