Репортаж из единственного в Казахстане приемного отделения как в сериалах

На фото вы видите разноцветные полосы, расчерченные на полу приемного покоя ГКБ №4. Это не напоминание о прошедшем спортивном старте и не украшающий элемент. Эти полосы разграничивают направление движения потоков пациентов внутри больницы. Красная – от входа сразу в противошоковый кабинет или реанимацию. Зеленая – от стойки регистрации в смотровую кабинку, где пациента сразу осмотрят все необходимые специалисты, и от смотровой кабинки в отделение. Желтая – от ресепшна в кабинку, а оттуда – на выход, домой.

«Эксперт здоровья» подготовил репортаж о работе единственного в Казахстане приемного отделения, работающего по принципу Emergency Room. Журналист Ольга ХОДОРЕВА-ПАСТУХОВА и фотограф Татьяна БЕГАЙКИНА разузнали, как изменилась жизнь сотрудников и пациентов приемного покоя нового образца – как в американском сериале «Скорая помощь» 1994 года с Джорджем Клуни в главной роли. Это история о пациентоориентированности, «Авиценне», вертолетах, электронных историях болезни и министре, в ночи посещающем больницу.

Главврач СЕЙДУМАНОВ

ГКБ №4 – одна из самых старых больниц Алматы, она открыта в 1941 году. В 2012-м больница сильно изменилась: после строительства нового корпуса в виде шестилистника площадь лечебного учреждения выросла до 57 000м2. Сегодня ее возглавляет Манат Турарович СЕЙДУМАНОВ. В целях ротации кадров он был переведен сюда 1,5 года назад, ранее он в течение 5 лет успешно возглавлял алматинскую Больницу скорой неотложной помощи (БСНП). В феврале 2016 года, когда его назначили, до Универсиады оставался ровно год, необходимо было продумать вопросы эффективного оказания высококвалифицированной медицинской помощи.

Слева: главный врач Манат Турарович СЕЙДУМАНОВ Справа: замглавврача Канат Марденович ТЕЗЕКБАЕВ

– Как раньше было организовано приемное отделение?

– Как вы могли увидеть, у нашей больницы огромная площадь, старый и новый корпуса в сумме 57 000 м2. Новый корпус был построен в 2012 году по президентской программе «100 школ, 100 больниц». Он достаточно отличается от советских типовых больниц, где было принято строить больницы отдельными корпусами, разбросанными по территории. Новый тип больниц предполагает единое, блочное, компактное расположение, что рационально и удобно для медперсонала и пациентов. Больница имеет большую площадь, ее содержание достаточно проблематично с хозяйственной точки зрения. Но имеет смысл при чрезвычайной ситуации и массовом поступлении – одномоментно 200–250 человек. Тогда в этих огромных коридорах и холлах можно развернуть эвакуационный пункт для нескольких тысяч человек.

При этом при проектировании приемного покоя не были учтены эти потребности. Форма стала новой, а содержание осталось прежним: модель приемного покоя осталась советской, как в поликлинике с многочисленными кабинетами, когда больной должен пройти сам не менее 6–7 кабинетов. А у нас 70% поступающих – экстренные, которые нуждаются в срочной медицинской сортировке и немедленном оказании помощи. По нормативам Минздрава Казахстана в приемном покое для постановки диагноза есть 1 час. Но фактически мало кто укладывается в этот «золотой» час, в том числе из-за «поликлинического», узкого подхода с многочисленными кабинетами, которые пациент до постановки диагноза должен обойти сам.

emergency room

– Вы изучали вопрос организации приемного покоя в разных странах? Какие модели есть?

– Мы изучали несколько общепризнанных моделей организации приемного покоя. Я посещал больницы в различных странах, соответственно, везде обращал внимание, как организована работа приемных отделений.

Интересно, например, отделение неотложной помощи в Израиле – эта страна живет в режиме террора каждый день. Израильское общество очень мобилизованное, что видно и в сфере медицины – они ориентированы на оказание экстренной медицинской помощи при массовых поступлениях. Интересен опыт клиник Южной Кореи – там сейчас многое заточено под медицинский туризм. Соответственно, вся организация процесса в больнице развернута в сторону иностранного туриста: переводчики, кафе с европейской пищей, международный отдел и соответствующий промоушн. В Финляндии же, где достаточно высокая продолжительность жизни и много пациентов старшей возрастной группы, очень много связано с безбарьерным оказанием медицинской помощи этому контингенту, имеется яркая внутрибольничная навигация. Это видно по большому количеству людей, без проблем передвигающихся на колясках.

приемное отделение ГКБ № 4

– Какую модель выбрали вы и почему?

– Мы создали новую, свою, адаптированную к казахстанским реалиям модель, так называемую Emergency Room. Структура конкретно нашей больницы схожа с американской. Мы – многопрофильная больница, чья основная специализация – травматология. Есть также экстренная хирургия, урология, гинекология, инсультный центр, терапия, но именно травма и ожоги – первоочередные. Американцы отлаженно работают именно с травмой, у них самая низкая смертность по этому типу поступлений.

По новой системе врачи повернулись лицом к пациентам, выйдя к ним из кабинетов. Это называется мультидисциплинарный прием. С точки зрения врача: специалист не ждет заключения коллеги, а коллеги осматривают пациента параллельно; врач приемного покоя заинтересован получить как можно больше компетенций, чтобы в случае необходимости провести осмотр самостоятельно и самому, например, сделать УЗИ-исследование на мобильном УЗИ-аппарате. С точки зрения пациента: ему не надо бегать по кабинетам, все врачи осматривают его в кабинке в приемном покое, диагноз ставится гораздо быстрее. По нормативам – за 1 час, де-факто – за 30–40 минут.

Замглавврача ТЕЗЕКБАЕВ

После встречи с главврачом в поисках интересных деталей мы отправились беседовать с заместителем главного врача 4-й ГКБ, главным внештатным травматологом Алматы Канатом Марденовичем ТЕЗЕКБАЕВЫМ.

– Ночью 4 мая 2017 года к вам в приемное отделение внезапно ночью приехал министр здравоохранения Елжан Амантаевич БИРТАНОВ и сделал об этом пост на Facebook. Вы действительно ничего не знали?

– Да, было такое. Министр прилетел из Астаны в Алматы, чтобы отправиться в Грузию. Пересадка в аэропорту Алматы – 3 часа. И он решил навестить нашу больницу, которая находится в 10 минутах от аэропорта. Я потом по камерам смотрел: зашел спокойно без сопровождения в 00:20, через 40 минут отбыл. Подошел к стойке фронт-офиса приемного покоя, представился, понаблюдал. Я потом сокрушался, что никто не сообщил. Узнал, как и все, из поста в социальной сети. Но то, что он остался доволен, хорошая оценка нашей работе.

ГКБ № 4 врачи в приемном покое

– Мы уже знаем, что врачи повернулись лицом к пациенту. Что еще изменилось в приемном покое?

– Главными принципами приемного отделения по типу Emergency Room являются пациентоориентированность и мультидисциплинарный подход. Чтобы реализовать это, мы по президентской программе «Цифровой Казахстан» также в 2016 году начали внедрять в приемном покое и всей больнице электронные версии историй болезни. Если раньше история болезни была большим бумажным талмудом, то сейчас она в электронном виде и распечатывается только в день выписки, до этого все диагнозы и анализы заносятся через компьютер. По сути, Emergency Room организована по принципу «одного окна», как в ЦОНе. Мы установили казахстанское программное обеспечение, называется «Авиценна».

– Какое интересное сравнение, действительно принцип «одного окна»…

– Смотрите: пациент находится в кабинке на кушетке, к нему самостоятельно подходят все специалисты, от гинеколога до невропатолога. Допустим, женщина упала с высоты. У нее исключат сотрясение головного мозга, перелом ребер, перелом позвоночника, тупую травму живота. Поставив диагноз, произведут сортировку: по красному уровню – сразу в реанимацию, по желтому уровню – увезут в отделение или на обследование, по зеленому уровню – после оказания помощи отправят домой.
Более того, сейчас пациенты ГКБ №4, как и во всем мире, классифицируются по цветным браслетам со штрих-кодом. Сканером за секунду считывается штрих-код с ИИН с удостоверения личности, присваивается больничный штрих-код. Нет такого, как раньше: спрашивали фамилию, смотрели в историю болезни, вписывали туда что-то. Просто считывается штрих-код, и медперсонал видит на компьютере всю информацию, от паспортных данных до анализов, которые мгновенно после публикации сотрудником лаборатории будут доступны врачу отделения. Также в операционной устанавливают любой имплант, заносят на карту этого пациента. Это значительно облегчает работу.

кабинки для пациентов

– Что изменилось в работе врачей?

– С появлением Emergency Room появляется новый термин «врач emergency room», emergency-доктор. Допустим, хирург дополнительно прошел обучение на УЗИ, ФГДС или по снятию и чтению кардиограммы и может сам провести это исследование, не приглашая дополнительного специалиста. Повышение квалификации персонала, его широкое мышление позволят в перспективе рационализировать работу приемного отделения, сократив количество сотрудников в одной смене. Например, вместо 4 дежурных травматологов и 6 узких специалистов в приемном отделении в смену смогут работать 2 травматолога и 2 узких специалиста. Сократится время приема. Освободившиеся специалисты смогут сосредоточиться на работе в отделениях, уделяя больше времени пациентам на стационарном лечении.

операционная

– Вырастут ли в связи с этими переменами престиж и оплата труда врача приемного покоя?

– Конечно. Врач emergency room во всем мире считается одним из самых квалифицированных и востребованных специалистов. Насчет оплаты – в ГКБ №4 есть комиссия по дифференцированной оплате, я, кстати, являюсь ее председателем. Так вот, за дополнительные навыки дифференцированная оплата может быть повышена в 2–3–5 раз. По сути, один квалифицированный доктор заменит нам несколько вспомогательных врачей функциональной диагностики. Если же он будет сомневаться, то всегда сможет запросить помощи у коллег – это не зазорно, коллегиальные решения поддерживаются, обычная практика.

Молодой врач у нас получает около 90 тысяч тенге при работе сутки через двое, с учетом дифоплаты в 2 раза он может получать 180 тысяч тенге. Доктор с опытом 10 лет может зарабатывать 140 тысяч тенге, дифоплата с коэффициентом 2 поднимет его зарплату до 280 тысяч тенге. Дополнительные квалификации врач получает в институтах последипломного образования за счет клиники.

– А что меняется с точки зрения пациента?

– Сейчас мы придерживаемся принципа, что пациенту должен быть выставлен диагноз в течение 40 минут, затем он сразу поступает в отделение и в случае необходимости операции будет прооперирован в тот же день. Раньше в лучшем случае операция проводилась на следующий день. Цифровой подход также упростил порядок бесперебойной выдачи изделий медицинского назначения. Если раньше их заказывали и ждали день-два-три, то сейчас они все приобретены и лежат стерильные в приемном покое. Могу сказать, что прямо сегодня мы можем прооперировать любого пациента с травмой от пятки до позвоночника.

Что касается статистики смертности – она снижается. Например, у нас в разы с начала 2017 года, за первое полугодие, снизилась смертность от болезней системы крови. В прошлом году этот показатель за 6 месяцев был 63 человека, на сегодня –25 человек.

За сутки количество обращений в приемное отделение в среднем составляет 160–190. На одного врача в среднем приходится 12–15 пациентов, на одну медсестру – 20 пациентов.

– Я вижу, что у Вас на экране компьютера отображается видео со множества камер наблюдения.

– Я скажу Вам даже больше: у главврача и его замов доступ к этим видео есть даже с мобильного телефона, там тоже «Авиценна» установлена. Например, вот в моем мобильном телефоне мы видим приемное отделение. Я могу вечером из дома зайти и увидеть, к примеру, что пациент сидит на каталке. Если через 10 минут я увижу его все так же сидящим на каталке, то позвоню и узнаю, почему им никто еще не занялся.

– Врачи знают, что Вы их контролируете? Улучшилась ли дисциплина или как-то иначе это отразилось на работе?

– Конечно, все знают. Видеонаблюдение – это ни в коем случае не карательная функция, не для того, чтобы наказывать. Это больше с целью консультативной помощи сделано. Например, я имею доступ к истории болезни, где есть все исследования, и могу дать подсказку врачам. Или же поступает жалоба от пациента или его родственников – тут же при них открываю историю болезни и уточняю, смотрю. Бывает, что сразу же жалоба отзывается. Вообще, за январь-июль 2017 года у нас нет ни одной обоснованной жалобы. Конечно, совсем избавиться от них нельзя. Есть, например, костно-гнойное отделение, пациенты которого измучены болезнью, и у них малейшее неудобство становится поводом для жалобы. Я считаю, что все же главной причиной недовольства были очереди, которые унижают, заставляют доказывать, что твоя проблема важнее, чем проблема другого человека. А проблему с очередями мы решили.

– Говорят, у вас есть вертолетная площадка?

– Да. Вертолетная площадка была открыта к Универсиаде, двух человек даже доставляли к нам. Она расположена за территорией больницы, на соседнем участке, до приемного покоя 2 минуты оттуда. В будущем мы планируем использовать ее, если будут серьезные травмы в горах, массовые поступления. Также вертолетная площадка в Алматы есть в ГКБ №7 в Калкамане. Ее наличие позволяет в разы сократить скорость оказания помощи с момента получения травмы.

В перспективе она будет актуальной и для повседневной жизни города: ДТП становится все больше, а уровень пробок только растет. Для этого, правда, нужны будут маленькие вертолеты – еврокоптеры, стоимость их эксплуатации значительно ниже, чем больших вертолетов. Взять мировую статистику. В США, Великобритании, Франции, Германии дорожно-транспортных происшествий происходит гораздо больше, а пациентов умирает гораздо меньше, потому что скорость доставки с места травмы гораздо выше.

Главными принципами приемного отделения по типу Emergency Room являются пациентоориентированность и мультидисциплинарный подход. Чтобы реализовать это,
мы по президентской программе «Цифровой Казахстан» также в 2016 году начали внедрять в приемном покое и всей больнице электронные версии историй болезни.

электронная версия истории болезни

Травматолог ХАЙРОЕВ

Непосредственно экскурсию по приемному покою для нас проводит врач-травматолог Магадин Микаилович ХАЙРОЕВ, работающий в ГКБ №4 с момента окончания медвуза в 2006 году. Он на время отпуска Руслана Мамедовича МАХМУДОВА исполняет обязанности заведующего приемным покоем. Сегодня утром у него закончилось суточное дежурство, но он останется до 18:00, чтобы контролировать работу Emergency Room. Нам показывают зал ожидания. Для улучшения условий пребывания сопровождающих родственников создан зал ожидания с необходимым минимумом услуг для комфортного пребывания: холодные и горячие напитки, телевизор, наглядная информация об истории больницы, экран с онлайн-трансляцией из соседнего зала приемного отделения.

 Магадин Микаилович ХАЙРОЕВ

– Какой путь проходит пациент, поступая в Emergency Room?

– Реструктуризация приемного отделения была проведена 20 мая 2016 года. С тех пор время приема, осмотра и обследования пациента сократилось до 1 часа. Значительного сокращения времени пребывания пациента в приемном покое удалось достичь за счет того, что их обследование и забор анализов проводятся на одной кушетке. Пациент больше не ходит по кабинетам, все специалисты сами приходят к нему. Мультидисциплинарный осмотр также позволяет быстро определить тактику ведения пациента. Кроме того, оптимизированы потоки движения пациентов по отделениям с помощью цветных браслетов со штрих-кодом.

– А где престижнее работать врачу – в отделении или в приемном покое?

– В последнее время престиж приемного покоя повысился. В приемном покое работают врачи высшей категории, имеющие 2 и более сертификата по смежным специальностям. Весь медперсонал обладает навыками сердечно-легочной реанимации. Согласно штатному расписанию, дежурная бригада состоит из 17 врачей: 4 травматолога, 3 хирурга, 2 гинеколога, 1 уролог, 2 терапевта, 1 нейрохирург, 1 невропатолог, 1 УЗИ-врач, 1 рентгенолог, 1 эндоскопист. Также 15 медсестер и 3 санитарки.

За сутки количество обращений в приемное отделение в среднем составляет 160–190. На одного врача в среднем приходится 12–15 пациентов, на одну медсестру – 20 пациентов.

Чтобы достичь стандартов лечения ведущих клиник, нам еще необходимо обучить весь старший и средний медперсонал смежным специальностям: УЗИ, ФГДС, эндоскопии, ЭКГ, сердечно-легочной реанимации. Тогда мы сможем оптимизировать дежурную бригаду до 8 врачей: 2 травматолога, 2 хирурга, 1 гинеколог, 1 терапевт, 1 невропатолог, 1 нейрохирург. Медсестер в одной смене будет 7.

осмотр пациента

– Стало ли легче работать с появлением электронной истории болезни?

– Внедренная электронная версия «Авиценна» помогла сократить время на оформление медицинской документации. «Авиценна» позволяет одномоментно направлять пациентов в лабораторию, на рентген, УЗИ и т. д. и получать результаты обследования в электронном виде через 10–15 минут, когда больной еще находится в приемном отделении. Основными преимуществами данной информационной системы являются интеграция с серверами электронного здравоохранения, голосовой ввод данных, информационная безопасность, возможность удаленного контроля за выполненными назначениями и административный контроль за документооборотом.
Именно благодаря электронной системе значительно сократилось время на оформление меддокументации, подготовку отчетов, заключений и т. д. И пропускная способность приемного покоя выросла более чем в 1,5 раза.

– Сколько человек в день проходит через приемный покой?

– В среднем 160–190 пациентов. Из них 50–55% составляют пациенты травматологического профиля. Примерно половину из них привозят бригады скорой помощи, еще половина – самообращения.

В основном самообращения идут в травмпункт. Но есть и пациенты с хроническими заболеваниями терапевтического, неврологического и хирургического профиля. Так как запись в поликлинике идет на несколько дней вперед или же врач отсутствует по разным причинам (отпуск, нехватка специалистов), то они, минуя поликлинику, обращаются к нам. В результате идет дополнительная нагрузка на врачей приемного покоя. По правилам эти больные должны проходить обследование и лечение на уровне поликлиники, их должен вести участковый врач.

Медсестра ОМАШБЕКОВА

Старшая медсестра приемного отделения Арман Машетовна ОМАШБЕКОВА рассказывает и показывает нам, как происходит сортировка больных при поступлении:

Арман Машетовна ОМАШБЕКОВА

– На входе в приемный покой у нас стоит координатор, он узнает у фельдшера/врача скорой помощи, по какому поводу привезли пациента. Например, неврология. Координатор сразу определяет пациента в одну из 6 кабин, где в момент осмотра задергиваются шторы. Фельдшер скорой помощи более подробно сообщает о статусе пациента, в кабину следуют необходимые специалисты: терапевт, невропатолог, хирург, уролог, травматолог. Теперь пациент не ждет своей очереди.

После осмотра врачей на пациента надевается бирка со штрих-кодом, назначаются анализы. На бумаге ничего не пишется, у медсестер в руках планшеты, они быстро там вбивают данные. К пациенту с необходимым инвентарем на каталке подходит медсестра процедурного кабинета. Если нужно, на каталке пациента отвезут на рентген, установленный здесь же. Для удобства медперсонала доступ к электронной истории болезни можно получить с большого планшетного компьютера-стойки, установленного у входа в приемный покой. Для удобства пациента на соседней стене можно увидеть полный список врачей дежурной бригады, заведующего приемным покоем и главного врача – напротив каждого специалиста написан его номер телефона. Все максимально прозрачно.

Чтобы разграничивать персонал, у нас введена разноцветная форма. Врачи – в форме синего цвета, медсестры – красного, медбратья – темно-синего, санитары – лилового. Это очень удобно. Я, окинув взглядом приемный покой, вижу, кто, чем, на каком участке занимается.

Фото: Татьяна БЕГАЙКИНА

Отправить ответ

2 Комментарий на "Emergency Room"

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
Сортировать по:   новые | старые
Ермек
Гость
Ермек

Как записаться на прием контактов нету

Ольга Ходорева-Пастухова
Гость
Ольга Ходорева-Пастухова

Здравствуйте, Ермек! В приемное отделение 4 ГКБ пациентов доставляют либо на скорой, либо они приходят самообращением. Здоровья Вам!

wpDiscuz