Социальные сети

Социальные сети за последние три-пять лет стали самыми крупными и посещаемыми интернет-ресурсами в мире. По официальным сведениям, предоставленным администрацией «ВКонтакте», на их сайт ежедневно заходит более 25 млн человек. В то же время родители бьют тревогу: раньше была одна напасть — компьютерные игры с кровью и монстрами, а теперь подростки убивают целые дни на виртуальное общение. Но есть ли в этом здравый смысл, или беспокойство вызвано природной склонностью человека к консерватизму?

Все как всегда

Несколько лет назад, на пике дискуссий о вреде компьютерных игр с обилием сцен насилия, я наткнулась на статью с очень небанальным углом зрения. Автор анализировал сетевые игры и дворовые, которые с такой ностальгией вспоминают наши папы и мамы. Вывод, сделанный им, был таков: с точки зрения развития ребенка нет разницы, встречается ли он со своими сверстниками во дворе или целый день бомбит монстров по сети. Лишь бы партнеры по игре были настоящими живыми людьми, и не важно, живут они в этом городе или за тысячу километров. Главное, что во время интернет-баталий навыки командного взаимодействия развиваются точно так же, как при беготне во дворе. При этом была дана ссылка на исследование, в котором утверждалось, что гиперактивность и жестокость компьютерные игры провоцируют у детей, имеющих к этому склонность в силу генетики или воспитания.

Да, есть огромный минус — снижение физической активности. Но если у вашего ребенка день забит кружками и бассейнами, то вообще-то так даже и лучше. Лет двадцать назад, устав после таких нагрузок, он бы точно не смог реализовать еще и потребность в командных играх. Так что принцип остается один на века: все хорошо к месту и в меру, а общественная истерия вокруг нового явления — не более чем страх перемен, свойственный человеку от природы.

Одно явление заменяется другим, но суть остается неизменной. И, скорее всего, если ребенок все больше уходит в виртуальный мир, это повод задуматься не о вреде новинок, а о том, что не так в реальной жизни и семье.

Социальные сети — примета времени?

Сейчас похожее по силе осуждение встречает времяпрепровождение в социальных сетях. Родителям кажется, что дети перестали общаться со сверстниками в реальной жизни. Здравый смысл подсказывает задуматься, что мы делали лет пятнадцать назад, когда не хватало общения. Я вот, например, прекрасно помню, как родители ругали за огромные счета за телефон, когда не было не то что безлимитных соединений, а интернета в принципе. А что прикажешь делать? Во дворе с компанией не сложилось: вышла однажды погулять, попыталась пристроиться к игре, меня обругали, домой ушла в слезах и больше с дворовыми подружиться не пыталась. Единственная подружка, с которой было приятно пообщаться, жила в другом районе, и родителям было некогда нас друг к другу возить. Два-три часа разговоров по телефону были необходимы, как хлеб насущный. Я уверена, что в наши дни, когда безлимитный интернет стоит пятнадцать-двадцать долларов в месяц, это здорово сохраняет семейный бюджет. Даже подумать страшно, во сколько тогда обходилось родителям то, что я целый день после школы сидела дома одна.

Подростки тратили огромную долю дня на общение со сверстниками во все времена. Старшее поколение родители не могли загнать домой со двора. Нас — оторвать от телефона. Нынешние школьники день и ночь стучат по клавишам. Оболочка сменилась, суть осталась той же: общение и стремление к признанию как одна из важных потребностей возраста.

Кибервек и квазиобщение

Один из распространенных упреков в адрес социальных сетей — подмена реального взаимодействия между людьми виртуальным, ненастоящим. Для этого даже есть специальный термин — «квазиобщение». Страх родителей в этом случае сводится к тому, что дети как будто бы не получают опыта взаимодействия с реальными людьми. Пришлось мне сходить в интернет и разобраться с термином.

Автор статьи, в которой мне встретилось понятие квазиобщения относительно виртуальных сетей, приводил в качестве примера привязанность зрителя к сериалу или телепередаче, которую человек смотрит настолько часто и с таким увлечением, что ему кажется, он лично знает ведущего как родного. Приведу пример проще. Каждый день в новостях всплывают сообщения о смерти великих актеров, звезд музыки, общественных деятелей. Большинство из них вы пропускаете равнодушно, от других испытываете острое чувство сопричастности, хотя никогда в жизни не были лично знакомы с тем человеком. У меня, например, за год оно возникло дважды, когда умерли Майкл Джексон и Людмила Гурченко.

И если посмотреть на это убеждение критически, то окажется, что мы столкнулись с очередным случаем подмены понятий уже для взрослых. Квазиобщение подразумевает как бы одностороннее взаимодействие, отсутствие двустороннего контакта. Мы об актере или звезде знаем, а он о нас нет. И дело мы имеем действительно только с тем, что для нас отфильтровывает армия менеджеров, эфирное время и маркетологи.

При общении в социальных сетях, чатах, блогах и прочих ресурсах у нас все-таки есть возможность завязывать двусторонние контакты и точно так же обмениваться впечатлениями и опытом с другими людьми, как это происходит при личном контакте или разговоре по телефону. Помните, как широко в Советском Союзе практиковалась дружба по переписке? Даже специальный раздел в каждом журнале такой был, где можно было найти друзей по интересам из разных дружественных республик. Это очень поощрялось, и если ребенок часами писал письма то в Грузию, то в Эстонию пионерам-ровесникам, это вызывало только одобрение. Причем специализация площадок по интересам была схожей с современной. В «Науке и жизни» один контингент читателей, а в «Кройке и шитье» — совсем другой, и между собой они контактировали так же мало, как нынешние завсегдатаи эзотерических форумов и клуба любителей «Спартака».

Только вот раньше письма шли неделями в одну сторону, теперь — меньше минуты. Интернет просто предоставляет возможности быстрого обмена информацией. По-моему, это сближает такую переписку с реальной дружбой: опыт, которым делишься с корреспондентом, прокиснуть не успевает.

Анастасия Мартьянова, психолог:

«Ритм жизни ускоряется, и в последние годы грань между личным общением и перепиской непривычно размывается. Этому, кстати, посвящает дипломы и диссертации множество молодых психологов, философов и филологов.

Что касается опасений по поводу своевременности и полноценности развития подростков, то тут стоит учитывать следующее: в любом возрасте человеку необходимо общение, признание и впечатления. Организовывать собственный досуг так, чтобы этого постоянно хватало, — настоящая череда проектов. Это же надо думать, тратиться и расти. Гораздо проще сидеть на месте и подчиняться привычному течению жизни, что подтверждает обилие пользователей социальных сетей среди офисных работников очень средней руки. Это замечание в сторону взрослых людей активного возраста.

Если подросток пропадает в социальных сетях, возможно, взрослые потеряли с ним контакт. Жизнь, которую он ведет там, стала реальнее, чем у себя дома. Впрочем, узнать, куда он стремится в этой своей виртуальной жизни, подчас так же сложно, как распознать его компанию среди дворовых. С другой стороны, мне кажется, если бы люди позднего пенсионного возраста могли заниматься такой перепиской — а для этого нужно не только перестать бояться технических новинок, но и иметь некую критическую массу друзей по переписке, которую в их возрастной группе сформировать достаточно сложно, — то это очень благотворно сказалось бы на их психологическом комфорте и самочувствии».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz