В каждом городе есть своя поминаемая всуе Каблукова. В Алматы народное название психиатрической лечебнице дано не по имени, в честь кого названо, а по месту расположения. Так совпало, что на этой улице есть еще несколько крупных медицинских и социальных учреждений. Одному из них этот адрес не на пользу.

Речь идет о Центре оказания специальных социальных услуг (ЦОССУ) №1  (интернат для людей с ментальными нарушениями). Это название учреждение, созданное в 1964 году, носит последние 4 года. До этого комплекс оранжевых зданий на Каблукова, 121 назывался психоневрологическим домом-интернатом. И его часто путают с расположенным ниже, на Каблукова, 117, Центром психического здоровья (психиатрическая лечебница).

Zoj.kz узнал, чем сегодня живет психоневрологический интернат, что значит раскрупнение, как подопечным ЦОССУ №1 переехать в Дома самостоятельного проживания. К слову, именно реализации последней в списке инициативы мешает дурная слава Каблукова.

***

Данипа Толепбергеновна ИСКАКОВА
Данипа Толепбергеновна ИСКАКОВА

В морозный январский день на 10:00 назначено интервью с директором ЦОССУ №1 (с октября 2017 года)  Данипой Толепбергеновной ИСКАКОВОЙ. Читатели газеты с ней уже знакомы: именно она возглавляла ЦОССУ №3 – Дом престарелых, где был снят репортаж летом 2017 года. На проходной учреждения действуют строгие порядки: строгая охрана, перепись документов, тут же объявление, что сотрудники не имеют права выходить за территорию в халатах, униформе и робах. Подопечные вовсе не имеют права выходить за территорию без сопровождения.

Пока идет совещание, есть возможность оглядеться по сторонам. Светлые коридоры, посетители на диванчиках в ожидании представителей администрации, по коридорам свободно ходят только сотрудники. Пахнет столовой. И хлоркой. Очень похоже на больницу. Вскоре заканчивается совещание, из кабинета выходят человек 30.

Интернат

– На прошлой неделе я была в Астане на Республиканском круглом столе, который был посвящен алматинскому опыту раскрупнения интернатов и социальной реабилитации лиц с ментальными нарушениями здоровья, открытию Домов самостоятельного проживания через НПО и нашего филиала. Мы были первыми по всей республике, кто начал реализовывать проекты.

– А зачем понадобилось раскрупнять?

– В ЦОССУ №1 на сегодня живут порядка 700 человек. Плюс на очереди стоят 80 человек.  Это очень много. Говорить о перенаселении начали, когда здесь проживало 670–680 человек (в 2016 году). Общественный фонд «Ассоциация социальных работников и волонтеров» давно занимается изучением проблем наших опекаемых. Проведя исследование, Ассоциация дала рекомендацию: 34% наших опекаемых могут самостоятельно работать и проживать в Домах самостоятельного проживания. Таким образом, можно улучшить качество жизни тех, кто останется в интернате, а также тех, кто переезжает в Дома самостоятельного проживания.

– А что будет с теми, кто остался жить здесь?

– Они тоже будут разделены. Часть людей отправится в новый ЦОССУ аналогичного профиля, который сейчас строится на улице Остроумова в Турксибском районе Алматы. Переедут 360 человек.

На базе этого интерната на освободившихся площадях мы планируем открыть реабилитационный центр. Дело в том, что на сегодня по закону людей с ментальными нарушениями не принимают санатории. А между тем этой группе лиц санаторно-курортное лечение также очень полезно. Плюс с 1 января 2018 года родители детей-инвалидов старше 18 лет по достижению совершеннолетия будут получать выплаты. А это значит, что взрослого ребенка будут оставлять на дому, в том числе чтобы в семейный бюджет шла его пенсия. В этом случае для профилактики эмоционального выгорания, чтобы могли сами отдохнуть, могли на 20 дней отправить ребенка в санаторий. Сейчас в здании, построенном в 1964 году, не хватает места для оказания реабилитационных услуг.

– Чего еще, на Ваш взгляд, не хватает здесь?

– ЛФК-кабинет у нас маленький. Кроме того, остро стоит вопрос благоустройства территории: посаженные в 1960-70-х годах деревья требуют обновления. Также желательны качели, газон-трава, где можно посидеть,  в шахматы поиграть и т. д. Мы собираемся делать это своими силами. Если удастся привлечь какой-либо фонд, будет просто замечательно.

– Как к вам попадают подопечные?

– Есть два пути. Первый – перевод из медико-социальных учреждений с психоневрологическими заболеваниями до 18 лет, это в основном  после детских домов. Второй – по направлению через районные отделы занятости и социальных программ. То есть люди с ментальными нарушениями из семей переезжают к нам по рекомендации МСЭК. Медико-социальная экспертиза в социальной части индивидуальной программы реабилитации инвалидов прямо прописывает, что направляется пациент с психоневрологическими патологиями.

Люди к нам поступают для постоянного проживания. Но родственники имеют право забирать их домой в отпуск на срок до 3 месяцев. В этом случае пишется заявление, человек на указанный срок снимается с нашего довольствия. Но бывает и такое, что звонят-приходят раньше, сообщая, что не справляются. Или же говорят, что произошла экстренная госпитализация по «скорой» в Центр психического здоровья. И человек вновь поступает к нам.

– Также у вас есть паллиативное отделение?

– Да, как и во всех медико-социальных учреждениях, у нас есть паллиативное отделение. Порядка 100 человек из 684 – пенсионного возраста, пенсионеры наши. Они не могут быть направлены в дома престарелых именно из-за своих психоневрологических болезней, там нет условий и соответствующего персонала для содержания таких опекаемых.

Наравне с более молодыми те, кто может сам передвигаться, посещают занятия по трудотерапии, бисероплетению, танцевальный зал, кинозал. Из фильмов наши люди больше любят мелодрамы. Жестокость и войны мы стараемся им не показывать.

– А сколько человек персонала здесь работают? 

– Более 400 человек. Они работают круглосуточно в 4 смены. В основном это младший медицинский персонал – санитары по уходу, санитары палатные. Также в штате есть психиатры и психологи.

Дома самостоятельного проживания

– В нашей газете ранее выходил материал о Домах самостоятельного проживания для людей с ментальными нарушениями. Это именно ваши «выпускники». Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте с вашей точки зрения.

– В 2017 году через неправительственные организации 40 наших человек были направлены в Дома самостоятельного проживания. По 20 человек взяли под свою опеку Ассоциация психоанализа во главе с известным психологом Анной КУДИЯРОВОЙ и общественный фонд «Рух». Естественно, предварительно проводилась очень большая работа по обучению и адаптации тех, кто будет жить самостоятельно.

Изучив опыт их работы, мы решили своими силами открыть Дом самостоятельно проживания. Акимат города для этого передал коттедж  на Аль-Фараби–Жарокова. В преддверии Дня независимости  был открыт наш Дом. Ремонт делали за счет местного бюджета, спонсоров, потому что здание досталось нам в плачевном состоянии. Человек, когда выезжал, все, что можно было, разгромил, забрал, снял. Вторая точка планируется к открытию в текущем году. Желающих переехать туда очень много, но, к сожалению, далеко не все из них готовы.

– Почему не готовы?

– По разным причинам. У кого-то отсутствует трудовая мотивация, у кого-то бывают вспышки агрессии. У кого-то родственники не были готовы – они считают, что им здесь, под присмотром большого штата сотрудников, лучше. Есть еще и те, кто хотят «свободы», не понимая, какая ответственность за этим стоит.

В итоге в первый коттедж переехали 20 человек (всего 60 с начала реализации программы). Сейчас у них проходит период адаптации. Они живут в коттедже маленькой семьей. Прошло 1,5 месяца – они уже получили первые заработанные деньги. Это придает им мотивации и интереса в ежедневной деятельности.

Возвращаясь к вопросу раскрупнения. Сейчас действует политика деинституционализации, которая подразумевает раскрупнение больших зданий. В малых коллективах человек ведет себя совершенно иначе, чем в больших: у него больше возможностей для проявления себя и взятия большей ответственности. Когда они жили здесь, то мы, оказывается, многого о них не знали. Например, одна молодая женщина по имени Дилорам  пишет сценарий о своей жизни здесь. Там она начала набирать текст – захотела со всем миром поделиться своими чувствами, своим видением. Быть может, однажды какой-нибудь режиссер заинтересуется сценарием и снимет фильм. Почему бы и нет? Пока я возглавляла  ЦОССУ №3, там была похожая история. Один дедушка написал стихи про Дом ветеранов. Мы вышли на известного казахстанского композитора Ескендира ХАСАНГАЛИЕВА, он музыку написал. Так получился гимн Дома ветеранов.

– В Доме самостоятельного проживания отдельное руководство?

– Да. Его руководителем назначен довольно молодой специалист Омиржан Абдрахимович АБИЛКАСЫМОВ. Он в ЦОССУ №1 проработал дефектологом 6 лет – всех людей хорошо знает. Он руководит коллективом из 6 человек: 2 соцработника, которые через день работают; буфетчица, которая принимает-выдает продукты; 3 санитара ночных, студенты медвуза по специальности «психиатрия», последний курс. Это же новый проект – для подстраховки.

Как только они будут готовы к самостоятельной жизни, там, может быть, только один наш сотрудник останется. Они живут без решеток, как в реальной жизни. В выходные, как и все, уборкой занимаются, стиркой, выходят в город. Люди меняются на глазах. Одна из жильцов говорит: «Я 17 лет никуда не выходила». Ей это было страшно – куда-то выйти, но она при поддержке наших специалистов попробовала и справилась.

– Вы упоминали, что в Доме самостоятельного проживания подопечные будут работать…

– Мы планируем помочь всем найти работу во внешнем мире. Но пока они пройдут курсы и обучение, пока мы найдем работу, чтобы они привыкали к труду, мы здесь же открыли швейный цех с брендом одежды для инвалидов Nuralau (лучший социальный проект 2017 года), решили привлечь их к швейным и отделочным работам (украшение стразами, бисером, заклепками). Nuralau закупил профессиональное оборудование: швейные машины, оборудование для вязания, аппараты для заклепок. У Nuralau сейчас есть госзаказ, они шьют специальную одежду для инвалидов, домов ветеранов, специализированных домов-интернатов. К нашему удивлению, женщина по имени Дильбар имеет больше опыта, чем сотрудники  Nuralau. Она учит всех, как правильно строчить, подворачивать, подбирать материал. Она на ощупь при покупке материала поняла, что это не то, что нужно.  Профессионалы удивляются!

– А сложности есть?

– Да. Они, например, привыкли после обеда спать, поэтому они работали до обеда и шли спать. Я говорю: «Хорошо, первые две-три недели пусть они идут, потом начнем приучать бодрствовать весь день»… Первое время они даже боялись держать нож в руках, не умели сервировать, ведь им все всегда накрывали. Но сейчас они не только могут сервировать красиво стол, но и готовят самостоятельно разные блюда.

Мы им по норме продукты выдаем. Вначале мы хотели составить меню, но ведь в семьях меню нет. В семьях отталкиваются от имеющихся продуктов. Теперь они сами принимают решение, что будут есть на завтрак-обед-ужин. На дни рождения у них появилась традиция готовить манты. На Новый год они готовили оливье, покупали апельсины, сладости.

– Вы упоминали, что были сложности с соседями в этом элитном районе. Как их удалось решить?

– В лицо нам соседи говорят, что сложностей и проблем нет. А потом в департамент приходит письмо с жалобой. Но мы все делаем в рамках закона, согласно Конвенции о правах инвалидов. Мы, конечно, продумываем вопросы безопасности. Телефон и Интернет установили, видеокамеры будем ставить. Все портит дурная слава Каблукова – не важно, что другое учреждение, мол, там все такие. Но, как показывает практика, это не так.

***

После интервью с директором учреждения экскурсию по ЦОССУ №1 проводит ее заместитель по социальным вопросам Куаныш Нурмашовна АБЖАТОВА. Во все 7 отделений (мужских и женских поровну) мы не заходим. Первым делом смотрим 7-е отделение, которое  больше всех походит на дом. Аккуратные палаты по 3 койки в каждой, туалет и душ – в палате. Есть семейные палаты, одна семейная пара поженилась здесь 7 лет назад. У кого-то много цветов. У кого-то голые стены. Один из подопечных заинтересовался приходом журналиста – пытается пожаловаться на перебои в поставке важного лекарства, а также возмущается, почему его не отправили в Дом самостоятельного проживания.

Мы осматривает комнаты досуга: женщины рукодельничают, мужчины строгают. В самом дальнем углу здания (корпуса соединены длинным коридором) действительно работает кинозал. Сегодня как раз кинодень. Человек 60 смотрят отличный французский фильм «1+1». На меня не реагируют, происходящее на экране захватило их. На обратном пути встречаем пациентов одного из отделений, молодые мужчины строем тоже направляются в кинозал. На выходе из одного кабинета, где замдиректора расспрашивают по важному вопросу, меня неожиданно дважды нежно и тепло обнимает молодая полная женщина. Она ниже меня ростом, поэтому руки ложатся под грудью, на талию. Я чувствую смущение и одновременно радость… 

Фото: Татьяна Бегайкина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *