Боль в суставах

Алина выпорхнула из ванной и поудобнее устроилась на своей широкой кровати. Ортопедический матрац был ее гордостью, он обеспечивал глубокий сон, насыщающий ее энергией.

Вот и сегодня ей предстояло, как всегда, умело организовать весь творческий процесс на студии телевидения, где она работала главным редактором.

У нее было много обязанностей, но когда любишь свое дело – работа становится настоящим удовольствием.

Для хорошего самочувствия была еще одна причина – племянница к красивой атласной кофточке подарила сапоги, кожаные внутри, снаружи – из ткани, удачно сочетающейся по цвету с ее одеждой.

Колодка, несмотря на одиннадцатисантиметровую высоту каблука, показалась очень удобной. И если раньше Алина выглядела всегда красиво, то сегодня – просто сногсшибательно. Об этом ей сказали абсолютно все, но она это ощущала и сама.

Правда, уже к вечеру ноги не хотели вмещаться в сапоги, каждый шаг давался тяжело. Но служебная машина подвезла домой, а за вечерней суетой все забылось.

Болевой шок

Проснулась Алина от резкой непривычной боли где-то в районе большого пальца ноги, которая почему-то отдавала в голову и застревала где-то в подкорке. Это было невыносимо. Хотелось еще поспать, но, проваливаясь в какой-то момент в сон, Алина вновь просыпалась от жуткой боли. От стонов проснулся младший сын, который, узнав в чем дело, быстро подложил под ногу подушку, а на ногу надел шерстяной носок. Боль, казалось, немного утихла, но стоило ей повернуться на другой бок, она дала знать о себе с еще большей силой. Это была тяжелая ночь.
Назавтра едва хватило сил позвонить на работу, чтобы сообщить о болезни. С тоской подумав о том, что до поликлиники еще надо как-то добраться, Алина набрала номер сестры. Но как раз в ту ночь зять оставил машину на парковке возле дома, а какие-то воришки залезли внутрь – забрали магнитофон, мелочь и запасное колесо. И в этот момент шло выяснение обстоятельств дела с полицейскими.
Как всегда, проблему пришлось решать самой. Вздохнув, Алина начала натягивать ботинок на больную ногу, но сустав среагировал даже на прикосновение к обуви. Он явно увеличился в размерах, а кожа вокруг стала блестящей и розовой. Еще одна попытка обуться также не увенчалась успехом. Стопа в обувь совсем не желала вмещаться. А между тем, на улице была осень, ночью прошел дождь. Алина мрачно посмотрела на свои растоптанные розовые домашние тапочки, единственные идеально подходящие для выхода на улицу.
Спуститься с пятого этажа, с которого обычно сбегала по утрам, тоже оказалось не так-то просто. Держась за перила, Алина кое- как добралась до первого этажа и, стараясь не привлекать внимание соседей, пошла в сторону поликлиники. Однако боль была настолько сильной, что шаги были мелкими, а по щекам ручьем текли слезы. Уже задним числом, вспоминая подробности того дня, Алина жалеет, что не вызвала «Скорую», не попросила об услуге соседей, не вызвала служебную машину и т.  д., и т.  п. Сработал выработанный принцип: сама! и боязнь навязать кому-то свои проблемы.

Диагноз под вопросом

На входе в поликлинику слезы пришлось сразу же осушить. Чисто профессиональная привычка – на людях на узнаваемом всеми лице может быть только улыбка или хотя бы доброжелательное выражение. Стараясь не смотреть по сторонам, Алина, как можно ровнее держа шаг, пошла в кабинет травматолога. Но издержки работы в качестве ведущей на телевидении сделали свое дело: на нее стали обращать внимание, здороваться, хвалить программы, а вышедший из кабинета врач-травматолог так и сказал: «К нам диктор пришла».

Извинившись за свои домашние тапочки, Алина объяснила причину визита. Врач тут же отправил ее в рентген-кабинет, поставив на маленьком листочке рядом с возможными диагнозами «перелом и артрит» вопросительные знаки. Еле пережив обычную процедуру снимка, Алина устало слушала разговор двух врачей-рентгенологов. Они, разглядывая еще не высохший снимок, обсуждали его результаты. Один сказал, что лучше бы провериться на случай ревматизма. В общем, по их словам, и перелом, и артрит исключались.
Зайдя к травматологу, Алина невесело пошутила: «Симуляция, здорова как лошадь». Тот, внимательно изучив снимок, сказал: «И все-таки, Вы – моя больная». И объяснил, что артрит на начальной стадии может не проявиться на снимке, а ее рассказ подтверждает, что это все-таки он. Назначил ей инъекции, пять уколов в течение пяти дней, и сказал о том, что после первого ей сразу же станет легче. Кроме того, прописал для ног солевые горячие ванночки продолжительностью примерно в полчаса, после чего ноги следовало смазать противовоспалительной и обезболивающей мазью.

Увы, волшебства не произошло…

Купив в аптеке шприцы и нужный раствор (хорошо, что предусмотрительно захватила с собой деньги), Алина получила в процедурном кабинете укол. Домой вернулась, уже валясь от усталости. Но привычка делать все как надо сработала и на этот раз. Вскипятив воду в чайнике, налила ее в тазик, еще один чайник поставила рядом, как велел доктор, чтобы доливать.

Распечатала пачку соли и добрую пригоршню высыпала в кипяток. Подождала до того момента, пока температура воды стала более терпимой для ног, и погрузила стопы. Рядом поставила часы. Тридцать минут наконец-то прошли. Помазав ступни мазью, она с удовольствием легла на желанную кровать. Но после короткого сна волшебства не произошло – желающим ее выздоровления родственникам сказать «как рукой сняло» не удалось.
Назавтра снова пришлось идти в процедурный в тапочках. Увидев ее в огромной очереди жаждущих получить укол, травматолог был обескуражен.

И никаких каблуков!

Но уже через пять дней Алина зашла к врачу в ботинках. Не сказать, что боль полностью исчезла. Она стала тупой, временами ноющей, иногда с болезненной искрой. Но размеры косточки уменьшились почти до прежних. И двигательная способность заметно улучшилась.
– Вот теперь другой разговор! – одобрительно сказал врач. – Ванночки продолжать делать и пользоваться мазью.
Желание же больной закрыть больничный лист у него вызвало недоумение:
– Меня ни один коллега не поймет, если я исполню Вашу прихоть,- заполняя карточку, сказал он. – С Вашим диагнозом необходим полный покой в течение пятнадцати дней.
Видя решимость женщины, травматолог согласился все же при улучшении состояния закрыть больничный через пять дней.
– И никаких больше каблуков! – здесь он уже был непоколебим.- Ваша обувь должна быть очень удобной, с ровной подошвой. В противном случае, самостоятельно сюда уже не сможете добраться.
В довершение он рассказал о страданиях одного высокопоставленного начальника, соседа по площадке. Болезнь могла застать где угодно, и мучительная боль заставляла его помощника и родственников находить врача, где бы он ни был. Если бы Алина не знала этого человека по работе достаточно хорошо, она подумала бы, что речь идет о ком-то другом. На вид здоровый, жизнерадостный, всегда подтянутый человек, которому часами приходилось стоять со всеми наравне на всевозможных мероприятиях, оказывается, имел проблемы. Алина поразилась его мужеству.
Через пять дней, вновь увидев улыбчивую, грациозную женщину, врач поставил последнюю подпись на больничном листе и пожелал:
– Пусть мужчины носят Вас на руках, но только не по случаю болезни.

Спасительная сетка из йода

Алина предпочитала эти дни работать строго в кабинете, при помощи нескольких телефонов с внутренней и внешней связью. Секретарь, заметив ее осторожность при ходьбе, все сетовала на ранний выход на работу, мол, стоило повременить бы еще. Но работа шла, и всех это устраивало.
В круговерти событий выходные наступили довольно быстро. В субботу Алина отправилась по магазинам обновить обувь. Продавцы, увидев ее, начинали предлагать последний писк моды, на очень высоких каблуках. К явному разочарованию девушек, она говорила, что таких ненужных ей туфель у нее достаточно, и просила удобную обувь без каблуков. В одном из магазинов ей встретилась знакомая, которая работала в больнице. Бывшая медсестра начала расспрашивать про здоровье.
– Косточки хотят новую обувь,- пошутила Алина. Знакомая шутку поддержала: «А, эти шишечки просят обновки?!», а потом серьезно посоветовала пользоваться йодом.
– Как только заметила отек или болезненное состояние, сразу наноси сетку из йода. Все нормализуется, даже шишечки исчезнут,- сказала она.
Со временем действительно боль исчезла, походка стала прежней. Правда, прописанные доктором правила иногда нарушались: пусть небольшой, но каблучок просто напрашивался в торжественных случаях. Но Алина всегда помнила об одном усвоенном ею правиле «не навреди» и при первых же ощущениях дискомфорта меняла обувь на легкую, которую всегда брала с собой.

А после возвращения домой, несмотря ни на какую усталость, обязательно принимала ванночку с солевым раствором и наносила в области суставов йодистую сеточку. С годами Алина оценила обувь на низком каблуке, которая, как оказалась, тоже может выглядеть элегантной. А тот поход к травматологу из-за артрита оказался первым и на сегодня – последним. С тех пор прошло три года…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *