«Люди с ограниченными возможностями», «особенные», «не такие, как все» как часто мы слышим эти выражения и как редко видим таких людей, а еще реже общаемся или дружим. Как правило, лучшими друзьями детей с различными диагнозами являются их родители… и специалисты, которые помогают им. В интервью с психологом реабилитационного центра «Қасиетті жол» Асель КАНАФИНОЙ мы узнали, как помочь ребятам расширить круг своего общения, какую роль в развитии ребенка играет мама, а также что является самой грубой ошибкой со стороны родителей особого малыша.

«Самый лучший педагог – это мама». Психолог о работе с детьми с инвалидностью
Психолог реабилитационного центра «Қасиетті жол» Асель КАНАФИНА

  Асель Талгатовна, почему Вы выбрали именно это направление – работу с особенными детьми?

– По первому образованию я филолог. Когда работала учителем в Реабилитационном центре для трудных подростков в городе Алматы, мне хотелось узнать их поближе – как они попали сюда, чего хотят от жизни, как поменять их мировоззрение, побороть страх, боль, агрессию и бессилие. Мне все больше и больше хотелось хоть как-то помочь им. Именно поэтому я решила изучать новую специальность и подала документы на факультет психологии. После обучения так получилось, что я переехала в Астану и начала работать с детками с ограниченными возможностями. В обычной жизни мы практически не сталкиваемся с ними, а заметив их, порой не знаем, как себя вести. Для меня это было что-то новое, неизведанное.

Социализация – пожалуй, самая главная цель, к которой Вы идете в своей работе. Так может быть, для ее достижения нужно работать не только с психическим сознанием особенных деток, но и с сознанием здоровых?

– Современные подростки только учатся принимать таких детей, не смеяться над ними, не дразнить. Но многие все же не знают, как вести себя с ними. Зачастую такое поведение касается не только неподготовленных детей, но и взрослых. Последние пугаются такого общества, пытаются оградить своего здорового ребенка от ребенка, имеющего отклонения. Поэтому социализация – это главный вопрос в нашем деле. Конечно, нужно, чтобы в этом деле были задействованы обе стороны. Сегодня для развития детей с особыми потребностями создаются хорошие условия в целостной системе социальных отношений. Садики, школы, различные секции работают в режиме инклюзии, все это дает возможность таким детям познавать мир, а другие детки постепенно стараются принимать их, учатся нравственности, гуманному отношению, а вместе с ними меняется и сознание родителей.

Но что делать, если ребенка просто-напросто не принимают сверстники, не играют с ним или, того хуже, смеются?

– Сейчас благодаря тому, что стали вводить инклюзивное образование, становится немного легче. Ребенок, который может быть ограничен в движениях или, например, иметь дефекты на лице и тому подобное, обучается наравне с обычными детьми. Здесь ситуация проще, так как дети знакомятся, находятся в одном классе, учатся помогать, и насмешки над ними постепенно сводятся к нулю. И конечно же, есть такие ребята, которые совершенно незнакомы с миром детей с особенностями. Многие не знают, что такое вообще существует, а это значит, что, встретив его, они будут в растерянности.

Приведу пример. Мой пятилетний сын однажды впервые пришел ко мне на работу, раньше он не знал про таких деток. Тогда был праздник, посвященный Новому году, и дети одевались в разные костюмы. Каждого ребенка мы называли по имени и встречали громкими аплодисментами. Первым в коляске под наши овации проехал Бексултан, это мальчик 12 лет с тяжелой формой ДЦП. Мой сын был в полном недоумении от увиденного и стал задавать мне кучу вопросов: почему взрослый мальчик сидит в коляске, почему он машет руками и т. д. Поэтому нужно, начиная с маленького возраста, с садика, рассказывать малышам, что есть детки, жизнь которых немного отличается от других, что они просто родились такими, но очень хотели бы уметь ходить или говорить, играть в песочнице, клеить картинки, но не могут, так как ручки и ножки их не слушают. Необходимо говорить, что так как наши части тела в порядке, мы можем помочь таким деткам. Вот в таком ключе лучше подавать информацию, чтобы исключить нелепые ситуации в будущем.

«Самый лучший педагог – это мама». Психолог о работе с детьми с инвалидностью

Как проходят Ваши занятия, какие методы применяете?

– Свои занятия я провожу как индивидуально, так и по группам. Чаще всего, если возраст или уровень развития детей совпадает, я стараюсь объединить их, так как считаю такой подход более эффективным. На таких занятиях ребята учатся общаться, дружить, радоваться и благодарить, становятся уверенными в себе. Занятия в группе особо рекомендуются обидчивым, замкнутым, застенчивым или агрессивным детям, которые испытывают трудности в общении со сверстниками и окружением в целом. Что касается методики и приемов, они разнообразны, но все помогают ребенку расслабиться, снять напряжение, а где-то и наоборот, получить заряд бодрости.

Нужны ли при психологической работе с детьми с ограниченными возможностями параллельные занятия с родителями? Ведь часто именно они чувствуют отчаяние и безысходность.

– Занятия с родителями просто необходимы. Это, пожалуй, первое, с чего надо начинать коррекцию в целом. Я всегда говорю родителям наших деток, что самый лучший педагог – это мама! Именно с ее помощью вся работа протекает качественно. Поэтому каждую неделю я провожу тренинги с родителями. Наши встречи направлены на восстановление эмоциональных сил, достижения гармонии. Мамы (чаще всего их я вижу перед собой) учатся видеть мир в других красках, с помощью различных техник и методик повышается их самооценка, они учатся ставить цели, самосовершенствуются. Эти встречи очень важны и необходимы в первую очередь самим мамам. Мы помогаем сначала им, а затем будет улучшаться и реабилитация их детей.

Назовите, пожалуйста, самые распространенные ошибки, которые совершают родители таких деток.

– Самая большая ошибка, на мой взгляд, даже назову ее грубой, это когда родители словно ставят жизнь на паузу, зацикливаются на своем особенном ребенке, ставят крест на всем остальном – на собственных интересах, заботах об остальных детях, даже думать не смеют о появлении еще одного ребенка. Единственное, чем они живут, – это он. Родители пытаются всячески излечить свое чадо, поставить на ноги, а диагнозы порой неизлечимы, и это сделать, увы, бывает невозможно. Конечно, с каким бы заболеванием ни был ребенок, способность развиваться никогда не исключается. Коррекция в той или иной мере очень необходима, но нужно учиться принимать ситуацию и пытаться жить как прежде.

А может ли такая чрезмерная опека навредить психике ребенка?

– Очевидно, что родители жалеют ребенка с особенностями развития и защищают его от всевозможных опасностей. Но все же чрезмерная опека, которой постоянно окружен малыш, не позволит ему стать самостоятельным. Из-за гиперопеки дети заостряют внимание на имеющихся проблемах, все это приводит к пассивности, психической и социальной незрелости ребенка. Часто взрослым легче сделать что-то самим (например, протереть пыль или помыть кружку), нежели ждать, пока это сделает ребенок. А ведь необходимо прививать ему навыки самообслуживания. Нужно также давать ему возможность самому отвечать на вопросы, так как нередко родители стараются помочь и отвечают сами. Все это и многое подобное приводит к еще большей неспособности к жизни.

С детьми какого возраста сложнее всего взаимодействовать?

– Я стараюсь найти подход к каждому ребенку, построить занятие с учетом его интересов и имеющихся проблем. И сколько ему лет, не имеет особого значения, так как уровень развития особенных деток – как в физическом, так и умственном плане – может не совпадать с биологическим возрастом.

«Самый лучший педагог – это мама». Психолог о работе с детьми с инвалидностью

Бывает ли такое, что дети не хотят с Вами общаться, не хотят принять свой диагноз и до которых совсем не достучаться? Если да, что Вы делаете в таких случаях?

– Все дети, как и мы, взрослые, разные. Характеры, ценности, интересы, в конце концов, разные диагнозы… Кто-то более открыт и позитивен, кто-то замкнут и тревожен и т. п. Поэтому на первых занятиях бывает, что ребенку трудно выразить свои чувства, что-то рассказать или в принципе тяжело разговаривать. В такие моменты я прибегаю к методам арт-терапии, которые позволяют выразить себя без речи. Занятия обычно построены так, чтобы дети могли почувствовать себя безопасно и достаточно комфортно. В такой доверительной обстановке ребенок начинает раскрываться, делиться тем, что происходит с ним, своим мнением, проблемами и искать всевозможные пути их решения.

Особые дети в основном общаются только со взрослыми, которые за ними ухаживают. Как можно расширить их коммуникативный круг?

– Сейчас благодаря внедрению инклюзии создаются условия для расширения их коммуникаций. Существуют различные адаптивные секции, такие как карате, тхэквондо и даже новая для Казахстана игра бочче. Открыта первая площадка для деток с ограниченными возможностями. Находясь в коляске, они могут кататься на качелях, подниматься на горки и делать то, что раньше им было недоступно. Соответственно, так они будут больше общаться с другими детьми, даже между собой. Также хочу рассказать о паспорте коммуникации, с которым мы постепенно знакомим родителей и объясняем важность этого документа. Суть его в том, что на ребенка заводится папка, где в доступной форме с приложением фотографий он рассказывает о себе. На первой страничке располагается его фото с приветствием. Допустим: «Привет. Меня зовут Тимур. Мне 8 лет. Я такой же, как все, просто мне немного сложнее». Далее нужно расписать в интересной для чтения форме об увлечениях, о том, как ребенок воспринимает информацию, как он понимает окружающий мир. Это очень помогает расширить коммуникативный круг ребенка в целом, так как незнакомые люди просто не знают, как обращаться с ним, а имея при себе паспорт, очень легко создать представление о ребенке.

В чем заключается самая большая трудность Вашей работы?

– Это родители, которые хотят все и сразу. Они думают, что, отведя ребенка к специалисту, проблемы должны тотчас решиться, желают купить «волшебную пилюлю» и избавиться разом от всех бед. Но ведь так не бывает. Реабилитация – это очень долгий, постепенный процесс, и без их участия он просто невозможен.

В Вашей практике есть примеры деток, ситуация которых намного улучшилась с момента первого визита к Вам?

– Конечно. Я могу привести достаточное количество позитивных примеров. Но сейчас вспомнила девочку по имени Жасмин. На момент наших встреч ей было 13 лет. Она была старшей из трех сестер и жила с мамой и папой. Разговаривала она только с мамой, очень любила заниматься творчеством. При виде посторонних она замыкалась, голос становился намного тише или исчезал совсем. Я поставила себе цель – раскрыть эту милую девочку, и результатом нашей продолжительной совместной работы было то, что на очередном празднике она смогла побороть свой страх и спела песню перед большим количеством людей. А сейчас, спустя время, я узнаю, что девочка продолжает быть активной, общается со сверстниками, с сестрами и с окружением в целом. Это меня очень радует. Нельзя не отметить, что итог не был бы таким, если бы мама была безучастна.

  Спасибо большое за познавательное интервью! Успехов в Вашей работе!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *