Пластическая хирургия для живота

Мне 20 лет. При росте 168 см мой вес составляет 58 кг. Не так уж и плохо, не правда ли? Честно говоря, я долго добивалась этого результата. В детстве я была очень тучным ребенком, в 11 лет весила более 70 кг, так что еще в том нежном возрасте испытала на себе все «прелести» нестандартного размера.

Нет уж, увольте, больше я такого терпеть не хотела: мучила себя голодовками, принимала таблетки, получала синяки на массаже, теряла сознание в спортзале — и своего добилась.

Однако в напоминание о прошлом мне остались не только детские фотографии полной девочки, но и провисший кусок кожи на моем животе. Да, я отношусь к тому типу женщин, у кого удивительно неэластичная кожа не хочет примириться со своим новым положением и, провисая как мешок, портит жизнь. Если вы никогда не сталкивались с этой проблемой, вам не понять, сколько неудобств, трудностей и комплексов вызывает данный факт.

Избавиться от мешка невозможно, это не зависит ни от возраста, ни от причины его возникновения – снижения веса, родов. Атрофированные мышцы в этой области уже не восприимчивы к физической нагрузке, на такую кожу не подействуют ни крема, ни аппараты. Выход есть всего один — отрезать лишнее, медицинским языком — абдоминопластика!

Некоторые говорили, что моя затея — просто блажь, что вполне можно смириться и с таким недостатком, тем более под одеждой все равно ничего не видно. Эти люди не знали, что ниже талии мое тело напоминает кусок дрожжевого теста. Что каждое мое утро начинается с пристального изучения растяжек, слез и проклятий в адрес природы, что на море я не была уже 4 года, потому что пришлось бы надеть купальник, а мысль о том, что надо сильнее втягивать живот, стала моей постоянной спутницей… Хватит. Сейчас или никогда. Избавиться от комплексов можно, только ликвидируя саму их причину, — долой живот!

Первая консультация хирурга

К пластическому хирургу я шла без сомнений, как на праздник. Я знала, главное сделать первый шаг, и Гудвин в белом халате даст мне новый живот и новое ощущение себя. Мне кажется, с другими мыслями вовсе не стоит идти на прием к хирургу. Если вы сомневаетесь — стоит ли ложиться под нож, ответ очевиден — не стоит!

В своем стремлении сделать себя красивей я была не одинока, о чем свидетельствовала длинная очередь на прием к гуру пластической хирургии. Напротив меня сидели сплошь привлекательные, ухоженные, интересные дамы, но, поскольку они находились именно там, разглядывая их, я невольно начинала искать недостатки, пыталась понять причину, по которой они могли оказаться в клинике: подтянуть ли грудь, уменьшить нос, сделать узкую талию?… Такое же недоумением читалось и в их взгляде, обращенном на меня: совсем молоденькая девушка, с виду, может быть, даже школьница, в потертых джинсах и кедах с разноцветными шнурками, не страдающая ни ожирением, ни бросающимися в глаза дефектами внешности… Что она здесь делает?

Ответ прост: каждая из нас, сидя в очереди к хирургу, скрывала под одеждой и макияжем свои недостатки, а в головах — свои комплексы, каждая пришла сюда с одной целью — изменить свою жизнь к лучшему.

«А вам-то сюда зачем?» — никак я не ожидала услышать такой вопрос, заходя в кабинет врача. За столом сидел улыбчивый мужчина с добродушными голубыми глазами, глядевший на меня с не меньшим любопытством, чем я на него.

«Операцию хочу делать», — мой ответ вызвал еще большую улыбку.
«Вы? Куда вам? Посмотрите на себя, вы прекрасно выглядите! Никакая операция вам не нужна — уходите отсюда», — к такому повороту событий я не была готова. Направляясь в клинику, я была уверена, что частный хирург найдет еще тысячу недостатков, помимо моего живота: предложит уменьшить бедра, увеличить грудь, вколоть ботокс в лоб… Когда первым делом он начал отговаривать меня от хирургического вмешательства в мое еще молодое тело, я поняла, что попала к настоящему, хорошему ВРАЧУ, который давал клятву «не навреди» и честно исполняет ее, вне зависимости от экономической ситуации.

Я заверила хирурга, что действительно имею веские основания находиться в его кабинете, и в доказательство показала свой отвисший живот. Внимательно осмотрев меня, врач пришел к выводу, что мои беспокойства небезосновательны, и в моем случае действительно может помочь только абдоминопластика: «вот здесь кожу срежем, вот тут мышцы сошьем, чтобы они нормально функционировали, учтите, ниже живота останется шрам сантиметров 15». Мне выдали направление на обследование и назначили день операции…
Процесс был запущен.

День первый

17.00 — я поступаю в больницу. Честно говоря, очень странное ощущение. Абсолютно здоровая, улыбчивая, я, захватив с собой белье, зубную щетку и книжку, буквально прибегаю в больницу. Уже завтра я буду лежать на операционном столе, под наркозом. Мне будут делать не самую легкую операцию. После — будет больно. И на все это я иду добровольно. Однако окружающая меня обстановка не напоминала больницу в привычном смысле слова. Зеркала и мрамор, приятная женщина, записывающая паспортные данные и выдающая ключи от номера — назвать это палатой язык не поворачивается — все это скорее напоминало очень неплохую гостиницу, чем клинику. Но договор, который я должна была подписать, вернул меня на землю: не вдаваясь в юридические подробности, я согласилась на то, что не буду иметь претензий к врачам даже в случае летального исхода. Конечно, при условии, что они сделают все, что в их силах, дабы операция прошла успешно… Это немного пугало.

Но… разве может со мной хоть что-то случиться? Ведь у меня столько еще неосуществленных жизненных планов… и вообще, у меня еще не сдана сессия. Я подписала документ.

Некоторые процедуры перед сном, таблетки, еще раз обговариваем с медсестрой план завтрашней операции… Уснуть в ожидании следующего дня не так уж и просто.

День второй, утро

День абдоминопластики настал. Будить меня долго не пришлось. Все завертелось: процедуры, флюорография, рентген — врачи должны быть уверены, что я полностью здорова и ничто не помешает нормальному течению операции. В отдельной комнате специально обученный человек делает фотографии моего живота: вдохни, выдохни, втяни, расслабься, наклонись. Я знаю, это мои последние фотографии «ДО», последняя фотосессия моего уродливого «фартука» из кожи.

И вот меня, абсолютно здоровую — это только что выяснили, — посадили на каталку. И я уже не принадлежу себе. Меня раздевают и одевают, трогают, осматривают, щупают. Теперь я во власти всех этих людей в белых, салатовых и голубых халатах. Это была далеко не первая операция в моей жизни, но в этот раз я не испытывала обычный для такого случая страх, что не смогу контролировать ситуацию, что моя жизнь окажется в руках незнакомых мне людей. По тому, как со мной говорили, сколько внимания уделяли каждому моему движению, вздоху, взгляду, я чувствовала, что я в безопасности.

Как всегда перед операцией, я выражаю анестезиологу сомнения, подействует ли наркоз… дальше ничего не помню.

Продолжение

Поделиться:

FacebookTwitterVkontakteOdnoklassniki

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Уведомление
avatar
wpDiscuz