Малоимущие и многодетные семьи

Мы берем на попечительство малоимущие и многодетные семьи. Не важно, кто ты – директор фирмы или рядовой менеджер компании, если с твоей помощью один отдел одной организации возьмет на попечительство одну малоимущую семью, ты увидишь, как эти дети идут в школу и у них есть рюкзаки, у них есть обувь и одежда, у них есть зимние шапки! Это так вдохновляет. Это заставляет тебя задуматься: ты хочешь купить третью куртку или ты купишь одну, но еще двое людей благодаря тебе будут ходить в тепле? Ты хочешь обновить свой айфон, потому что вышла новая модель, или ты все же походишь с предыдущей моделью, а часть этих денег можно направить туда, где они сейчас очень нужны?

Но, конечно, просто так отдавать деньги нельзя. Нужно помнить о регулярности, ответственности и мотивации.

Больницы

Мне постоянно твердят: «Ну что ты ходишь в эти онкологии? Проводила бы больше времени со своими детьми. Как ты вообще можешь на все это смотреть?»

«Я не могу. Я не могу. Я как вижу смерть… нет, я не могу. Я не такая черствая, как ты. Не такая циничная», – сказала мне однажды одна моя подруга, «и слезы текли рекой по ее бриллиантовым серьгам, попадая прямо на норковое манто».

…каждый день я слышу просьбы от детей в наших чатах и сообществах. Ты не поверишь, не всегда они просят планшеты и компьютеры. Они просят манты. Просят: «Мам, я хочу пирог». А маме негде его взять…

А я сижу и думаю: «Черт возьми, я вот прям тоже переживаю за тебя. Ты такая ранимая натура. Но ведь ты можешь не ходить к этим детям. И не нужно даже передавать никаких денег. Я вообще никогда не беру денег с людей. Права не имею. Но ты представь, что в онкологии уже полгода лежит ребенок. После ампутации, после химиотерапии. Он лежит с мамой, которую, к сожалению, не кормит ни одна больница. Квота выделяется только на ребенка, но мама должна лежать с ним. И каждый день я слышу просьбы от детей в наших чатах и сообществах. Ты не поверишь, не всегда они просят планшеты и компьютеры. Они просят манты. Просят: «Мам, я хочу пирог». А маме негде его взять, потому что она живет за тридевять земель, а там еще четверо детей с безработным папой. Они не знают, на что купить уголь, чтобы не замерзнуть зимой, какой уж тут пирог. Она не может заказать этот пирог по телефону или через Интернет. Она ничего не может. Мама не знает, что ей самой сегодня есть. Она доедает то, что не доел ее ребенок. Не потому что у нас плачевная ситуация в системе здравоохранения. Просто некоторые малоимущие мамы банально не могут оплатить себе питание, тем более в течение полугода. Все средства, которые у них есть, они вынуждены тратить на дополнительные препараты для восстановления ребенка. Не всегда государство способно обеспечить полный пакет медикаментов».

И я спросила свою подругу:

– Ты можешь один раз в неделю печь пирог?

В ответ она сделала большие глаза:

– А это поможет?

Поможет! Одна моя девочка 2 года лежала в онкологии. Сейчас она находится в ремиссии. Живет в ауле. Но после выписки из больницы она каждые выходные приезжает с мамой в больницу и привозит пирог и домашние яйца. И знаете, какая у них мотивация? «Мама, а помнишь, как мы с тобой лежали в больнице? Как мы голодали?»

Испеки пирог, он не требует больших затрат. 560 тенге. Я профессионально могу посчитать его себестоимость. Девять кусков для детей, которые после химиотерапии просто хотят домашней еды.

Адель Смит (Фото: Татьяна Бегайкина, место: кафе «Заяц»)

Приемные семьи и детские дома

Мы всегда будем иметь дело с детьми, поломанными системой. В детском доме очень хорошие ребята, но это сложнейшие дети. Это измученная психика. Это дети с тяжелыми жизненными историями. Но им можно и нужно помочь адаптироваться. Не можете взять ребенка из детского дома в свою семью? Ваше право. Мы не все к этому готовы. Но вы можете помогать семьям, которые взяли детей.

Я дружу с семьей, в которой 10 детей – семеро приемных и трое своих. Они живут с ограниченным бюджетом.  Я приезжаю к ним, говорю: «Сегодня я ваша мама-кормилица. Давайте обнимашки». Мы можем жарить котлеты, печь торты. А вы можете сводить их в кино. Потому что у этой семьи просто нет сил и возможности сводить всех десятерых куда-нибудь в кинотеатр или в пиццерию. Они меня называют «воскресная мама». И мы с ними над этим смеемся.

На одну неделю, на один месяц вы тоже можете стать няней для этих детей. Для этого вам вовсе не обязательно жарить котлеты. Вы можете научить чему-нибудь, что знаете сами. Можете провести для них какой-нибудь мастер-класс. Например, научить девочек, как делать маникюр. Или просто провести с мальчиками и девочками беседу, что происходит с их организмом в период взросления. У родителей на это часто не хватает времени. Кроме того, все родители проходят определенный этап недоверия со стороны приемных детей. Ведь для того, чтобы научиться доверять новым людям, ребенку из детского дома нужно время, и не всегда можно надеяться на то, что он подойдет к тебе и сам все расскажет.

Такой благотворительностью можно заниматься с нулевым бюджетом. Не вкладывая никаких материальных средств. Конечно, есть общественные фонды. Это проекты, связанные с финансовой деятельностью. Но есть проекты, которые не требуют денег. Например, можно просто один раз в месяц или в полгода, или один раз под Новый год делать маленькое чудо пусть даже для одного человека. Это будет ваш благотворительный проект. И конечно, нужно помнить о регулярности.

Если я пришла в этот мир, значит, мне дана сила. И я должна истратить ее до конца, прежде чем уйду. Я должна потратить все до единого, потому что я ничего не унесу с собой.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar