Южнокорейские врачи бесплатно прооперировали ребенка из казахстанского детского дома

врачи бесплатно прооперировали ребенка Социальный проект

В одном из прошлых номеров «Эксперта здоровья» мы рассказали историю о маленьком мальчике из детского дома – Сырыме КАЛИЕВЕ. Сырым живет и воспитывается в детском доме, но он не сирота. У него есть мама. А у мамы… У мамы есть обстоятельства, по которым она не может забрать его оттуда. Банальные до слез: на четвертого ребенка в семье не хватает денег. Точнее, на его лечение.

Сырым Калиев

Сырым родился с множеством диагнозов. Не фатальных, слава Богу, но на качественную и полноценную жизнь с ними можно было рассчитывать только при условии постоянной врачебной поддержки и хирургического лечения. Вот так в 2-месячном возрасте малыш и оказался в специализированном детском доме с. Шелек. Специализированном означает для детей-инвалидов. Сейчас ему почти 4.
Помимо неврологических патологий, у малыша были серьезные физические недостатки. Расщелины верхней губы («заячья губа»), твердого и мягкого нёба («волчья пасть»). Если вы не знаете, что это такое, просто представьте, что верхнюю челюсть у ребенка разделили пополам до самого носа, а затем вывернули наизнанку. Но дело даже не во внешнем виде. Такие пороки не позволяют детям полноценно развиваться. Не позволяют ни нормально есть, ни разговаривать. Почему мы говорим «были»? Потому что теперь их нет.

Три этапа хейлопластики (пластики верхней губы) Сырыму провели в Казахстане, а вот за более сложной операцией по восстановлению твердых и мягких тканей нёба парень отправился в Южную Корею. И теперь все мы, кто имел отношение к этой неожиданной поездке, между собой называем ее результатом «теории шести рукопожатий». Хотя сколько их было на самом деле, никто не считал…

Южнокорейские врачи бесплатно прооперировали ребенка из казахстанского детского дома
Сырым

Письмо счастья

В прошлой статье мы уже писали о том, как южнокорейские врачи нашли Сырыма. Но вкратце напомним.

К нам в редакцию пришло письмо, в котором говорилось, что южнокорейский госпиталь «Сунчонхян» (г. Пучон) приглашает ребенка с определенным диагнозом на благотворительную операцию. Подобная информация нередко мелькает в соцсетях и распространяется по мессенджерам, но далеко не всегда она актуальна и правдива. Можно было бы и это письмо оставить без внимания, тем более никто из детей наших сотрудников в подобном лечении не нуждался. Но, как говорится, зацепило…

Убедившись в том, что письмо не «развод», мы задались целью найти нуждающегося в операции ребенка. Большое спасибо нашему доброму другу и фотографу Татьяне БЕГАЙКИНОЙ. Это ей принадлежит идея искать ребенка в детских домах: «Таких детей там много, и возможно, у них никогда не будет такого шанса». Большое спасибо фонду Аружан САИН «ДОМ» и Светлане СЕЛЮНИНОЙ лично. Это они помогли найти именно Сырыма. Спасибо директору казахстанского филиала клиники «Сунчонхян» Наталье ПАН и всей команде координаторов за то, что среди сотен историй именно история Сырыма их «зацепила». Как позже они сами скажут: «Прямо за душу взяла».

Мы не знаем, нуждается ли этот госпиталь в рекламе, но намеренно и с огромной благодарностью называем его имя.

Аэропорт

Южнокорейские врачи бесплатно прооперировали ребенка из казахстанского детского дома
Наталья ПАН и Сырым в аэропорту Алматы

Мы встречаемся с Сырымом в аэропорту

«Привет, малыш!» – наклоняюсь, беру его ручку и хочу ее поцеловать. Он пристально, с каким-то недоверием смотрит мне в глаза, а потом отдергивает руку и жмется к медсестре Гульмире. Это она, Гульмира, стала ему второй мамой. Это она с 2 месяцев лежала с ним в больницах. И сейчас в аэропорту среди огромного количества людей, которого он в своей маленькой жизни еще не видел, нет никого роднее и ближе ее. Но постепенно глаза-пуговки все равно оттаивают, и взгляд становится взглядом обычного 4-летнего ребенка.

Мы проходим паспортный контроль. Ждем по ту сторону зала остальных членов «группы поддержки» Сырыма. И я ощущаю, как маленькая теплая ладошка сама ложится мне в руку. Ну вот, теперь мы друзья. Полетели.

«Я не стану обсуждать компетентность моих коллег»

По приезду в клинику нас сразу предупреждают, что профессор Ким Хенг Бэ, который будет оперировать Сырыма, очень занятой человек. Его рабочее время расписано по минутам, потому что он – один из четырех самых лучших пластических хирургов в Южной Корее. А еще он не очень-то жалует журналистов, поэтому вопросы нужно задавать кратко и только по существу. Нормальная такая подготовка, ничего не скажешь…

Южнокорейские врачи бесплатно прооперировали ребенка из казахстанского детского дома
Профессор южнокорейского госпиталя «Сунчонхян» Ким Хенг Бэ

Но на деле все оказывается не так страшно. Профессор хоть и суров внешне, но довольно доходчиво объяснил нам через переводчика, насколько сложный случай у нашего мальчика и насколько благоприятным будет его прогноз после операции:
«У Сырыма двойное глубокое расщепление нёба. Пациенты именно с такой патологией встречаются не часто. Хирургическим путем важно восстановить не только внешнюю целостность неба, но и правильно соединить все мышцы, которые задействованы в речевом аппарате. Поэтому от хирурга требуется в первую очередь опыт в проведении подобных операций. Сырыму уже были проведены три этапа хейлопластики. На мой взгляд, не совсем удачно, но я не стану обсуждать компетентность моих коллег. И не возьмусь переделывать пластику губы и носа.

Что касается прогноза на будущее, то все будет зависеть от дальнейшей реабилитации ребенка.

Прогноз был бы более оптимистичным, если бы операция на нёбо была проведена раньше. До 14 месяцев. Чем младше ребенок, тем быстрее и легче проходит процесс реабилитации. Но и в данной ситуации вероятность того, что ребенок будет говорить, составляет 80%. Если только с ним будет регулярно заниматься логопед».

Минуточку! До 14 месяцев? Но наши казахстанские хирурги рекомендовали проведение операции не раньше, чем в 3,5–4 года. Я своими глазами видела выписку из истории болезни. Неужели наши протоколы лечения настолько сильно отличаются от зарубежных? Хотя, наверное не совсем правильно судить о состоянии челюстно-лицевой хирургии в Казахстане только по результатам одной клиники.

«Так и напишем: встретили в лифте»

Ждем дня операции. Сырыму проводят различные обследования: рентген, КТ, всевозможные анализы. Постоянно что-то вливают внутривенно через систему. Наш малыш очень быстро научился справляться с этой штуковиной на колесиках, которую нужно постоянно возить за собой. Кажется, она ему даже не мешает. Так забавно наблюдать, как он входит в лифт: сначала толкает штатив, поправляет трубочки и заходит сам. В такие моменты Сырымчик кажется очень взрослым и самостоятельным.

Кстати, о лифте. Лифты в клинике живут своей и очень активной жизнью. По крайней мере, мне так показалось. В «часы пик» для того, чтобы попасть на 10-й этаж, нужно хотя бы успеть запрыгнуть в первый попавшийся. И, если не особо повезет, придется покататься с минус 3-го этажа на 12-й, а потом обратно. Но именно во время одной из таких «покатушек» и произошла необычная встреча.

Двери открываются, и в лифт заходят Максим РАКОВ и Адильбек НИЯЗЫМБЕТОВ. Наши олимпийцы! Для тех, кто далек от мира спорта: Максим – чемпион мира по дзюдо 2009 года и неоднократный призер олимпиад, а Адильбек – боксер, многократный серебряный призер Олимпийских игр, в том числе и 2016 года.

– Вот это встреча! Ребята, вы как тут? Откуда? Зачем?

Пока ехали, выяснили, что у нашей олимпийской сборной договор с этой клиникой и парни приехали на чек-ап, или, по-простому, на обследование. Ну, мы, конечно, тоже поделились, с какой миссией мы здесь. И знаете, несмотря на «звездный» статус наших спортсменов, характер у них совсем не звездный. Они сразу же захотели познакомиться с Сырымом. И потом еще много раз они будут «по-тихому» приходить к нему в палату, просто навестить. Сырымчик вряд ли запомнит эти встречи, но на память останутся фотографии.

– А можно мы напишем, что встретили вас в клинике?
– Да, – смеются. – В лифте.
– Так и напишем: встретили в лифте.

День Х

Настал день операции. Рано утром Сырыма, маленького и испуганного, с капельницей в руке и смешным колпаком на голове, везут на кровати в операционный блок. Всех сопровождающих просят остаться снаружи. Там все строго, не пускают даже журналистов.

Перед дверью операционной Сырыму дают наркоз. Я никогда не думала, что на это будет так тяжело смотреть. Как малыш цепляется своими маленькими ручонками за воздух, пытается понять, что с ним происходит, через секунду обмякший падает в руки медсестры и замирает. Нервы не выдерживают даже у нашего оператора. Держимся, чтобы не разреветься. Но тяжелее всех, конечно, Гульмире. Она целует его, что-то шепчет ему на ушко и плачет, провожая до двери операционной.

Южнокорейские врачи бесплатно прооперировали ребенка из казахстанского детского дома
Подготовка к операции

«Пусть будет красиво»

Операция длилась долго. Вместо заявленных 3–4 часов она затянулась на все 6. Нет, все прошло удачно и без осложнений. Просто профессор не сдержал свое слово, в самом хорошем смысле, и сделал-таки внешнюю пластику губы и носа. Исправил «недоработки» своих казахстанских коллег. И это в Корее! Где каждый шаг подотчетен и строго регламентирован. Здесь не принято менять план операции. А он изменил. За что ему огромное-огромное спасибо! «Пусть будет красиво», – скажет потом профессор и даже улыбнется.

Все прошло настолько удачно, что Сырыма даже не отправили в реанимацию, хотя изначально предупреждали, что последующие сутки он проведет там. Не понадобилось. Сразу в палату.

Из носа и изо рта течет сукровица. Немного поднялась температура. Но это нормально. Главное, что самое страшное уже позади.

В палату один за одним приходят врачи, приносят Сырыму игрушки, что-то обсуждают и одобрительно качают головой. Никто из журналистов не понимает корейский, но совершенно ясно: все в порядке.

«Мы ждем тебя дома»

Послеоперационный период, который Сырым должен провести в клинике, – 10 дней. Журналисты уезжают на неделю раньше. «Ох, избаловали Сырыма здесь вниманием, – сетует Гульмира. – Капризничает уже, характер показывает. Что я с ним дома-то делать буду? А у нас в группе детей много».

Но Сырыма невозможно не баловать вниманием. Каждый ребенок красив и умен по-своему, но есть дети, мимо которых равнодушно просто не пройдешь. Вот и наш Сырымчик такой. Его постоянно хочется касаться, обнимать, целовать. Он обладает каким-то неземным обаянием. А знаете, какой он умный! Да, он не разговаривает, но он все-все понимает. Разобраться с фототехникой для него пять секунд, с мобильным телефоном – еще меньше. Посмотрит в окно, увидит полицейскую машину, бежит к своему «гаражу», достает оттуда такую же: «Уиу-уиу-уиу» и показывает на мигалку. Сладкий…

Такси стоит у главного входа. Гульмира с Сырымчиком выходят нас проводить. Прощаемся, как родные. Стараемся держаться бодрячком, но еле сдерживаем слезы. Понимаем, что часто видеться вряд ли получится. Детский дом находится в с. Шелек, а это почти 70 км от Алматы. Но обещаем держать связь и обязательно приехать, как только Сырым скажет свои первые слова. Пока, малыш. Мы ждем тебя дома.

Эпилог

Всю дорогу до аэропорта все журналисты ехали молча. Как потом мы признаемся друг другу, думали об одном и том же: «А что дальше?»

Конечно, эта операция – очень важный этап в жизни Сырыма. Но что с ним будет дальше? Как будет проходить реабилитация? Будет ли с ним заниматься логопед? Сможет ли он использовать те самые 80% вероятности? Но самое главное… заберет ли его мама домой? Ведь самое сложное уже позади. А если нет? Тогда в 5 лет его просто переведут в Дом инвалидов г. Талгар. Но он же не инвалид! Может быть, он и нуждается в наблюдении врачей, но он не инвалид!

Как же хочется верить и надеяться на лучшее. Счастья тебе, малыш! Ты уж держись там.

P.S. Сырым уже вернулся в Казахстан. Он хорошо перенес перелет. А на днях позвонили координаторы алматинского филиала госпиталя «Сунчонхян» и сообщили, что в клинике ждут Сырыма через три года на заключительный этап хирургического лечения. И главное, что ему проведут эту операцию абсолютно бесплатно. Я же говорила, что наш мальчик никого не оставил равнодушным!

Огромное спасибо руководству госпиталя «Сунчонхян» в г. Пучон, лично профессору Ким Хенг Бэ, всем координаторам клиники «Сунчонхян» в г. Пучон, директору казахстанского филиала клиники «Сунчонхян» в г. Алматы Наталье ПАН, а также всей команде координаторов.

Выразите Свою Реакцию
Like
Wow
Sad
Angry
ZOJ.KZ
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление
guest
9 комментариев
старые
новые
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Гаухар
Гаухар
3 лет назад

Автору статьи нужно изучать направление члх в Казахстане, прежде писать свои умозаключения. «Хотя чему тут удивляться.» А вы разузнайте и удивитесь. Не нужно дескридитировать нашу медицину, только лишь по одному врачу в провинции. Знаю прекрасных врачей, которые зашивают расщелины губы и нёба любой сложности. Здесь вопрос не к ним, а к тем, кто должен был организовать лечение ребенку. Почему они не обратились больницы республиканского масштаба? И поверьте, в Корее тоже не все так гладко. Там тоже есть свои плохие врачи. Так как я являюсь мамой такого же ребенка, а также организотором групп в инстаграме и нескольких групп в ватсапе и… Читать далее »

Оксана Фирова
Оксана Фирова
Ответить на  Гаухар
3 лет назад

Уважаемая Гаухар, спасибо за Ваш комментарий к статье и за неравнодушие к данной проблеме. Целью нашей статьи было не обличение казахстанских врачей в некомпетентности. Мы хотели, чтобы люди просто порадовались за Сырыма, которому уже с рождения досталась нелегкая судьба. Посмотрите, пожалуйста, статью и видео наших коллег https://informburo.kz/stati/sami-vylechim-kazahstanskie-mediki-ne-hoteli-otpuskat-rebyonka-iz-detdoma-na-operaciyu-v-koreyu-.html там есть интервью с лечащим врачом Сырыма и интервью южнокорейского профессора. Это наглядный показатель разницы взглядов двух специалистов на сложный случай Сырыма и на проблему двусторонней расщелины неба в целом. С нашей стороны это «просто закрыть дырку», а со стороны зарубежных врачей это сложная операция, при которой учитываются многие анатомические особенности. Что касается… Читать далее »

Анжела Брыкова
Анжела Брыкова
Ответить на  Гаухар
3 лет назад

Добрый день! Что то я сомневаюсь по поводу члх у нас , в Казахстане. Увы, есть проблема у сына. Обращались к разным специалистам, нам даже толком не дали консультации… вынуждены искать в России. Но это все очень дорого и нам не по карману. Наверное, если бы была фмнансовая возможность,;обратились бы к специалистам другого государства…

Гаухар
Гаухар
Ответить на  Анжела Брыкова
3 лет назад

Если нужна какая то информация по члх могу дать.

Евгения
Евгения
Ответить на  Анжела Брыкова
3 лет назад

Анжела. А в чем именно вы сомневаетесь? Я очень довольна результатом, например. И члх замечательный, и ортодонт, сейчас в логосадик пошли. Напишите, я вам помогу, отвечу на ваши вопросы

Елена
Елена
Ответить на  Гаухар
3 лет назад

О чем вы говорите? В статье правильно сказано, что в казахстане такие операции делают ооочень поздно. Казахстан даже и не рассматривала для операций. И не надо никого защищать….. что то есть, правда. Казахстану еще оочень далеко до уровняхотя бы российского.У меня тоже такой ребенок и прооперировались мы в россии две операции были сделаны до 14 месяцев. Речь у ребенка отличная и без логопедов.

Гаухар
Гаухар
Ответить на  Елена
3 лет назад

К Вашему сведению, члх Утепов Д.К (Алматы) оперирует губу, нос и часть твердого нёба с 4 месяцев, с 1.2 года оставшуюся часть твердого и мягкое небо. В Астане оперируют на третий день после рождения. Я знаю, о чем говорю. Я активно продвигаю информацию по КЗ. Создала группу в инсте, несколько групп в ватсапе. В инстаграме можно посмотреть работы до и после. Все отлично у нас в Казазстане с члх. У нас плохо с информацией и с соблюдением законов.

Евгения
Евгения
Ответить на  Елена
3 лет назад

Елена. И мы прооперировались, в 16 мес сделали небо. Насчет речи многое от самого ребенка зависит. У нас в группе есть дети, которые говорят, а есть, которые не говорят. Я не говорю за всю медицину. Только за детскую члх. В Казахстане она на достаточно высоком уровне. Да, не все врачи. Но они есть.

Дина
Дина
Ответить на  Гаухар
3 лет назад

К сожалению, наша медицина и южно-корейская — это небо и земля. Говорю ответственно, так как очень хорошо знаю это.

9
0
Мы будем благодарны вам за комментарий x
()
x