Оксана КузнецоваВ 9–11-м классе школьники должны выбрать будущую профессию. Как сделать это, чтобы потом не пожалеть? А можно сделать выбор раньше? Как определить, что именно этим ты хочешь заниматься всю жизнь? Ответы на эти вопросы знает эксперт Zoj.kz – клинический психолог, заведующая кафедрой психолого-медико-педагогической службы школы-лицея «Туран» Оксана Владимировна КУЗНЕЦОВА. Также специалист рассказывает, как проводится профориентация в их учебном заведении, как выбрать профессию с прицелом на будущее и что делать, если ребенок хочет бросить высшее образование.

Про детсад и «город профессий»

– С какого возраста ребенку, родителю, педагогу надо задумываться о вопросах профориентации?

Отличный вопрос, я сама много думаю об этом. Вопрос профориентации не должен вставать остро именно в тот момент, когда колледж или университет уже на носу. Насколько я знаю, раньше в детсадах рассказывали о существующих профессиях. Психологи, когда диагностируют ребенка при поступлении в школу, также спрашивают: «А какие профессии ты знаешь?» К сожалению, многие дети говорят: «Мой папа – бизнесмен», «Моя мама – менеджер» или «Работает на работе».

Я считаю, что профориентационную подготовку следует начинать с дошкольного возраста, рассказывая о разнообразном мире профессий, что эти специалисты делают, какие профессии, возможно, появятся в будущем. Как только ребенок начал осознавать себя и мир вокруг, то надо задумываться о профориентации. Родители могут рассказывать и о своих профессиях, почему именно их они выбрали, что они делают в течение рабочего дня. Потихоньку ребенок начнет ориентироваться в профессиях.

– А как в школьные годы подходить к этому вопросу?

– Родителям стоит быть внимательными к интересам ребенка: гуманитарный цикл, языки, точные науки. Также важно, что хорошо получается у него вне школы: танцы, спорт, робототехника. И уже ближе к 89-му классу можно пройти профориентационную диагностику. Психодиагностику обычно проводит школьный психолог. Он собирает информацию об интересах ребенка, его склонностях и предлагает пройти профориентационные тесты.

Также самоопределению может поспособствовать администрация школы, организовав встречи старшеклассников с представителями интересных профессий. Например, на встречу придет хирург. Он может рассказать о внутреннем мире профессии, длительном обучении, постоянном повышении квалификации и ответственности. Потому что многие ребята идеализируют эту профессию: «Как это круто – вот так вот брать и резать!» Такая встреча даст им понимание, сколько предстоит усилий, чтобы «вот так брать и резать». Или же школьник хочет быть бизнесменом и на вопрос, чем занимается бизнесмен, отвечает: «Деньги зарабатывает». Ложные суждения у детей формируются за счет того, что взрослые мало рассказывали о своей работе.

– То есть получается, что в популярном сейчас формате парков «город профессий» есть глубокий смысл?

– Однозначно. В моем детстве эту роль выполняли родители – мы всем классом ходили на места работы взрослых. Сейчас бывают единичные случаи, когда с такими инициативами выступают классные руководители 9–11-классников, психолог или родители. Но это редкость. В основном в школах проводят профориентационные классные часы, экскурсии в колледжи и университеты.

– А если у ребенка уже есть твердое убеждение, кем он хочет быть? Например: «Хочу быть физиком-ядерщиком». Ему нужна профориентация?

– Ему нужна скорее беседа, чтобы разобраться, что делает физик-ядерщик, каково им быть. Профориентационные тесты тоже не помешают: школьник будет знать, к чему еще у него есть склонности, что еще ему доступно и в чем он, вероятно, будет успешен.

– А если диагностика показывает, что ребенок – гуманитарий, а он все равно твердит про физика-ядерщика?

– Родителям следует прислушаться к своему внутреннему ощущению. Ни психотесты, ни психолог, ни классный руководитель не знают настолько хорошо ребенка, как родители. Допустим, я очень часто встречала такое, что по профориентационным тестам выходит один тип профессии, а человек достигает успехов вообще в другом направлении. Тест – это просто способ выяснить или хотя бы подглянуть в то, что все-таки больше нравится, может быть. И потом, среди, допустим, учеников 8–10-х классов бывает такое, что им сегодня нравится одно, завтра нравится другое, сегодня они готовы к усидчивой работе, а завтра они уже хотят быть активными креативщиками, объездить весь мир, увидеть что-то новое. Поэтому забота о выборе будущей профессии ложится на плечи родителей.

Но родителям перегибать не нужно. Навязывать продолжать династию учителей, врачей, летчиков не стоит. Для ребенка взрослые достаточно авторитетны, и он может за навязанным мнением не рассмотреть своих желаний. Но! В будущем, отучившись по родительской специальности, а потом получив допобразование в том, что интересно, человек может достаточно интересно и финансово успешно соединить две сферы знаний.

Но, к сожалению, не все такие креативные. Иногда выбранная профессия является бременем в жизни человека, он не может от нее отказаться или ее поменять в силу разных обстоятельств. И тогда человек ходит на нелюбимую работу, а это чревато серьезными проблемами, как со здоровьем, так и вообще с мироощущением и ощущением счастья.

– А как часто дети вообще идут за компанию куда-то? Друг пошел, и я с ним!

– В моей практике – очень редко, из 100 подростков 1 только. Ребенку нравится несколько областей, и он не может определить, какая больше. И он говорит: «Зато там будут друзья, я пойду с друзьями».

– Как проводятся тесты по профориентации?

– Школьнику предлагается пройти 5–6 тестов. Я предварительно разговариваю с ними, чтобы мотивировать их. Объясняю, что эти тесты помогут им на самом деле узнать о себе и своих склонностях. После такой беседы и самой диагностики обязательно идет обсуждение результатов, что получилось. Бывает такое, что ребенок говорит: «Это вообще не про меня, не связано со мной». Я говорю: «Интересно, но отвечал ты. Давай подумаем, почему так получилось». Иногда говорят: «Мне этим хочется заниматься, но я понимаю, что это сейчас неактуально в мире». А бывает наоборот, ребенок прошел профориентацию и говорит: «Это как раз таки то, куда я иду. И это подтверждает мое выбранное направление».

Про счастье и гибкость

– Как Вы думаете, сколько процентов людей в современном мире недопрофориентированы и несчастны?

– Я думаю, что сейчас уже нет сильного нажима со стороны социума. Сейчас люди более осознанны, они прислушиваются к своему внутреннему миру. Поэтому процент таких людей снижается.

– Я довольно много статей читаю о том, что в будущем человек не будет всю жизнь работать по одной специальности. То есть, возможно, он будет учиться всю жизнь, менять профессии, пробуя себя в 46 сферах. Насколько вы разделяете этот взгляд? И какие качества нужно воспитывать в ребенке, чтобы он смог сориентироваться на рынке вакансий будущего?

– Тоже очень хороший вопрос. Еще 20–30 лет назад было престижно работать на одной работе всю жизнь, это было социально одобряемо. А сейчас настало такое время, когда человек должен очень быстро и умело перестраиваться и перестраивать свои внутренние способности к изменениям в мире. Все очень стремительно меняется. Допустим, профессия юриста. Она была очень востребована в 2000-х годах. Сейчас же многие люди достаточно грамотны: они умеют находить нужную информацию в интернете, знают и чтят свои права. Правовой грамотности населения способствуют такие порталы, как egov.

 – Да, согласна с Вами! В 2017 году была новость, что российский «Сбербанк» заменил 3000 юристов роботом-юристом – он вместо живых людей будет составлять иски розничным клиентам.

– Так вот, в современном мире для всех людей вне зависимости от профессий приобретает значение эмоциональный интеллект: когда я понимаю, что происходит со мной, что происходит с окружающим миром и как сориентироваться в этом. Поэтому для переключения с одной профессии на другую я рекомендую развивать эмоциональный интеллект.

Но! Важно при этом не демотивировать будущих специалистов. После услышанного, что профессия будет неактуальной через 10 лет, у ребенка может закрасться мысль: «Тогда зачем мне так серьезно ее изучать? Чего я буду сейчас напрягаться?» Перестаравшись, можно сделать хуже. Важно быть реалистом, сообщая своему ребенку: «Ты должен все изучать на отлично. Но при этом уметь перестраиваться».

– И все же как привыкнуть к тому, что скоро многие профессии компьютеризируются?

– Есть три главных вопроса при выборе профессии: хочу, могу и надо. Чего я реально хочу внутри себя? Хочу этого, но я неусидчивый человек. Точно ли я со своими возможностями смогу выполнять эту работу? Насколько все это актуально в мире?

Сейчас много ресурсов, где можно узнать о профессиях будущего. Например, разработка «Сколково» «Атлас новых профессий». Там на 168 страницах рассказывается о новых профессиях. Смотрим медицину: ИТ-медик, архитектор медоборудования, биоэтик, генетический консультант, клинический биоинформатик, медицинский маркетолог, R&D менеджер здравоохранения, молекулярный диетолог, оператор медицинских роботов, ИТ-генетик, специалист по киберпротезированию, специалист по кристаллографии, проектант жизни медицинских учреждений, эксперт персонифицированной медицины, консультант по здоровой старости, сетевой врач. Всего 16 профессий, которые сейчас начинают зарождаться. Также идет перечисление вузов, где можно получить базовое образование, чтобы стать таким специалистом.

– Когда я заканчивала школу, 14 лет назад, то чувствовала себя немного не в струе: в моде были технические науки, все говорили, что будущее за технарями. Но по зову души выбрала гуманитарное. Сейчас говорят, что роботы заменят всех, единственное, что останется – гуманитарное направление и психология. Как быть с этим?

– Каждый раз какие-то науки будут выходить вперед. Опять же, мы должны всегда помнить о глобализации и тенденциях, но прислушиваться в первую очередь к себе.

Вот взять творческие профессии: я думаю, что актеры, художники, поэты будут всегда. Потому что творческий внутренний потенциал человека не заменят технологии. И у людей будет жива потребность получать удовольствие от игры актеров театра, картин, живописи, музыки.

Про высшее образование и золотую середину

– Я читала, что Россию называют страной с чрезмерно высоким процентом людей с высшим образованием. Мол, столько не нужно, лучше бы шли получать средне-специальное образование. Как в Казахстане обстоит дело с престижем рабочих профессий?

– Не могу сказать, что у нас все стремятся к высшему образованию. В стране существует достаточно хороший процент тех, кто идет учиться в колледжи. Просто у многих осталось еще внутри какое-то предвзятое утверждение, что колледжи – это типа ПТУ, что-то такое не очень благозвучное и не очень благонадежное, социально неприятное. Но я преподавала в колледже и видела высокое качество образовательного процесса.

В целом я за популяризацию колледжей и средне-специального образования. Вот, например, медсестры. Не всем же становиться врачами и хирургами.

– Есть ли у Вас еще что-то дополнить по этой теме?

– Я бы хотела обратиться к родителям. В вопросе выбора профессии важно найти золотую середину. И не давить самим, и не пускать совсем на самотек. Помогать, подсказывать, рассказывать и прислушиваться.

Выбор профессии – это действительно важный шаг. Выпускнику может быть очень тяжело эмоционально сделать такой выбор. Потому что это большое напряжение – выбрать профессию, которая тебе всю жизнь будет приносить доход, удовольствие и все остальное. Родителям обязательно нужно показывать своему ребенку поддержку, а не натиск и напор или вообще отсутствие какого-либо интереса в этом вопросе. Тогда и выбор будет сделать легче.

– Довольно часто молодые люди после 1–2-го курса бросают университет. Как быть родителям в этом случае? Тот самый случай смены выбора настал? Или все же есть повод для беспокойства?

– Родители, понятное дело, будут переживать. Ведь они пытаются дать своему ребенку все, чтобы он мог самостоятельно жить, самостоятельно существовать, не опираясь на них. А тут такой поворот. Всегда надо рассматривать ситуацию: «Почему ребенок хочет бросить университет? Это не его? Или он, может быть, попал в какую-то компанию, которая говорит: “Давай уже работать”?»

Родителям важно видеть и слышать своего ребенка и то, что с ним происходит. Поддерживать, объясняя значимость учебы и последующего приобретения навыков и умений в профессии, которая будет его кормить в будущем, приносить ему определенный доход для существования.

Фото: архив О.В. Кузнецовой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *